Огюст монферран

Эль Греко посвящается. Рельефные картины Никоса Флороса (Греция)

Греческий скульптор Никос Флорос в год 400-летия со дня смерти Доменико Феотокопулоса, известного как Эль Греко (1541, Кандия – 1614, Толедо), желая отдать должное замечательному художнику греческого происхождения, создал две превосходные монументальные работы в уникальной технике. Скульптор был вдохновлен работами Эль Греко, маньеризмом художника венецианской школы, следующего византийской традиции, в которой цвет преобладает над линиями.

В 1563 Эль Греко в возрасте 22 лет уже имел титул «маэстро», то есть официально занимался профессией художника, будучи популярным и дорогостоящим. В 26-летнем возрасте критянин посетил Венецию, где был принят на обучение в мастерскую Тициана, некоторое время жил в Риме, и в 1577 году на 36-м году жизни переехал в Толедо. Расцвет его творчества приходится в основном на годы его жизни в Испании, в течение которых он сумел объединить всю полученную информацию и все впитанные им художественные влияния в свой собственный убедительный стиль, с внутренним смыслом и ритмом. Его стиль – сознательно ненатуралистичный, с долговязыми и острыми фигурами, серьезными и отстранёнными лицами, которые относят нас к подвижникам византийской иконописи. Анатомическая эластичность фигур, особая работа со светом (каждая фигура будто излучает свет), их спиральные движения и их иррациональная интерпретация подчеркивают духовный и мистический характер его творчества.

Известный греческий скульптор Никос Флорос, имеющий многочисленные награды и экспонирующий свои работы в музеях всего мира, воспроизводит две работы Эль Греко, используя редкое для произведений искусства современное сырье – цветной алюминий. Результат впечатляет: работы демонстрируют взрывную драматическую плотность, выразительность и излучение. Скульптор аккуратно следует геометрической и цветовой стилизации Эль Греко. Так диалектически развиваются отношения между работами обоих художников, а также  между работами и зрителем. Скульптор создал две несравнимых по красоте мозаично-рельефных картины (для создания монументальных пропорций понадобилось более 10 тысяч кусочков цветного алюминия), повторяя потусторонний, трансцендентный и таинственный характер работ Эль Греко и добившись эффекта нарисованной картины. Впервые в мировой практике картины Эль Греко «Снятие одежд с Христа» и «Воскресение  Христа» были воспроизведены в такой уникальной скульптурной технике вручную из мельчайших кусочков цветного алюминия.  Через работу с алюминием Флорос выражает свою душу, превращая обыденный материал, символизирующий современную культуру, в нечто, превосходящее воображение и  возвышенное, совсем не похожее на его первоначальное применение.

Произведения скульптора ранее были представлены в крупных музеях мира: в Национальном музее женщин в искусстве в Вашингтоне, во дворце Hofburg в Вене, в музее американского искусства Whitney, а также в музее Metropolitan в Нью-Йорке, в Археологическом музее в г. Салоники, дворце Мела Национального банка Греции в Афинах, во Дворце Великого Магистра на Родосе. 

Никос Флорос награжден за вклад в искусство  Первой премией музея костюмов Metropolitan за костюм RedQueen Elizabeth, Первой премией общества «Французское наследие» (костюм Silver Elizabeth I), Золотой медалью искусств и наук Фонда Альберта Швейцера в Вене. Образовательная система Бразилии включила работы скульптора в школьные учебники. 

После успешных выставок Никоса Флороса в России, прошедших под эгидой Департамента культуры Правительства Москвы и Министерства культуры Греции, скульптор получил приглашение от Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» в Санкт-Петербурге и Министерства культуры Греции представить  две уникальные работы в этом величественном  православном храме.

Это предложение явилось для скульптора настоящим вызовом, потому что его скульптуры должны были выразить уважение и трепет не только перед Эль Греко, но и перед именем Иисуса Христа.

Быть представленным в залах такого музея как Исаакиевский собор – огромная честь для скульптора, тем более что это первая в истории выставка греческого автора в данном соборе, являющемся одним из самых важных религиозных музеев России и крупнейших исторических государственных музеев-памятников, который посещает огромное количество туристов.

Мараи Георгус,
историк искусств

Master I & II SORBONNE-Paris IV, по теме «История искусств»
Образование в Лувре по гравюре и музееведению
Доктор наук по истории искусств
Член Греческой организации истории искусств

Что дошло до потомков

За свои полтора века Исаакиевский собор много раз пользовался услугами реставраторов. Самый горький, местами смертельный урон нанесли ему холод, сырость и война. В 40-х годах прошлого века стены и своды были исковерканы осколками бомб и снарядов. Стекла выбиты. В кровле зияли дыры. Великолепные интерьеры заметал снег, мочил дождь, живопись съедали мороз, грязь и сырость. Нашествие варваров фрагментами уничтожило “Страшный суд”.

Пять послевоенных лет ушло на ремонт инженерных сетей и кровли, остекление и очистку куполов от защитной краски, консервацию живописи. Только в 1954 году нашлись средства и силы на возрождение утраченной иконописи. За восемь лет живопись собора преподобного Исаакия Далматского была восстановлена. Управлял сложным процессом легендарный Яков Казаков. Художник-фронтовик, коренной ленинградец, благодаря которому засиял в полном блеске не только собор и Екатерининский дворец Царского Села, но была заново создана уничтоженная итальянская живопись XVIII века в Петергофе, Гатчине, Ораниенбауме, Павловске.

Собор-музей

В1963 году историко-художественный собор-музей «Исаакиевский собор» был открыт для широкой публики. После реставрации открылись великолепные интерьеры храма, вновь мозаики и росписи мастеров девятнадцатого века предстали перед посетителями в своем неповторимом великолепии.

Особое место среди экспонатов музея занимал маятник Фуко, свисавший с купола собора. В определенное время маятник запускали, при колебании можно было увидеть его отклонение относительно нанесенных меток на полу – это подтверждало, что земля вертится.

В стенах храма стоит великолепный бюст – скульптурный портрет архитектора Огюста Монферрана, изготовленный скульптором А.Фолетти, из тех же сортов мрамора, что были применены при отделке собора. В экспозиции музея выставлены макеты рассказывающие о строительстве здания и макет уменьшенной копии Исаакиевского собора, стенды с подробным описанием и гравюрами, архитектурными чертежами, документами того времени, связанные со строительством и личностью зодчего Огюста Монферрана.

Исаакиевский собор одновременно является музеем, где наиболее полно освещена жизнь и творчество великого зодчего Огюста Рикара де Монферрана. Здесь можно узнать не только о строительстве самого большого храма России, но и о другом не менее значимом и известном памятнике, воздвигнутым гением неподалеку на Дворцовой площади — Александровской колонне.

В процессе экскурсий проводимых в музее, посетители знакомятся с историей возведения собора, способами строительства того времени, инженерными изобретениями, которые впервые были применены при сооружении грандиозного здания. Особый интерес и восхищение у экскурсантов вызывают интерьеры собора, поражающие великолепием и богатством убранства — флорентийские мозаики, росписи, скульптурные композиции, элементы декора.

История жизни и творчества великого зодчего Огюста Монферрана и тех великих мастеров, которые создали этот шедевр архитектуры, будут не мене интересны в повествовании гидов, проводящих экскурсии.

С 1991 года в храме четыре раза в год совершаются церковные богослужения.

Сегодня Исаакиевский собор один из главных культурных центров Санкт-Петербурга, кроме культурно-просветительской и экскурсионной деятельности, здесь ведется большая научная работа в сфере изучения исторического, художественного, декоративно-прикладного и архитектурного наследия, постоянно проводятся и совершенствуются реставрационные работы с применением самых передовых технологий.

Строительство и история Исаакиевского собора неразрывно связаны с историей и жизнью нашего великого города с первых дней его существования по сию пору.

С недавнего времени Исаакиевский собор приобрел совершенно новый художественный облик, который создает подсветка фасадов и купола, рисуя его торжественный силуэт в светящейся панораме ночного города.

Гордость и восторг перед величием человеческого духа охватывают людей, когда они поднимаются на подкупольную колоннаду, где находиться смотровая площадка. С этой высокой точки перед взором гостей открывается прекрасная панорама Санкт-Петербурга и все основные архитектурные достопримечательности исторического центра. Колоннада собора является одной из самых удачных мест для фото и видео съемок парадных видов Петербурга с высоты птичьего полета.

Исаакий во всей красе

Храм был освящен 30 мая 1858 года как кафедральный собор столицы. На его возведение и обустройство из казны была потрачена колоссальная, по тем временам, сумма — 23 миллиона рублей. Для сравнения: в те годы самая дородная корова стоила 3 рубля, а добротный дом можно было построить за 100-150 рублей.

Размеры Исаакия: высота — 101,5 метра, длина — 111, 3 метров, ширина около ста метров, диаметр купола снаружи — 25,8 метра. Но не только благодаря гигантским габаритам храм выгодно выделяется среди себе подобных, но и вследствие богатой облицовки как внутри, так и снаружи.

112 монолитных колонн разных размеров делают монументальное сооружение воздушным и легким. Наружная отделка серым рускеальским мрамором создает благородный и величественный вид. С каждой стороны фасады украшены барельефами, горельефами и скульптурами, сюжет которых не повторяется.

Собор во время Блокады Ленинграда

До сих пор в Исаакиевском соборе сохранились следы от обстрелов и даже фрагменты снарядов. А стены пострадали от холода: во время Великой Отечественной войны храм не отапливался.

Жители Ленинграда собственноручно покрывали храм тёмно-зелёной краской, чтобы закрасить огромный, бросающийся в глаза золотой купол. Хотя под прямой удар собор ни разу не попал. Многие говорили, что немецкие войска использовали его как ориентир на местности.

В военные годы Исаакий использовался как хранилище. В него из пригорода Ленинграда, Летнего Дворца Петра I и Музея Истории города свозили музейные экспонаты, которые не успели эвакуировать. Так что все музейные ценности целых 900 дней пролежали в безопасности, а перед собором жители города разбили огород, где во время блокады выращивали капусту.

Наружное убранство Исаакиевского собора

Архитектура здания непосредственно взаимосвязана со скульптурой. За 14 лет было создано более 300 статуй и рельефов, композиции фронтонов, сводов и барабана главного купола, а также убранство наружных и внутренних дверей собора.

Над скульптурным оформлением храма работали П. Клодт и А. Пименов, Ф. Лемер и И. Герман. Но большую часть скульптур в 1841 году Монферран поручил выполнить Джованни Витали.

Статуи и рельефы Исаакиевского собора не только придают пышность его облику, но и объединяют отдельные части здания, зрительно смягчают переход от одной части строения к другой. А кроме того, наружное убранство призвано подчеркнуть мысль о консолидации православной церкви и российской монархии, почитании русских царей как помазанников Божьих.

Скульптурный декор чрезвычайно эффектен, но надо признать, что несколько перегружает фасады здания.

При строительстве было использовано сорок три породы минералов. Цоколь храма облицован гранитом, а стены — серым мрамором. Колонные портики украшены фигурами двенадцати апостолов.

Скульптуры ангелов расположены вокруг главного купола и над крышей храма.

Со всех сторон здания располагаются фронтоны, украшенные горельефами.

Часть декора Исаакиевского собора, в том числе композиции фронтонов создана методом гальванопластики, который впервые использовался в таком масштабе. Технологию этого метода разработал русский физик Борис Якоби.

С южной стороны мы видим горельеф «Поклонение волхвов», созданный Иваном Петровичем Витали. В центре — дева Мария с младенцем, по сторонам — волхвы с дарами.

Горельеф «Воскресение Христа», созданный Филиппом Лемером, расположен на северном фронтоне.

Предоставление этого заказа французскому зодчему Лемеру вызвало недовольство русских мастеров. Так, скульптор Петр Свинцов предложил выполнить совместно с художником Василием Демут-Малиновским горельеф «Воскресение Христа» бесплатно, доказав, что творение русских мастеров может спорить со славой иностранцев, лишенных чувства патриотизма к России. Но Комиссия по строительству в его просьбе отказала.

На восточной стороне фронтон оформлен горельефом «Встреча Исаакия Далматского с императором Валентом».

Представлена сцена из жития св. Исаакия. Изображен момент, когда игумен Далматского монастыря в окрестностях Константинополя Исаакий обращается к императору Валенту, стороннику арианской ереси, предсказывая скорую гибель, если тот не прекратит гонения на православных христиан. Композиция выполнена скульптором Лемером.

На западном фронтоне горельеф «Святой Исаакий Далматский благословляет императора Феодосия», созданный И.П. Витали.

Выполненная скульптором композиция содержит несколько реалистических типажей. Так, в образах Виктора и Сатурнина, приближенных императора, можно увидеть сходство с председателем Комиссии по строительству здания П.М. Волконским и президентом Академии художеств А.Н. Олениным. В углу горельефа изображен Монферран в античной тоге с моделью Исаакиевского собора в руках.

По легенде, на торжественном освещении собора присутствовал Александр II. Кто-то из недоброжелателей Монферрана указал монарху на странную сцену в углу фронтона. Все святые пришли к святому Исаакию Далматскому с поклоном, но одна фигура головы не склонила. Напротив, она гордо протягивала Исаакию макет своего творения. В этой фигуре все узнали скульптурный портрет самого Монферрана. «Экий гордец! Смутьян!» – прошептал императору недоброжелатель.

Александр II не любил смутьянов, и когда к нему подвели архитектора, не только не поблагодарил его за труды, но и сделал вид, что не узнал создателя главного собора страны и даже руки не подал.

Во время строительства храма Монферран предлагал Николаю I придать образам императора Феодосия и императрицы Флаксиппы в западном фронтоне портретное сходство с ним и супругой Александрой Федоровной. Но Николай I посчитал это откровенной лестью и отказался.

Детство и юность

Будущий классик русской архитектуры родился 23 января 1786 года в Шайо, предместье Парижа, в семье директора королевской академии в Лионе и дочери итальянского негоцианта. Настоящая фамилия зодчего — Рикар, а полное имя — Анри Луи Огюст.

Портрет Огюста Монферрана

Возникновение в фамилии добавочного «де Монферран» в биографиях объясняется по-разному. По одной версии, отец Огюста, скончавшийся, когда сыну было два года, был из родом из городка Монферран, сейчас являющегося районом города Клермон-Ферран. По другой — мать будущего архитектора добавила «де Монферран» для солидности и создания легенды о дворянских корнях.

Воспитывал Огюста отчим — художник и гравер Антуан де Коммарьё, который и обучил в детстве Монферрана рисованию. В 20 лет юноша поступил в специальную школу архитектуры, где его учителями были Шарль Персье и Пьер Фонтен, считающиеся основоположниками стиля ампир. Диплом Огюст получил только в 1813 году, поскольку учебу чередовал с участием в Наполеоновских войнах. После Лейпцигской битвы Огюст окончательно вышел в отставку в звании квартирмейстера и с орденом Почетного Легиона.

О чем молчат стены

Купол собора, или плафон, площадью 816 квадратных метров, по большей части, расписан знаменитым Карлом Брюлловым. Эскиз Богоматери в окружении святых, серия “Страсти Христовы” были закончены живописцем к 1848 году. Он почти расписал огромный купол, когда сырость и холод подорвали здоровье. Взяв освобождение от работ, художник уехал в Италию на лечение.

Дело Брюллова заканчивал товарищ по академии Петр Басин. По мнению искусствоведов, роспись Брюллова доминирует в декоративном ансамбле собора. Она лучше других перенесла Великую Отечественную войну и сырость. Утрата составила лишь 15 % верхнего слоя. И была восстановлена за три месяца — после войны.

Петр Басин — чиновник, променявший карьеру на рисовальные курсы и ставший академиком. Очень плотно был вовлечен в роспись храма. Создал не менее 40 религиозных картин. Ключевые – “Нагорная проповедь” над южными дверями и “Несение креста” в центральном аттике; роспись приделов Александра Невского и Екатерины Великой.

Позже “Несение креста”, “Тайную вечерю” Семена Живаго над главным иконостасом, иконы первого яруса, созданные Неффом, росписи парусов главного купола и пилонов заменили на панно из мозаики по эскизам художников. Этот способ сохранил их от уничтожения.

Изначально для росписи аттика, сводов, куполов использовали технологию французов Арсе — Тенора. Писали маслом по штукатурке, загрунтованной оригинальным раствором: воск, масло, свинцовая окись. Грунт накладывали горячим, затирали, покрывали белилами на масле. Техника не оправдала себя. Не прошло и 15 лет, как краска стала отслаиваться и потребовалась реставрация.

Интерьер

В Исаакиевском соборе можно увидеть уникальную коллекцию русской монументальной религиозно-исторической живописи 1840-1850 годов. Его украшают 170 живописных произведений (большая часть выполнена маслом по штукатурке, другие – на холстах и меди).  

Проект размещения сюжетов в Исаакиевском соборе Огюст Монферран подготовил в соответствии с пожеланиями Святейшего Синода и лично императора Николая I. Они касаются важнейших событий библейской истории.

В западной части собора расположены росписи на темы Ветхого Завета, а в центральной и восточной частях храма — росписи на евангельские сюжеты. В двадцати нишах пилонов расположены праздничные иконы, написанные художниками Т. Неффом, К. Штейбеном и Ч. Муссини.

Важную роль в оформлении играют позолоченные орнаменты сводов собора. Наиболее часто встречаются мотивы меандра, плетёнки, пальметты, листьев и цветов лотоса; широко использованы спирали, жемчужники, ионики, волны; повсюду гирлянды листьев и завитков аканта, цветов и фруктов, причудливо вьющихся виноградных лоз. В интерьере соединены мотивы итальянского Ренессанса, барокко и ампира – особое очарование Исаакиевского собора.

Архитектор поручил Ивану Петровичу Витали изготовление моделей скульптур для сводов, а штукатурные и лепные работы – «лепного дела мастеру» Ивану Дылеву. Он был талантливым крепостным, которому Витали помог выкупиться и сделал своим постоянным помощником. Они не только выполнили орнаменты в соборе, но позже в точности повторили некоторые из них в оформлении Георгиевского зала Большого Кремлёвского дворца.

Пропорции скульптур святых и ангелов сознательно искажены с учётом восприятия снизу, с расстояния в 28 метров.

Руководил живописными работами в Исаакиевском соборе крупнейший представитель русской академической школы, ректор Академии художеств Василий Козьмич Шебуев.

«Портрет заслуженного ректора Академии Художеств Василия Кузьмича Шебуева».
Холст, масло. 1852 г., Государственный Русский Музей. Источник

Живописное убранство создавали преимущественно выпускники Императорской Академии художеств, а также иностранные мастера: Василий Козьмич Шебуев, Фёдор Антонович Бруни, Карл Павлович Брюллов, Фёдор Павлович Брюлло, Пётр Васильевич Басин, Евгений Александрович Плюшар, Тимофей Андреевич Нефф, Франц Николаевич Рисc, Николай Михайлович Алексеев, Иоганн Конрад Дорнер, Козрое Дузи, Фёдор Семёнович Завьялов, Николай Аполлонович Майков, Алексей Тарасович Марков, Константин Антонович  Молдавский,  Чезаре Муссини, Пётр Михайлович Шамшин, Карл Карлович Штейбен, Семён Афанасьевич Живаго, А. Никитин,  В. Сазонов. 

В работе художников устанавливалась строгая последовательность. Сначала просматривались и принимались эскизы, потом картоны в натуральную величину и затем – окончательно – росписи на стенах. Работу оценивали многие инстанции: Совет Академии художеств, Комиссия по строительству собора, Синод и лично император Николай I. Если художник собирался внести в картину какое-то изменение, он должен был сначала уведомить об этом Комиссию, Комиссия – Синод. Следовал обмен бумагами, после чего предложение принималось или отклонялось.

Отметим, что сначала Огюст Монферран предполагал, что храм будет декорирован фресками и картинами на религиозные сюжеты. Однако в промозглом климате Петербурга живопись приходила в негодность ещё до освящения собора, и всё решили перевести в мозаику.

Полезная информация об Исаакиевском соборе

Исаакиевский собор – это четвёртый из петербургских храмов, посвящённых святому Исаакию Далматскому, византийскому монаху, с днём памяти которого совпал день рождения Петра I (30 мая). Предыдущий храм, стоявший на этом месте, не гармонировал с парадным обликом столицы и имел конструктивные недостатки. Дважды проводили конкурс на создание проекта перестройки Исаакиевского собора. Но конкурс не дал практических результатов. В 1866 году Александр I поручил председателю Комитета по делам строений и гидравлических работ А. Бетанкуру подготовить предложение по перестройке собора и подобрать архитектора.

Бетанкур предложил доверить эту работу Огюсту де Монферрану, молодому зодчему, приехавшему из Франции. Он предложил 24 архитектурных проекта в самых разных стилях. Александру I работы понравились. Этому архитектору и было поручено построить храм, однако вскоре ему понадобилась помощь более опытных коллег. Постройка собора заняла целых 40 лет. С 1818 по 1842 год возводили здание, а с 1842 по 1858 год занимались внутренней отделкой. По Петербургу ходили слухи, что стройку намеренно затягивают из-за распространившегося предрассудка, что, когда храм будет окончательно построен, династия Романовых прекратит своё существование.

Фрагмент ворот собора

В 1931 году в здании Исаакиевского собора был открыт антирелигиозный музей. В пасхальную ночь с 11 на 12 апреля в музее был показан опыт с маятником Фуко, убедительно свидетельствовавший о вращении Земли. Сейчас в соборе опять проходят церковные службы, однако он по-прежнему считается музеем. Билеты продаются внутри собора (вход со стороны южного портика). Поэтому, прежде чем заплатить за вход, вы можете оценить, стоит ли осмотр интерьера таких денег. Для прохода на колоннаду и купол нужен отдельный билет. Вход туда закрывается на час раньше самого собора.

Внутреннее убранство собора

Интерьер Исаакиевского собора

Внутри собор отделан мрамором четырнадцати сортов, а также яшмой, малахитом, золоченой лепниной, фресками и мозаикой. Плафон большого купола – самая крупная роспись собора – создан К. Брюлловым. Её площадь более 800 квадратных метров. На ней изображена Дева Мария в окружении святых и ангелов. Огромные двери из бронзы и дерева покрыты барельефами Ивана Витали на библейские темы. Этот же мастер создал многочисленные мозаики храма. Малахитовые и лазуритовые колонны обрамляют иконостас из белого мрамора.

Над созданием иконостаса трудились живописцы Т. Нефф, К. Брюллов и С. Живаго. По бокам от него находятся две двери, ведущие в алтарь. Главный алтарь украшает витраж, изображающий воскресшего Христа. Это элемент католического убранства, едва ли не единственный в католической церкви. В задней части нефа находится модель собора, выполненная крепостным крестьянином М. Салиным. На левой стороне западного портика стоит бюст Монферрана. Архитектор посвятил созданию собора 40 лет и умер прямо на работе.

Красочный интерьер собора

Купол и колоннада собора

Чтобы в полной мере оценить высоту Исаакиевского собора и красоту украшающих его скульптур, нужно подняться на колоннаду. Это третий по величине купол в Европе. Он состоит из трёх взаимосвязанных конструктивных частей: нижней – сферической, средней – конической и наружной – параболической. Диаметр наружного купола – 25,8 метра, внутреннего сферического – 22,15 метра.

Для утепления купола между его чугунными фермами заложили гончарные горшки. Наружная часть купола покрыта плотно пригнанными друг к другу медными позолоченными листами. Золочение главного купола, куполов колоколен и крестов велось огневым способом: листья меди покрывали расплавленным составом золота и ртути, затем их медленно нагревали над жаровнями, выпаривали ртуть. Золочение было трёхкратным.

Купол собора

Дешёвая аренда авто
Известные компании проката
различные предложения

Тинькофф ALL Airlines
Кредитная карта для туризма
бесплатные путешествия

На каждом листе ставилось клеймо мастера, отвечавшего за качество позолоты. Над колоссальной колоннадой, увенчанной 24 статуями, находится открытая галерея. Оттуда открывается потрясающий вид на Санкт-Петербург. На колоннаду ведёт отдельный вход под южным портиком. Чтобы попасть туда, вам придётся выйти из собора в сторону Невы, а затем обойти здание.

Колоннада собора

Стоимость всего Исаакиевского собора

Собор прославился тем, что на его создание ушло большое количество денег. Он завоевал титул самого дорого собора своего времени не только на территории России, но и во всей Европе. Те роскошь и величие, которые хотели передать архитекторы и скульпторы просматривались в каждом сантиметре собора. Здание действительно вышло невероятно торжественным. Отмечается, что а закладку фундамента ушло 2,5 миллиона рублей. Цифры потрясают! Но сколько же тогда ушло в целом на создание всей этой роскоши? Больше 23 миллионов рублей. На что ушли такие деньги? В первую очередь собор не маленький, он задумывался и получился достаточно просторным и монументальным. Исаакиевский собор вмещает в себя больше 102 метра и до сегодняшнего дня остается самым масштабным собором в мире. 

Храмы-предшественники

Первая церковь в честь Исаакия Далматского появилась в 1710 году. Для сооружения одноэтажного здания с колокольней и шпилем пригласили зодчего из Нидерландов Германа ван Болеса.

Зимой 1712 года именно здесь прошло венчание государя Петра I и Екатерины I. Позже царь собственноручно разобрал пропитанный корабельной смолой храм, так как он оказался слишком маленьким.

Модели первого, второго и третьего Исаакиевского собора (справа налево)

Через 5 лет была заложена вторая церковь в стиле «петровского барокко», но ее достроили уже после кончины государя. Новый храм стоял примерно там же, где сегодня красуется Медный всадник. По архитектуре он походил на Петропавловский собор, а по высоте шпиля равнялся Адмиралтейству. Стройную церковь украшали часы, которые царь привез из путешествия в Амстердам.

Нева отличалась сильными наводнениями, и вода часто подмывала храмовый фундамент. Такое соседство было разрушительным, поэтому было принято решение разобрать здание и сложить его на новом месте. Летом 1761 года специальным указом Сената архитектором нового храма стал Савва Чевакинский. Однако, по ряду причин этот проект так и не был осуществлен. Единственное, что удалось зодчему, так это выбрать место под будущий собор.

Через несколько лет императрица Екатерина II распорядилась начать стройку и выбрала архитектора Антонио Ринальди. Старательный зодчий построил церковь до карниза, но, когда государыня скончалась, покинул Россию. Так проект Исаакия стал напоминать классический долгострой.

Занявший престол Павел I нанял итальянского зодчего Винченцо Бренну. Весной 1798 года тот взялся за дело, однако, из-за урезания финансирования был вынужден изменить первоначальный проект. В результате на роскошном фундаменте из мрамора выросли стены из простого кирпича. Массивное здание имело приземистые формы и искаженные пропорции. Проект завершили в 1802 году. Несоответствий было так много, что вскоре стало понятно — собор придется капитально реконструировать.

Западная сторона

Надпись на фризе: «Царю царствующих». Фронтон украшает барельеф «Встреча Исаакия Далматского с императором Феодосием», созданная скульптором Витали. Он олицетворяет союз церковной и светской власти. Фасад это обращен к зданиям Сената и Синода. Там можно увидеть святого Исаакия, благословляющего склонивших головы императора с женой и их свиту. Очень интересна фигура полуобнаженного мужчины в левом углу. Это Монферран, изображенный с макетом храма в руках. Он единственный не склоняет головы пред святым старцем.

В углу фронтона фигура апостола Фомы, держащего угольник. На его лице отображено удивление, ведь маловерие принесло ему известность. Апостол Варфоломей в противоположном углу предстает с крестом и скребком. Крест – символ его веры, а скребком с него перед смертью содрали кожу. Евангелист Марк венчает фронтон. Рядом с ним лев – олицетворение смелости и мудрости.

Первые церкви Петербурга

Первый храм в честь святого Исаакия Долматского заложили в Петербурге еще при Петре, в 1707 году. Покровителя выбрали не случайно — здание начали строить в день рождения царя, который совпал с днем чествования святого. Церковь возвели деревянную, одноэтажную, но с небольшой колокольней. В 1712 в ней венчались Петр I и Екатерина Алексеевна. Долго церквушка не простояла — Петербург стремительно рос, и здание стало мало.


Первая Исаакиевская церковь. (pinterest.com)

В 1717 заложили первый камень в основание новой церкви. Создание проекта было поручено немецкому архитектору Маттарнови. Новое здание очень напоминало Петропавловский собор — та же форма, та же архитектура, та же колокольня с курантами. Шпиль украшал флюгель с позолоченным ангелом, держащим в руках крест.

Вторая церковь в честь святого Исаакия напоминала Петропавловский собор

Но церковь ждала незавидная судьба. В нее дважды ударяла молния, а после восстановления выяснили, что место строительства (современный остров Новая Голландия) было выбрано неудачно. Вода из Невы и «Адмиралтейского дома» подмывала фундамент — здание вот-вот должно было обрушиться. Старую церковь решили разобрать, а новую возвести где-нибудь подальше от воды.

Собор сегодня

В 1948 году храму был присвоен музейный статус. Лишь в 1963 году закончилась реставрация Исаакиевского собора. Музей атеизма перенесли в Казанский собор, а памятник Фуко, свидетельствующий о том, что Земля вращается, сняли.

Как уже упоминалось, в 1990 году в храме была совершена первая, после долгого перерыва, Божественная литургия Святейшим Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II.

В 2005 году между музеем-памятником “Исаакиевский собор” и Санкт-Петербургской Епархией было подписано соглашение о совместной деятельности. Сейчас службы в храме проводятся каждое воскресенье и в праздничные дни, а также концерты и экскурсии для детей и взрослых.

Фундамент

При возведении Исаакиевского собора было внедрено в жизнь множество новаторских идей, разработаны и применены технологии, передовые для своего времени. Монферрану предстояла сложнейшая задача – объединить старый и новый фундамент. Рабочие рыли траншеи, откачивали воду. Далее в грунт забивались сваи, толщина каждой была около 28 сантиметров, а длина 6,5 метров. Шаг между сваями был равен их диаметру. Всего их было вбито 10672. Промежутки между сваями заполнили утрамбованным древесным углем, Дальше в траншеи залили воду, после замерзания которой срезали все бревна по уровню ледяной кромки. Сооружение фундамента продолжалось почти пять лет.

Творчество

Вклад Монферрана во французскую культуру не очень велик. Молодой архитектор успел поучаствовать в возведении парижской церкви Святой Марии Магдалины. Однако в послевоенной Франции упали объемы строительства, и Огюст не мог рассчитывать на интересные и денежные заказы. Поэтому во время визита в Париж императора Александра I выпускник спецшколы архитектуры преподнес русскому монарху «Альбом проектов» с примерной сметой. Царь заинтересовался молодым архитектором и пригласил Огюста в Санкт-Петербург.

Александровская колонна. Архитектор Огюст Монферран

Но первой российской работой Монферрана стал объект не в столице Российской империи, а в Нижнем Новгороде. Августин Бетанкур привлек Огюста к проектированию зданий Нижегородской ярмарки, из которой до постсоветской России дожил только Спасский (Староярмарочный) собор, архитектурно напоминающий главное творение зодчего — Исаакиевский собор. Еще одно деяние Монферрана вне города на Неве — поднятие с земли и установка на фундамент Царь-колокола в Москве.

Первой петербургским произведением Монферрана стал дом Лобанова-Ростовского на Адмиралтейском проспекте, а последним — проект памятника императору Николаю I, который воздвиг в итоге Дмитрий Ефимов. Творениям французского архитектора была уготована разная судьба. Если Александровская колонна и Исаакиевский собор стали символами Санкт-Петербурга, то здания, спроектированные и возведенные зодчим в парке Екатерингоф, в советское время обветшали и подверглись разграблению.