Легендарные кони клодта

Аничков мост

В небольшой книжечке Т.А.Славиной «Константин Тон», Лениздат, 1982, конечно же, поругивают Николая I:

Умный советский петербуржец, погулявший среди красот Ленинграда, сразу понимает, что император Николай I – настоящий и глубокий эстет, лично вникающий во все красоты города, монументально-декоративной скульптуры и прочего искусства, работяга. Кстати, то же относится и к умным москвичам.

До того Невский проспект сужался и мост над Фонтанкой был узким. Перед установкой коней его расширили, и он стал таким, каким мы видим его сейчас. Новый мост был сделан за полгода (!).

И.И.Шарлемань, Ж.А.Дюрои. Аничков мост. 1850. Год установки последней группы

В книге праправнука скульптора Г.Клодта «Лепил и отливал Петр Клодт», 1989, много фантазий, стандартных советских оскорблений и панибратства в адрес царя, но и в ней умный читатель прочитает между строк про все достоинства царя, в частности, его способность соглашаться с мнением других. Оказывается, по мнению праправнука, это Клодт внушил царю поставить коней на Аничковом мосту, тогда еще непригодному для этого, а потому получается, что благодаря Клодту мост и был расширен. Праправнук пишет:

Забавно читать  фантазии о том, что подумал давно умерший царь. Но в этих рассуждениях видится некоторое отсутствие у скульптора логики, поскольку на момент разговора речь шла о двух конных группах, тогда как у моста четыре угла. Кроме того, изначально для установки этих двух групп планировались места просто замечательные: либо на пристани около Академии художеств, либо около Адмиралтейского бульвара.

Клодта это должно было вполне устраивать, но версия праправнука тоже правдоподобная, и попутно подтверждающая прекрасные качества царя. В итоге на пристани около Академии художеств вместо коней установлены сфинксы.

Здание Академии художеств со стороны Невы

Пристань у Академии художеств по проекту Тона с конями Клодта. Первый вариант

Гривами кони напоминают коней Марли, то есть царь и архитектор уже задумывались о конных группах.

Довольно некрасивые по части коней Диоскуры с Монте Кавалло в Риме в качестве прототипов царем сразу были отвергнуты, так как царю громкость имени была безразлична. Таким образом, именно Николай I был тем локомотивом, который вел за собой как конкретные проекты, так и выбирал исполнителей, которых он всегда поощрял, и это особенно относится к Клодту.

В любом случае, царь, очевидно доверял молодому скульптору после создания им конной шестерки на Нарвских триумфальных воротах. Праправнук пишет о желании царя создать коней именно русскими мастерами.

Он также описывает, как в личное пользование Клодта в академическую конюшню были переданы два чистокровных арабских жеребца. Так что не римско-французские реминисценции двигали воображение Клодта, а натуральные арабские жеребцы по кличке Амалтабек и Серко.

Статуэтки и эскизы на тему «конь с водничим» и другие

Если коней Клодт уже давно делал очень красиво, то компоновка пары конь – водничий выглядит не так просто. На фоне поисков Клодта совсем убого выглядят Диоскуры, менее объемно выглядят кони Марли, не говоря уже о «Славе» и «Меркурии» Куазевокса.

Эти парные композиции явно предназначены для бокового осмотра, условно говоря, они плоские по сравнению с нашими реалистическими прежде всего по пропорциям конями и укротителями, которые предназначены и для других ракурсов, правда, для проплывающих под мостом туристов главным оказывается боковой ракурс снизу вверх. При этом, мы не знаем, практиковали ли при царях туристы столь массовые  водные прогулки по речке Фонтанке и по другим рекам и каналам Петербурга. А публика тогда была гораздо отзывчивей к прекрасному.

Работы Клодта становились центрами притяжения, народ шел смотреть шедевры.

Вариант второй группы для Аничкова моста. 38х33х34 см. Бронза. 1840-ые

П.Клодт. Конь с водничим. Вариант второй группы. Бронза 37х35х32 см. 1840-ые

Сколько безумцев-фантастов искусствоведов, особенно в советские времена (тогда сытно жилось в союзах писателей, художников и прочих, потому особенно сладко мечталось), писало про скульптуру малых форм целые книги, дескать она имеет «свое пространство», и все такое прочее, что нормальный человек в принципе понять не может.

Анекдот (из недавнего ток-шоу). Вот один кричит: я представляю Бога, он меня послал. А из соседней палаты ему в ответ: Я тебя никуда не посылал.

У нормальных людей все иначе. У них нет никакого иного, кроме родного евклидова «прямоугольного» трехмерного пространства с декартовой системой координат и с простеньким метрическим тензором, где на главной диагонали привычно стоят единички, а в остальных местах нолики, и с такой привычной и никогда не подводящей людей теоремой Пифагора.

Для таких людей из огромных скульптур в полный рост делали из чугуна скульптурки малых форм, в частности, на Каслинском заводе. Люди любуются ими и не думают, «чьих они будут»: больших это или малых форм, — просто, если маленькая, то значит – малых форм.

Клодт. Конь с водничим. Вариант третьей группы. Есть в воске. А это – из бронзы. А есть аналогичные из чугуна, ими снабдили довольно широкие массы населения и музеи

Сам Клодт прославился не только как монументалист, но и как мастер художественного литья. Много, кто ваял лошадок, но если в музее увидите очень красивую лошадку, значит ее сделал Клодт, а если увидите лошадку, очень занятую бытовыми делами, например, кормежкой, — значит, сделал Лансере (шутка), а если кто-то охотится – то — Обер. А если не очень красивую – то ее сделал кто-то другой.

Клодт. Скаковая лошадь. Этюд. 1838. Бронза. Лошадиный контрапост (шутка)

Клодт. Кобыла с жеребенком. 1854-1855

Клодт. Римлянин с конем

Клодт. Царь Михаил Федорович. 1840-1850-ые. Первый царь из династии Романовых

Чтобы понять, что в каждой шутке есть доля правды, посмотрим на лошадку и «укротителя», которых сваял внук нашего П.К.Клодта:

Константин Александрович Клодт (внук П.К.Клодта). Л.Н.Толстой на пашне. 1889. Бронза

Симпатичная статуэтка, но тема обмельчала: тема «римских укротителей» переросла в репинскую тему «пахать подано» (1887). Идейное содержание статуэтки — с легкой руки В.В.Стасова:  о тяжелой доле крестьянских лошадок при царском режиме, которых не кормят, а только пахать заставляют, да еще под неумелым барским руководством.

После Толстого-пахаря время плавно переходить к анекдотам.

Клодт и К.П.Брюллов

На СКУЛЬПТПРИВЕТ была статься о женитьбе К.П.Брюллова и о том как жена изменила ему со своим отцом, а художник был оклеветан и поливается грязью в третьяковке в наше время со слов его племянника, сына сестры. В книге Г.Клодта тоже фигурирует этот момент в жизни Брюллова, поскольку после того, как Брюллов  расстался с Эмилией Тимм, он в тяжелом моральном состоянии прожил взаперти две недели у П.К.Клодта, где писал объяснение и прошение о разводе Бенкендорфу и министру двора князю Волконскому. Церковь дала согласие на развод через два месяца, а сам Брюллов утаил от света истинную причину развода. Это случилось в 1839, а уже в 1844 эта пианистка вернулась из Парижа и вышла замуж за сына Н.И.Греча, который был двоюродным братом П.К.Клодта.

Аристократ из подвала

Вестфальские рыцари — деды и прадеды скульптора Петра Клодта — ещё полвека назад в Курляндии потеряли из-за долгов свой замок Юргенсбург и устремились в Санкт-Петербург служить русским царям. Отец Петра в России учился, женился, бил Наполеона и дослужился до генерала. Сын тоже стал кадетом, но в училище каждую свободную минуту хватался за перочинный ножик и вырезал лошадок. Как-то сделал «добродушную клячу» в подарок сыну писателя Греча. Литературная братия — Кукольник, Булгарин, Даль, заметив в руках малыша шедевр резного искусства, тут же игрушку отобрали, разыграли её «по золотому» в лотерею, а на вырученные деньги бедному юнкеру купили резной набор. В 23 года Пётр вышел в отставку, через два года стал вольнослушателем в Имперской Академии художеств, поселился в полуподвале на Выборгской стороне и там предавался любимому делу. Резные фигурки, выставленные в низком окошке, привлекали взоры простого люда и даже продавались ни шатко ни валко — на хлеб с квасом хватало, а вот на новый сюртук — нет. Знакомые удивлялись: и как барон может так жить? Вот и ректор Академии Мартос (автор памятника Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве) говорил студенту: мол, на твоих коняшках далеко не уедешь. Это бы ещё ладно, что там мэтры себе думают, но Мартос был отцом Катеньки, по которой давно страдал Клодт. Екатерина часто ходила в академическую церковь, держалась гордо, а сзади за ней плелась какая-то бедная родственница (Улька!), на которую Пётр и внимания тогда не обращал…

Аничков мост

Кони на Аничковом мосту – без сомнения, самая знаменитая работа Петра Клодта. Творить их он начал ещё во время работы с Нарвскими воротами.

В основе сюжета: противостояние человека и великолепного животного.

  • Первая группа. Обнажённый атлет сдерживает вздыбленного коня. Оба напряжены, нарастает тревога, но животное пока покорно человеку.
  • Вторая группа. Животное почти одерживает верх над человеком: атлет на земле, конь пытается вырваться на волю.
  • Третья группа. Человек пытается осадить коня. Конь бьёт передними копытами по воздуху, голова вздёрнута, пасть оскалена.
  • Четвёртая группа. Атлет укрощает разъярённое животное.

Изначально скульптурная группа должна была расположиться на дворцовой пристани Адмиралтейской набережной. Планировался сложный проект: Пётр Клодт представил модели для проекта, которые позже предстояло отлить в бронзе. Однако императору кони понравились, а сочетание коней и львов на набережной – нет. Реализация проекта задерживалась. Клодт к тому моменту заканчивал трудиться над аркой Нарвских ворот, это тоже тормозило работу.

Обратил внимание на перестройку Аничкова моста сам Пётр Клодт. Он предложил установить статуи на опоры моста через Фонтанку

К 1838 году фигуры были реализованы в натуральном размере, но скоропостижно скончался руководитель Литейного двора Императорской академии художеств Василий Екимов. Именно он должен был заниматься переводом скульптур в бронзу. Клодт принял решение самостоятельно руководить литейными работами.

Скульптор соединил в процессе работы навыки литья, полученные в артиллерийском училище, и новые технологии, наработанные к тем годам. Это принесло неожиданный результат: отлитые в бронзе скульптуры не требовали  дополнительной обработки. Окончательный вид, знакомый нам сегодня, Аничков мост приобрёл в 1850 году, когда все временные гипсовые статуи были заменены на «вечные» бронзовые работы Петра Клодта.

Интересный факт: знаменитых «коней с Аничкова» можно увидеть не только на этом мосту. С 1838 по 1850 годы Пётр Клодт занимался отливкой скульптур, часть из которых отправились в другие уголки мира. Так, копии статуй находятся (находились):

  • у главных ворот королевского дворца в Берлине;
  • на территории королевского дворца в Неаполе;
  • у Орловского дворца в Стрельне (разрушен в годы войны);
  • в усадьбе Голицыных в подмосковных Кузьминках.

Работа над скульптурами Аничкова моста заняла у Петра Клодта почти 20 лет. В годы блокады статуи были сняты с постамента и закопаны в саду Аничкова дворца – так их удалось сохранить.

Борец со львом Альберта Вольфа

В отличие от укротителей данная тематика прямо восходит к сюжету о том, как Георгий Победоносец поражает змия. Этот сюжет отражен как в работах самого Клодта, так и Н.С.Пименова, есть такое украшение и в Георгиевском зале Кремля в Москве.

Ученик знаменитого немецкого скульптора Х.Д.Рауха, потомственный скульптор Альберт Вольф (1814-1892) создал великолепного коня, всадника и льва, которого всадник поражает копьем, видимо, приняв его за змия (шутка). Все три пока еще живые существа сделаны великолепно.

А.Вольф. Борец со львом. Подготовительный рисунок основывался на эскизе Рауха 1847 г. Скульптура воздвигнута в 1861. Старый музей. Берлин

Уточнение. Речь идет о льве, рисунок которого начал Раух в 1821, однако, в 1847 семидесятилетний Раух окончательно отказался от мысли собственноручно изваять льва, молодой ученик славно воплотил этот замысел.

Немецких скульпторов по имени Вольф было много, лучший из них Эмиль Вольф, а в 20 веке тоже был Вольф, но, как говорится, «Федот, да не тот», регресс изобразительного искусства налицо. Посмотрим, что ваяют вольфы в 20 веке.

Густав Генрих Вольф. Купальщица. 1924. Неужели немка, арийка, купалась в валенках?

Также по этой теме:

Что показал Пикассо советскому искусствоведу М.В.Алпатову на вилле «Калифорния»

Каким бы был памятник монарху работы Фальконе во Франции и фиаско Бернини

Мартос. Классицизм. Часть I

Бертель Торвальдсен. Часть 5

Как выкупили Шевченко. Брюллов и «брюлловщина».

Почему  П.М.Третьяков не приобретал скульптуру

Биография Клодта

Клодт фон Юргенсбург Петр Карлович (1805-1867), сын генерала К.Ф.Клодта (1765-1822). Учился в Омске в Кадетском корпусе. В 1823 поступил в Артиллерийское училище. В 1827 вышел в отставку. Несколько лет самостоятельно занимался рисованием и скульптурой. В начале 1830-ых в качестве вольнослушателя посещал Императорскую Академию художеств, учился у И.П.Мартоса (умер в 1835), Б.И.Орловского (умер в 1837), С.И.Гальберга (умер в 1839).

Уже в 1838 удостоен звания академика и литейного мастера за группу «Лошадь с водничим», стал преподавать в Академии.  Звание профессора было выше звания академика.

Не всегда ему сопутствовал успех, например, Микешину показались слабыми его предложения по барельефам к памятнику «Тысячелетие России» в Новгороде (1861-1862).

Но неизменно великолепно у него получались лошади. Именно Клодт сделал квадригу с Аполлоном на Большом театре в Москве, поскольку Аполлон на Олимпе заведовал делами эстетическими. Мы все прекрасно знаем, какими мы видим коней на Большом театре, а вот как кони смотрят на нас, а точнее, на наших великих предков.

Лошади Клодта на Большом театре. Москва. Фото 1932 г.

Клодт был признан как литейный мастер. В 1835 был он был избран членом Королевской Академии художеств в Берлине, с 1843 – сотрудник Королевского Общества северных антиквариев в Копенгагене, в 1852 избран членом Академии Св. Луки в Риме, в 1859 – членом-корреспондентом Академии изящных искусств в Париже. И все это при «плохом» царе.

За памятник Николаю I П.К.Клодт получил чин действительного статского советника. Это была его последняя монументальная работа. Если посчитать, сколько и кто сделал конных статуй, то в подавляющем большинстве случаев окажется всего один конный монумент («коняшки» Церетели не в счет), а у Клодта их было много.

П.К.Клодта с великим К.П.Брюлловым связывала искренняя дружба и совместная работа над украшением Исаакиевского собора.

Мальчик, юноша, офицер

Семья будущего скульптора (небогатая, но родовитая) происходила из балтийских немецких аристократов, состояла из потомственных военных. Его прапрадед был одним из известных деятелей Северной войны, был генерал-майором шведской армии.
Отец скульптора Карл Фёдорович Клодт фон Юргенсбург был боевым генералом, воевал в Отечественной войне 1812 года.
Портрет прославленного генерала занимает достойное место в галерее Зимнего дворца.

Несмотря на то, что П. К. Клодт родился в 1805 году в Санкт-Петербурге, детство и юность его прошли в Омске, где отец занимал должность начальника штаба Отдельного Сибирского корпуса.
Там, вдали от стандартов столичного образования, вдали от европейской культуры проявилась склонность барона к резьбе, лепке и рисованию.
Больше всего мальчику нравилось изображать лошадей, он видел в них особое очарование.

Как и его предки, мальчик готовился к военной карьере. В Омске учился в войсковом казачьем училище. В 1822 году, в возрасте 17 лет, он вернулся в столицу и поступил в артиллерийское училище.
Всё свободное время, которое оставалось от обучения ратному ремеслу, он отдавал своему увлечению:

Также известно, что в этот период Клодт много времени посвящал изучению поз, аллюров и повадок лошадей. «Постигая коня как субъект художественного творчества, он не имел иного наставника, кроме натуры».

После окончания училища будущий скульптор получил чин подпоручика.
Офицер служил в учебной артиллерийской бригаде до 23 лет, а после этого в 1828 году ушёл с военной службы и решил далее заниматься исключительно скульптурой.

Начало артистической деятельности Клодта было чисто случайное. Об этом один из родственников знаменитого скульптора по случаю 20-й годовщины его смерти рассказал следующее: «В бытность свою в артиллерийском училище, вырезал он как-то от скуки из простого берёзового полена небольшую лошадку — русскую добродушную клячу со стёртыми боками и подарил её малолетнему сыну Николая Ивановича Греча — Алексею

Литературная компания, собиравшаяся у Греча Кукольник, Булгарин, Даль и другие случайно обратили внимание на новую игрушку, с которой возился на полу маленький Греч. Взяли, рассмотрели поближе, пришли в решительный восторг от артистического исполнения

Кто делал? Оказалось — юнкер Пётр Клодт. Литераторы доброго старого времени окончательно умилились, отняли лошадку у ребёнка и тут же согласились разыграть её „по золотому“ в лотерею, а на вырученные деньги купили талантливому юноше полный резной прибор. С помощью последнего, уже будучи офицером, во время лагерной стоянки в Красном Селе, он вырезал из дерева две новые лошадки, ещё более художественные, обративши на себя внимание великих князей Михаила и Николая Николаевичей, удостоивших принять в подарок эти счастливые плоды лагерного досуга. С этих пор художник-самоучка уверенно и быстро пошёл в гору».

Памятник Николаю I

Между Мариинским и Исаакиевским дворцом стоит один из самых знаменитых петербургских памятников – император Николай I на прекрасном коне. Над ним трудилась команда мастеров:

  • проект принадлежал Огюсту Монферрану;
  • Пётр Клодт выполнил фигуру императора на коне;
  • три барельефа, украшающие пьедестал, выполнил Николай Рамазанов;
  • Роберт Залеман создал четыре женские фигуры – Силу, Мудрость, Правосудие, Веру.

На первом эскизе Клодта император возвышался на спокойно стоящем коне. Монферран отмёл идею – по его задумке, памятник должен был гармонично соединить ансамбли Мариинского и Исаакия. Архитектору хотелось большей экспрессии и динамики. Тогда Клодт предложил новый эскиз: на нём конь, вздыбившись, стремится вперёд, опираясь лишь на задние ноги, а император – в парадном костюме – спокойно и прямо сидит в седле.

Техническое воплощение статуи – виртуозное мастерство скульптора. Пётр Клодт произвёл точнейшие расчёты, чтобы вес фигур императора и коня равномерно распределился и держался всего на двух точках опоры. Чтобы воплотить задумку в жизнь, Клодт заказал специальные подпоры весов 60 пудов. Они были призваны увеличить прочность памятника, его монументальность.

Кстати, именно эта «изюминка» спасла памятник от гибели после Октябрьской революции. В годы, когда было принято уничтожать всё, напоминающее о монархическом режиме, памятник императору Николаю I уцелел лишь потому, что был признан уникальным с точки зрения технического воплощения.

Семья

Памятная монета Банка России, посвящённая 200-летию со дня рождения П. К. Клодта. 2 рубля, серебро, 2005 год

Жена: Иулиана (Ульяна) Ивановна (урождённая Спиридонова;1815—22 ноября 1859) — племянница скульптора-монументалиста, академика Императорской Академии художеств И. П. Мартоса.

Сын: Михаил Петрович Клодт (1835—1914) — художник, старший сын П. К. Клодта

Дочь: Вера Петровна (по мужу Клодт; 1843—1924) — замужем с 1864 г. за Александром Константиновичем Клодтом (ум.1871), племянником П. К. Клодта.

Дочь: Мария Петровна (по мужу Станюкович; 1836—1922) — замужем за Александром Михайловичем Станюковичем (1823—1892), журналистом, издателем, редактором развлекательных журналов, братом известного писателя К. М. Станюковича. В браке имели шестеро детей.

Дочь: Софья Петровна (по мужу Гардер; 1843—1862) — замужем за Анатолием Егоровичем Гардером, в браке один ребенок.

Сын: Александр Петрович (1841—1902) — окончил Николаевское кавалерийское училище, служил в гусарском полку, с 1882 году в отставке с чином майора.

Дочь: Наталья Петровна (по мужу Гардер) (род. 1839) — с 1864 г. замужем за Анатолием Егоровичем Гардером (род. 1842), в браке имели пятеро детей.

Через прибалтийское семейство Альбедилей Пётр Клодт состоял в отдалённом родстве с Ганнибалами и с А.С.Пушкиным.

История жизни Петра Карловича Клодта

Где-то в конце 1832 — начале 1833 года скульптор Петр Клодт получил правительственный заказ на выполнение двух скульптурных групп «Укротители коней», предназначенных первоначально для украшения пристаней Адмиралтейского бульвара. Работа над этими группами заняла почти двадцать лет, стала едва ли не главным делом всей жизни скульптора и принесла ему невиданный успех. 

Четыре конные группы, украшающие Аничков мост, представляют собой развернутую драматическую серию, в которой последовательно развивается один сюжет — покорение коня человеком. В основе замысла мастера лежит тема победы человека над стихийным могуществом природы, образ мятежной силы, укрощаемой разумом. 

Аничков мост в 1850-х годах

В первой группе животное еще покорно человеку. Обнаженный атлет, напрягаясь всем телом и крепко схватив узду, сдерживает вздыбленного коня. Во второй группе голова коня высоко вздернута, ноздри раздуты, пасть оскалена, передние ноги раскинуты. Фигура водителя развернута как бы по спирали; могучим усилием он осаждает коня. В третьей группе борьба становится еще яростнее. Водитель повержен на землю, и конь почти вырвался на волю. Попона сброшена с его спины, шея выгнута, и голова победоносно поднята; лишь левая рука водителя, натягивая узду, удерживает разъяренное животное. Наконец, в четвертой группе человек вновь покоряет коня; припав на одно колено и обеими руками сжимая узду, укрощает его дикий бег. 

Ни одна из групп Аничкова моста не повторяет другую ни по сюжетному мотиву, ни по очертаниям силуэта. Клодт стремился избежать какой-либо схемы или нарочитости в построении. Но движение пластических масс подчинено организующему ритму, который связывает все четыре группы воедино, придавая им характер стройного ансамбля. «Укротители коней» созданы в пору высшего расцвета дарования скульптора и принадлежат к числу лучших произведений русского монументально-декоративного искусства. 

За «Коней» Петр Карлович получил в 1838 году звание академика. Он становится должностным профессором скульптуры, а к жалованью его еще добавляется ежегодная пенсия — три тысячи рублей. 

Кони перед Берлинским замком

Из других произведений, выполненных Клодтом, надо выделить памятник русскому баснописцу Крылову в Летнем саду, открытие которого состоялось 12 мая 1855 года. Художник здесь стремится передать свои живые впечатления, увековечить облик человека, которого знал и любил. Избегая какой-либо идеализации, скульптор создает правдивый, реалистически точный портретный образ. Крылов у Клодта принимает простую, естественную, даже несколько небрежную позу. Скульптор тщательно передает одежду своего героя, при этом не стремясь к нарочитым декоративно-пластическим эффектам. 

В горельефную композицию на постаменте памятника Клодт включает персонажи наиболее известных крыловских басен. Здесь можно увидеть многочисленных животных из поэтического мира Ивана Андреевича. В работе над изображениями, украшающими пьедестал, скульптору помогал выдающийся мастер графики А.А. Агин, создатель знаменитых рисунков к поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души». Агин подготовил графический проект пьедестала и ряд иллюстративных композиций на сюжеты басен, а Клодт перенес их почти без изменений, лишь тщательно сверив каждое изображение с живой натурой. 

В усадьбе Голицыных в Кузьминках

Успех этого произведения явился закономерным результатом всей его предшествующей деятельности. Хотя Клодт безусловно не основатель русской анималистической скульптуры, но именно ему удалось вывести ее на путь самостоятельного развития. Помогли в этом мастеру свежесть и точность творческого восприятия натуры, одушевленного неподдельной любовью к животным. 

К сфере пластики малых форм принадлежат историко-жанровые статуэтки и группы Клодта. Наибольшую известность здесь обрели «Римский воин» (1830-е годы) и «Русский витязь» (1851). 

Памятник И. А. Крылову (бронза, гранит, 1848—1855) в Летнем саду

Интересные факты:

Сначала Нарвские триумфальные ворота были построены для встречи русских войск, возвращавшихся после окончания войны с наполеоновской Францией из Европы в 1814 году, на Нарвской заставе, у границы города вблизи Обводного канала. Автором проекта был Джакомо Кваренги, а саму конструкцию возвели из дерева и алебастра. Под той аркой и прошли русские войска в 1814 году. Но деревянные ворота быстро пришли в негодность, поэтому императором Николаем I было принято решение о постройке новых, уже каменных, ворот на берегу реки Таракановки, немного южнее прежнего места. В 1827 году, в годовщину Бородинского сражения, был заложен первый камень вторых ворот.

Новый архитектор — Стасов — сохранил первоначальный замысел Кваренги, однако теперь ворота создавали из кирпичной кладки, обшиваемой медными листами. Из медных листов также была создана и скульптурная группа — шестерка вздыбленных коней с колесницей и крылатая фигура богини Победы в тунике, с лавровым венком в правой руке и пальмовой ветвью в левой. С четырех сторон арку украшает колоннада из двенадцати колонн коринфского ордера. По карнизу располагаются восемь аллегорических скульптур — фигуры гениев Славы и Мира. Внизу, в нишах между колоннами, стоят древнерусские витязи. В целом, стиль Нарвских ворот отличается строгостью и простотой, без лишнего аллегорического усложнения.

Фриз Нарвских ворот украшает надпись на русском и латинском языках: «Победоносной Российской императорской гвардии признательное Отечество в 17 д. августа 1834». По бокам Нарвских ворот имеются надписи: «Начаты 26 августа 1827 года. Открыты 17 августа 1834 года». Также на воротах подписаны места решающих сражений (Бородино, Тарутино, Лейпциг, Малый Ярославец), путь русской армии в Европе (Кульм, Лейпциг, Ф. Шампенуаз, Париж) и названия воинских соединений (пехотных и конных гвардейских полков).

На открытии новых Нарвских ворот присутствовала императорская семья. В память об этом событии была выпущена бронзовая медаль.

Медь оказалась не самым лучшим строительным материалом, в условиях сырого петербургского климата она быстро подвергалась коррозии. Поэтому ее заменили железом, а сами ворота неоднократно реставрировались — как в XIX веке, так и XX столетии.

Через Нарвские ворота в годы Великой Отечественной войны на фронт уходили солдаты Ленинградского гарнизона. А в 1944 году через них возвращались уже победители, разорвавшие кольцо блокады. Сама война очень серьезно отразилась на состоянии триумфальной арки — от артобстрелов и бомбежек на воротах осталось более двух тысяч пробоин, повреждений декора и карниза.

Сегодня в верхней части ворот, куда ведут две винтовые лестницы, открыт музей, где выставлена атрибутика Отечественной войны 1812 года и проводятся тематические выставки.

Высота арки составляет 30 метров, ширина — 28 метров, ширина и высота свода — 8 и 15 метров соответственно.

Нарвские Триумфальные ворота включены в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) России.

Адрес: г. Санкт-Петербург, Площадь Стачек.

Нарвские Триумфальные ворота на карте:

Как добраться:
Ворота находятся по центру площади Стачек, на пересечении Старо-Петергофского и Стачек проспектов.

Ближайшая станция метро — «Нарвская». Наземный транспорт — остановки «Площадь Стачек», «Станция метро «Нарвская».

Где ещё увидеть творения Клодта

На протяжении всей жизни Пётр Клодт увлекался созданием малых форм

Элегантные статуэтки лошадей можно увидеть в коллекции Русского музея.
Гуляя по Москве, обратите внимание на великолепную бронзовую квадригу на фасаде Большого Театра – это тоже работа Клодта.
К памятнику князю Владимиру-крестителю в Киеве Пётр Клодт также приложил свою творческую руку. Именно он в своей мастерской выполнил бронзовую статую высотой 4,5 метра, организовал перевозку скульптуры из Петербурга в Киев и выбрал для неё место – статуя гармонично вписана в гористый пейзаж на берегу Днепра.

Поделиться статьей: