Савва морозов легендарный московский предприниматель

Биография[править | править код]

Сын мануфактур-советника Тимофея Саввича Морозова (—) и Марии Фёдоровны Симоновой (—), дочери богатого московского купца, фабриканта Ф. И. Симонова, происходившего из казанских татар, принявших православие. Внук и тёзка Саввы Васильевича Морозова («Саввы Первого»).

Детские и юношеские годы провёл в особняке в Большом Трёхсвятительском переулке (ныне дом 1). В 14 лет был определён в 4-ю гимназию, находившуюся у Покровских ворот в бывшем дворце графов Апраксиных (ныне улица Чернышевского, 22), которую окончил в 1881 году. В том же году поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета.

В студенческие годы изучал кроме естественных наук политэкономию и философию, посещал лекции В. О. Ключевского. В 1885 году был выпущен из университета со званием «действительного студента», то есть без диплома. По окончании университета уехал в Англию, изучал химию в Кембридже, собирался защитить диссертацию, одновременно знакомился с организацией текстильного дела на английских фабриках. Но ввиду необходимости возглавить семейное дело вернулся в Россию.

В 1896 году был выдвинут купечеством для приветствия и поднесения хлеба-соли на Всероссийской промышленной выставке императору Николаю II.

В конце или начале 1898 года внёс 10 тысяч рублей на организацию МХАТа, поставив условием, чтобы театр не имел никакого «высочайшего покровительства». В марте 1898 года вошёл в состав «Товарищества для учреждения в Москве Общедоступного театра».

В начале XX века допускал в своём особняке полулегальные собрания земцев-конституционалистов.

Весной 1904 года сложил с себя звание председателя правления «Товарищества…» и отошёл от прямого участия в делах Художественного театра.

9 января 1905 года был очевидцем «Кровавого воскресенья» в Санкт-Петербурге. В начале марта того же года был отстранён матерью от управления делами.

В апреле 1905 года в сопровождении жены и доктора Н. Н. Селивановского выехал для лечения за границу, сначала в Берлин, а затем на юг Франции, в Канн. Там, на берегу Средиземного моря, в номере «Ройяль-отеля» 13 (26) мая того же года застрелился.

Благодаря связям и деньгам морозовского клана, был пышно похоронен 29 мая на Рогожском кладбище, после чего состоялся поминальный обед на 900 персон.

Звездный шлейф

Помимо своих производственных побед Савва одержал также одну скандальную – на любовном фронте. В Москве он наделал много шума, влюбившись в жену своего двоюродного племянника Сергея Викуловича Морозова – Зинаиду. Ходили слухи, что Сергей Викулович взял ее из ткачих на одной из морозовских фабрик. По другой версии, она происходила из купеческого рода Зиминых, и ее отец, богородский купец второй гильдии Григорий Зимин, был родом из Зуева.

В России развод не одобрялся ни светской, ни церковной властью. А для старообрядцев, к которым принадлежали Морозовы, это было не просто дурно – немыслимо. Савва пошел на чудовищный скандал и семейный позор – свадьба состоялась.

Морозовым везло на властных, надменных, умных и очень честолюбивых жен. Зинаида Григорьевна лишь подтверждает такое утверждение. Умная, но чрезвычайно претенциозная женщина, она тешила свое тщеславие способом, наиболее понятным купеческому миру: обожала роскошь и упивалась светскими успехами. Муж потворствовал всем ее прихотям.

Газеты подробно комментировали помпезное открытие нового морозовского особняка на Спиридоновке, который сразу же окрестили «московским чудом». Дом необычного стиля – сочетание готических и мавританских элементов, спаянных пластикой модерна – сразу же стал столичной достопримечательностью.

Личные апартаменты Зинаиды Григорьевны были обставлены роскошно и эклектично. Спальня «Ампир» из карельской березы с бронзой, мраморные стены, мебель, покрытая голубым штофом. Апартаменты напоминали магазин посуды, количество севрского фарфора пугало: из фарфора были сделаны даже рамы зеркал, на туалетном столике стояли фарфоровые вазы, по стенам и на кронштейнах висели крохотные фарфоровые фигурки.

Кабинет и спальня хозяина выглядели здесь чуждо. Из украшений – лишь бронзовая голова Ивана Грозного работы Антокольского на книжном шкафу. Пустые комнаты напоминали жилище холостяка.

Вообще, матушкины уроки не пропали даром. По отношению к себе Савва Морозов был крайне неприхотлив, даже скуп – дома ходил в стоптанных туфлях, на улице мог появиться в заплатанных ботинках. В пику его непритязательности, мадам Морозова старалась иметь только «самое-самое»: если туалеты, то самые немыслимые, если курорты, то самые модные и дорогие.

Савва на женины дела смотрел сквозь пальцы: обоюдная бешеная страсть скоро переросла в равнодушие, а потом и в совершенное отчуждение. Они жили в одном доме, но практически не общались. Не спасли этот брак даже четверо детей.

Хваткая, с вкрадчивыми взглядом и надменным лицом, комплексовавшая из-за своего купеческого звания и вся увешанная жемчугами, Зинаида Григорьевна сверкала в обществе и пыталась превратить свой дом в светский салон. У нее «запросто» бывала сестра царицы, жена московского генерал-губернатора великая княгиня Елизавета Федоровна.

Чередой шли вечера, балы, приемы… Морозова была постоянно окружена светской молодежью, офицерами

Особым ее вниманием пользовался А.А. Рейнбот, офицер Генерального штаба, блестящий ухажер и светский лев

Позднее он получил генеральский чин за борьбу с революционным движением. А через два года после смерти Саввы Тимофеевича обвенчался с Зинаидой Григорьевной. Надо думать, ее тщеславие было удовлетворено: она стала потомственной дворянкой.

О том, чем все кончилось для Шмитов

История с Саввой как в зеркале отразилась в судьбе еще одного члена его семьи – сына тех самых Шмитов, Николая. Тоже фабриканта. Вообще-то отец Николая, владелец той самой мебельной фабрики, умирая, завещал семье продать предприятие и жить на проценты. И 18-летнему Николаю управления фабрикой отнюдь не доверять. Но покупателя по хорошей цене долго не находилось, а тут пришел крупный заказ, и продавать фабрику в полцены стало совсем глупо. Юный Николай Шмит взялся управлять. Присмотреть за ним мать, Вера Викуловна, попросила Савву Тимофеевича. И в делах тот, действительно, помог. Но заодно свел опекаемого Коленьку со своими друзьями: все теми же Леонидом Красиным и Николаем Бауманом. Вслед за Саввой, Николай и на свою фабрику напринимал большевиков, которые только и делали, что тренировались на фабричном дворе метать бомбы. Кто-то из старых мастеров-краснодеревщиков пытался возмутиться – их увольняли.

Николай Шмит

В результате в революцию 1905 года именно мебельная фабрика Шмита стала оплотом восставших в Москве, и в конце концов царские войска расстреляли ее из артиллерии так, что только ровное место осталось. Самого Николая арестовали и держали в Бутырке 14 месяцев. Все это время его сестры, тоже втянутые в дело революции и повыходившие замуж за революционеров, хлопотали, чтобы Николая выпустили под залог. Наконец, договорились об этом. Но накануне, за несколько часов до освобождения, молодой Шмит погиб. Истек кровью: его вены были порезаны осколком стекла. По официальной версии он покончил жизнь самоубийством, поскольку страдал психическим расстройством и терзался чувством вины перед погибшими на баррикадах товарищами, а также из-за показаний, которые сам дал следователям. Впрочем, по версии советской власти Николай был «зверски зарезан царскими опричниками в Бутырской тюрьме» (4) – так во всяком случае написано на его памятнике. Что случилось на самом деле – никто не знает. Известно только, что все оставшееся после разгрома фабрики имущество он успел завещать все тем же большевикам. А когда его младший брат пытался это оспорить, тот же Красин без церемоний объяснил юноше, что к чему. Мол, хочешь жить – не лезь. Впрочем, все это (включая гибель Николая Шмита) произошло через два года после смерти Саввы, и тот об этом уже не узнал… Безусловно, к счастью, потому что Савва Тимофеевич был человеком совестливым.

Ирина Стрельникова #совсемдругойгород

P.S. Память о Савве бережно хранили Станиславский с Немировичем. И даже в самые страшные 30 годы не позволили убрать из МХАТа бюстик «мироеда-капиталиста». И не уставали повторять, что без Саввы Тимофеевича Морозова Московского художественного театра просто не существовало бы.

Литература

  • Морозов С. Дед умер молодым. 2-е изд., доп. Москва, 1988
  • Морозова Т. П., Поткина И. В. Савва Морозов. Москва, 1998
  • Горький М. Савва Морозов
  • Поткина И. В. На Олимпе делового успеха: Никольская мануфактура Морозовых. 1797—1917. — М., 2004.

Смерть

По настоянию медицинского консилиума, собранного его матерью, Морозов в мае 1905-го отправился сразу в Германию, а потом переехал в Канны. Его сопровождала жена и лечащий доктор Селивановский. В личной жизни Саввы снова наступил мир и покой, он сблизился с супругой. Однако 13 мая (26 мая по новому стилю) его нашли застреленным в собственном номере престижной гостиницы «Ройяль-отель». Рядом с ним лежала записка, в которой предприниматель просил никого не винить в его смерти.

Могила Саввы Морозова

Зинаида Морозова и многочисленные друзья их семьи подозревали, что случившееся просто хотят представить как суицид, а на самом деле Савву застрелили. Однако раскрыть это преступление особо не стремились ни французские, ни российские власти. К тому же мать погибшего также настоятельно рекомендовала придерживаться версии самоубийства, потому что не хотела, чтобы об отношениях ее сына с революционерами стало известно всем. О выдаче экспертного заключения, которое подтвердило аффектное состояние покойного, побеспокоилась медицинская комиссия, созданная в Москве. Благодаря этому Савву Морозова похоронили на Рогожском кладбище.

Память

Имя Саввы Морозова не кануло в лету, его жизнь и деятельность часто воссоздают отечественные кинематографисты. В 1967 году на экраны вышла лента «Николай Бауман», где роль Морозова досталась Ефиму Копеляну, в другой картине под названием «Красный дипломат. Страницы жизни Леонида Красина», исполнителем образа Саввы стал Донатас Банионис.

Роль Саввы Морозова в фильме «Николай Бауман»

В 2007-м на экраны вышел многосерийный проект «Савва Морозов», в котором главного героя сыграл Сергей Векслер. Спустя четыре года сняли документальный проект «Роковая любовь Саввы Морозова», в котором использованы архивы семьи Морозовых.

Наёмный менеджер

Савва же Тимофеефич после окончания физмата Московского университета (диплом, однако, он так и не счел необходимым получить, потому что не собирался идти на государеву службу, но сдал все экзамены и был выпущен со званием действительный студент) отправился в Кембридж штудировать химию. Одновременно с работой над диссертацией он изучал организацию текстильного производства в Англии. Из-за болезни отца в 1887 году ему пришлось вернуться в Москву и принять управление делами.

Никольская мануфактура тогда уже полтора десятилетия была паевым предприятием (вплоть до 1918 года) и имела основной капитал в 5 млн руб. Формально все важные решения большинством голосов принимало собрание пайщиков (акционеров), но фактическими владельцами являлись сначала Тимофей Морозов, а потом Мария Федоровна, которая владела более 90% паев.

Участвовать в принятии решений мог каждый пайщик Никольской мануфактуры, владевший 10 и более паями: 10 паев приравнивались к 1 голосу, 25 — к 2, 70 — к 3, 75 — к 4, 100 — к 5. В перерывах между собраниями делами мануфактуры руководило правление, состоявшее из 7 директоров и избиравшее директора-распорядителя. Именно им и стал в 25 лет вернувшийся в Россию Савва Морозов. Фактически он был наемным менеджером с годовой зарплатой, как считают историки, в четверть миллиона рублей.

Он отличался поразительной трудоспособностью, неиссякаемой энергией и вникал в каждую мелочь. «Возбужденный, суетливый, — вспоминал один из инженеров Никольской мануфактуры, — он бегал вприпрыжку с этажа на этаж, пробовал прочность пряжи, засовывал руку в самую гущу шестеренок и вынимал ее оттуда невредимой, учил подростков, как надо присучивать оборванную нитку. Он знал здесь каждый винтик, каждое движение рычагов». Савва-второй обладал большой властью и часто сначала принимал решение и только потом ставил основного собственника — свою мать — перед фактом. Та была от этого не в восторге, но решительных мер не предпринимала — дела-то шли хорошо.

Возвращение Саввы Тимофеевича совпало с кризисом и обострением конкуренции в текстильной промышленности. Ему пришлось на ходу менять устаревшее оборудование на современное английское, строить турбинную электростанцию и предпринимать немало других решительных шагов.

Морозов активно применял изученные в Англии, тогдашней мастерской мира, технологии с учетом российской специфики. Большая часть прибыли шла на развитие производства. Немалые деньги тратились на улучшение качества продукции, разработку новых тканей и расцветок, усовершенствование оборудования и технологий. Отлично разбираясь в химии, Савва Тимофеевич значительно расширил заводские лаборатории и повысил жалованье технологам

В отличие от отца, бравшего молодых и семейных, он при приеме на работу в первую очередь обращал внимание не на возраст человека, а на его опыт, знания и умение работать и лично беседовал с каждым

При Савве-втором Никольская мануфактура вышла на третье место в России по рентабельности. Морозовские изделия отличались высоким качеством и конкурентоспособностью. Они доминировали не только на внутреннем рынке, но и шли на экспорт, успешно конкурируя с английскими тканями. На рубеже веков на морозовских фабриках трудились около 13 500 рабочих и инженеров. Мануфактура давала ежегодно до 440 000 пудов пряжи и почти 2 млн метров ткани.

Пришлось перестраивать и испорченные отцом отношения с рабочими. Новый директор отменил высокие штрафы — главную причину стачки 1885 года и повысил расценки. Солидные деньги тратились и на улучшение условий жизни и труда. Цеха на новой фабрике были усовершенствованной планировки, строились новые жилые бараки и больница с самым современным по тем временам оборудованием, учреждались стипендии для учащихся. Для престарелых рабочих Морозов открыл богадельню. Он разбил в Никольском парк для народных гуляний, организовал библиотеки, начал строить театр.

Савва Морозов уделял большое внимание этике отношений с рабочими. Он никогда не разговаривал в приказном тоне, пытался создать видимость их соучастия в процессе производства, используя фразы типа: По-моему, лучше было бы, Будьте добры и т

д. Савва Тимофеевич сделал для рабочих немало, но это была лишь мизерная часть того, что он задумал. Осуществлению грандиозных планов мешала Мария Федоровна, не разделявшая любви сына к рабочему люду. На этой почве они ссорились особенно часто.

В феврале 1905 года волна стачек докатилась и до Никольской мануфактуры. Для переговоров с забастовщиками Савве была нужна полная свобода действий. Однако мать не только не дала сыну доверенность на ведение дел, но и уволила его в марте с поста директора-распорядителя.

Славянофильство и народничество представлялись ему сентиментальными. Философия Ницше чересчур идеалистической, оторванной от жизни.

А вот воззрения социал-демократов под влиянием обожаемой Машеньки и ее будущего гражданского мужа Максима Горького Савва воспринял сочувственно.

Страстная, увлекающаяся натура, во всем идущая «до конца», «до полной гибели всерьез». Рогожин в романе «Идиот» словно списан Достоевским с Морозова – или великий писатель знал сам тип талантливого русского бизнесмена, скучавшего со своими деньгами, сходившего с ума от окружающей пошлости и тщеславия и ставившего все в конце концов на женщину и на любовь.

Русский богатей, как только он становится образован, влюбляется в роковую интеллигентку, воплощающую для него культуру, прогресс и страсть одновременно. И тут или он гибнет, не в силах преодолеть маргинальность своего существования, или… становится интеллигентом.

Вот в Америке нет неразрешимых противоречий между капиталом и любовью. Там капиталист, Билл Гейтс, к примеру, никогда не влюбится в коммунистку и уж тем более не станет по этому поводу страдать.

Фабрики

В связи с болезнью отца Савва вынужден был взять на себя управление Товариществом Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и Ко» и Трехгорным пивоваренным товариществом. Молодой предприниматель начал свою деятельность с улучшения условий труда рабочих. Савва построил новые рабочие казармы, открыл медицинские пункты, дом престарелых, обустроил парк для народных гуляний, основал библиотеку. Савва Морозов полностью оплачивал декретный отпуск работницам. Молодых перспективных сотрудников отправлял учиться в колледжи и вузы. 

Дом Саввы Морозова

Грамотность рабочих морозовских фабрик была выше, чем на других предприятиях. Фабрикант не допускал неправомерных увольнений на своих предприятиях и наказывал директоров, которые без видимой причины выгоняли рабочих. Никольская мануфактура нередко становилась призером на выставках и ярмарках промышленности. Улучшая бытовые условия для работников, Савва Морозов добился увеличения количества продукции и улучшения ее качества. Хлопок для мануфактуры купцов Морозовых поступал из Туркестана.

Савва Морозов

Большую роль Морозов сыграл в развитии химического производства в России. В 1890 году начал выпуск химических реагентов (уксусной кислоты и ее солей, древесного и метилового спирта, ацетона, денатурата, древесного угля) на фабриках в селе Всеволодо-Вильва Пермской губернии и на реке Иваке. В 1905 году Савва Морозов участвовал в создании Акционерного общества соединенных химических заводов «С. Т. Морозов, Крель и Оттман». С начала 90-х годов Савва возглавил Нижегородскую ярмарку, стал членом Совета торговли и мануфактур, а также Общества по содействию развитию легкой промышленности. 

Мануфактурщик Савва Морозов

Морозов получил должность выборного Московского биржевого общества и занимал ее до 1905 года. Будучи председателем Нижегородского выставочного павильона, Савва Морозов лично приветствовал русского царя на мероприятии, посвященном открытию выставки. В 1892 году от Министерства финансов Морозов получил орден Св. Анны III степени, через четыре года удостоился ордена Святой Анны II степени. В начале XX века Савва Тимофеевич увлекся либеральными идеями. 

Фабрика Саввы Морозова

Предприниматель поддерживал связь с лидерами земцев-конституционалистов, а затем и социал-демократов. Морозов финансировал первые выпуски изданий «Искра», «Новая жизнь» и «Борьба». Впоследствии фабрикант начал заниматься нелегальной помощью будущим революционерам, в 1905 году на территории дома Морозова скрывался большевик Н. Э. Бауман. Предприниматель завел знакомство с Максимом Горьким и с представителем социал-демократической партии, другом Владимира Ленина Леонидом Красиным. 

Савва Морозов и Максим Горький

После Кровавого воскресенья 1905 года Савва Тимофеевич составил письмо с указанием причин забастовочного движения в России, с которым намеревался обратиться в вышестоящие инстанции. Предприниматель указал в записке, что любые забастовки, носящие мирный характер, не должны караться уголовными или административными наказаниями, рабочие также должны иметь свободу слова, печати, обязательного школьного образования, неприкосновенности личных свобод. 

Кровавое воскресенье 1905 года

Мать Мария Федоровна и совет пайщиков Никольской мануфактуры не поддержали предпринимателя. На совещании, которое проходило в середине марта 1905 года, письмо было уничтожено. Морозов впал в депрессию, у него началось нервное расстройство. Через месяц Мария Федоровна созвала медицинский консилиум, состоящий из врачей Г. И. Россолимо, Ф. А. Гриневского и Н. Н. Селивановского, на котором были вынесены рекомендации по поводу необходимости курортного лечения.

Савва Морозов — биография

Савва Морозов имел в своем владении огромное ткацкое производство, ему принадлежали лесозаготовки и рудники. Морозов был хозяином химических заводов и больниц, газет и даже театра.

В начале XX-го века в Москве было всего чуть больше двух десятков богатых купеческих семей, причем 7 из них носили фамилию Морозовы. Самый заметный след в истории развития отечественной экономики оставил купец Савва Морозов. Он был не только текстильным магнатом, купцом и меценатом, но высокообразованным человеком, оказывающим поддержку большевистской партии. Его часто называют «новым русским», но не таким, как современные нувориши, лишенные духовности самодуры-богачи.

Это интересно: Биография и факты: Биография Константина Цзю

Краткая биография. Даты и события из жизни

  1. 1886 год. Савва Тимофеевич начал работать на Никольской мануфактуре по окончании своего обучения, с 25 лет. Тимофей Саввович был болен, поэтому сына, изучившего текстильную науку, назначил на должность главы Товарищества «Саввы Морозова и Ко». Пример отца, который наказывал работников предприятия за малейшее невыполнение производственного плана, нарушение дисциплины, он повторять не захотел. Заняв должность руководителя, Савва начал кардинально менять систему фабричной работы, отношений с сотрудниками.
  2. 1886-1888. Предприниматель отменил существовавшую на Морозовской фабрике систему штрафов. Напротив, он стал поощрять отличившихся работников, ввел декретные отпуска и пособия для женщин мануфактуры, справедливо разбирался во всех происшествия, никого не увольнял без уважительной причины. Савва Тимофеевич занялся образованием своих рабочих, повышал качество продукции, приобретал современное заграничное оборудование, развивал хлопковые поля в Туркестане. Через несколько лет Никольская мануфактура стала одной из самых высокоорганизованных по труду и быту.
  3. 1888 год. Венчался со своей единственной женой, Зинаидой Григорьевной.
  4. 1890 год. В Пермской губернии предприниматель приобрел имение, лесные массивы и железобетонный завод. Лес был необходим ему как сырье для текстильных красителей, а купленный им завод был преобразован в химический.
  5. 1893 год. Морозов был кандидатом на должность московского городского главы, однако отказался принять православие и отклонил предложение. Тогда же приобрел имение в Москве, построив для своей жены богатый дом по проекту архитектора Шехтеля.
  6. 1896 год. Руководитель открывал новые предприятия, организовывал выставочные павильоны. За вклад в развитие российской промышленности Савва Тимофеевич Морозов был удостоен министерских наград, царских одобрений, ордена Святой Анны II степени. Из воспитания исходит меценатство С.Т. Морозова. В зрелые годы он активно вкладывался в благотворительность, был дружен с Константином Станиславским и Владимиром Немировичем-Данченко, знаменитыми российскими театралами. Известно также о театральном увлечении мецената.
  7. 1896-1904. В родном Зуеве Савва Морозов оказал финансовую поддержку развитию местного Зимнего театра. Для рабочих он строил казармы, больницы, бани. Направлял деньги на благотворительность, учреждал именные стипендии.
  8. 1898 год. Вступил в Товарищество для обустройства Общедоступного московского театра. Благотворительные пожертвования помогли становлению МХТ – Московского Художественного театра. Лишь благодаря материальной поддержке Саввы Тимофеевича театр был построен и находил средства на содержание. Меценат собственноручно принимал участие в ремонте, отделке, выборе освещения для МХТ, что свидетельствует о его глубоком неравнодушии. Савва Тимофеевич во время развития революционного движения России активно его поддерживал.
  9. 1898-1904 годы. Отстаивал права рабочих, возникновение фабричных стачек, финансировал издание «подпольных» газет и журналов.
  10. 1901 год. Савва Тимофеевич стал инициатором строительства нового здания МХТ в Москве, а также заведующим финансовой частью театра.
  11. 1904 год. Морозов завершил внебрачные отношения с Марией Андреевой, актрисой МХТ. Роман длился шесть лет, но любовница бросила предпринимателя, он вернулся к семье.
  12. 1905 год. Скрывал у себя дома Николая Баумана, одного из большевицких лидеров, находящегося в полицейском розыске.
  13. Начало 1905 года. После «кровавого воскресенья» написал письмо о причинах рабочего восстания с поддержкой мирного течения забастовок, хотел направить его в вышестоящие инстанции. Однако Савва Тимофеевич не нашел одобрения среди близких и коллег.
  14. Май 1905 года. Череда событий начала XX века привела С.Т. Морозова в глубокую депрессию. Его состояние стало причиной, по которой деятель уехал с женой и врачом на лечение во Францию. Морозовы остановились в отеле, где несколько дней спустя его настигла кончина: оставшись один, Савва Тимофеевич оставил записку с просьбой никого не винить в его смерти и застрелился. Существует версия, что это было не самоубийство, а расправа со стороны недоброжелателей. Похоронен в Москве на старообрядческом кладбище.
  15. 1908 год. За большой вклад Морозова изображение его было запечатлено на юбилейном значке к десятилетию Московского Художественного Театра.

С.Т. Морозов активно стремился изменить существующий уклад жизни. Это определяет мецената как человека с горячим сердцем, сильно отличает от других почетных граждан и купцов того времени.

Родом из домостроя

Семья Морозовых была старообрядческая и очень богатая. Особняк в Большом Трехсвятительском переулке имел зимнюю оранжерею и огромный сад с беседками и цветниками.

Будущий капиталист и вольнодумец воспитывался в духе религиозного аскетизма, в исключительной строгости. В семейной молельне ежедневно служили священники из Рогожской старообрядческой общины. Чрезвычайно набожная хозяйка дома, Мария Федоровна, всегда была окружена приживалками. Любой ее каприз был законом для домочадцев.

По субботам в доме меняли нательное белье. Братьям, старшему Савве и младшему Сергею, выдавалась только одна чистая рубаха, которая обычно доставалась Сереже – маминому любимчику. Савве приходилось донашивать ту, что снимал с себя брат. Более чем странно для богатейшей купеческой семьи, но это было не единственное чудачество хозяйки.

Занимая двухэтажный особняк в 20 комнат, она не пользовалась электрическим освещением, считая его бесовской силой. По той же причине не читала газет и журналов, чуралась литературы, театра, музыки. Боясь простудиться, не мылась в ванне, предпочитая пользоваться одеколонами. И при этом держала домашних в кулаке так, что они рыпнуться не смели без ее дозволения.

Тем не менее перемены неумолимо вторгались даже в прочно устоявшуюся старообрядческую жизнь. В морозовской семье уже были гувернантки и гувернеры, детей – четверых сыновей и четырех дочерей – обучали светским манерам, музыке, иностранным языкам. Причем применялись веками испытанные «формы воспитания» – за плохие успехи в учебе юную купеческую поросль нещадно драли.

Савва не отличался особым послушанием. По его собственным словам, еще в гимназии он научился курить и не верить в Бога. Характер у него был отцовский: решения принимал быстро и навсегда.

Он поступил на физико-математический факультет Московского университета. Там серьезно изучал философию, посещал лекции по истории В.О. Ключевского. Потом продолжил образование в Англии. Изучал химию в Кембридже, работал над диссертацией и одновременно знакомился с текстильным делом. В 1887-м, после морозовской стачки и болезни отца, оказался вынужден вернуться в Россию и принять управление делами. Было Савве тогда 25 лет.

Вплоть до 1918 года Никольская мануфактура являлась паевым предприятием. Главным и основным пайщиком мануфактуры считалась мать Саввы Мария Федоровна: ей принадлежало 90 % паев.

В делах производственных Савва не мог не зависеть от матери. По сути, он был совладельцем-управляющим, а не полноправным хозяином. Но «Савва Второй» не был бы сыном своих родителей, не унаследуй он от них неуемную энергию и большую волю. Сам о себе говорил: «Если кто станет на моей дороге, перейду и не сморгну».

Он выписал из Англии новейшее оборудование. Отец категорически возражал – дорого, но Савва переломил отставшего от жизни папеньку. Старику претили нововведения сына, но в конце концов он сдался: на мануфактуре были отменены штрафы, изменены расценки, построены новые бараки. Тимофей Саввович топал на сына ногами и ругал его социалистом.

Дела в Товариществе шли блестяще. Никольская мануфактура занимала третье место в России по рентабельности. Морозовские изделия вытесняли английские ткани даже в Персии и Китае. В конце 1890-х годов на фабриках было занято 13,5 тысячи человек, здесь ежегодно производилось около 440 тысяч пудов пряжи, почти два миллиона метров ткани.

Втайне Мария Федоровна гордилась сыном – Бог не обделил его ни умом, ни хозяйской сметкой. Хотя и сердилась, когда Савва распоряжался сначала по-своему, как считал нужным, и лишь затем подходил:

Личная жизнь. Отношения, семья, дети

Женой Морозова стала Зинаида Зимина, купеческая дочь. На момент знакомства с Саввой Тимофеевичем Зинаида была замужем за его родственником – двоюродным племянником Сергеем. Решение о нечестивом разводе далось ей нелегко: из-за того, что Савва и Зинаида были родом из семей старообрядцев, они были подвержены серьезной критике со стороны близких родственников. Наследниками С.Т. Морозова стали четверо детей.

Зинаида

С 1898 года Меценат оказался знаком с актрисой МХТ Марией Андреевой, находившейся в замужестве за статским советником. Между ними завязалась дружба, а затем романтические чувства. Андреева глубоко очаровала Морозова, привязала к своим убеждениям, и кроме комплиментов, он начал дарить щедрые пожертвования в адрес либерально-демократической партии. Несколько лет спустя их роман закончился: актриса завязала отношения с Максимом Горьким, а промышленник вернулся к своей законной семье.

Мария Андреева

Рай для рабочих и служащих

Арсений Иванович Морозов, правнук легендарного Саввы Васильевича Морозова, основателя всего морозовского рода, родился в 1850 году. Окончил Московское коммерческое училище, а затем обучался в Манчестере. Знал языки, кроме английского еще немецкий и французский. Легко считал в уме до семизначных цифр. Был превосходным шахматистом.

Савва Васильевич Морозов

Словом, всячески опровергал стереотип купца-старообрядца с боротой-лопатой и в сапогах бутылками. Хотя и борода, и сапоги присутствовали.

В 1890 году стал управляющим Богородско-Глуховской мануфактурой, и в кратчайший срок создал что-то невероятное. Менеджмент фабрики проживал в двухэтажных коттеджах.

Для рабочих же были построены уникальные по тому времени дома, украшенные изразцами, оборудованные канализацией, центральным отоплением и даже вентиляцией.

Кстати, внутреннее устройство тех домов — коридорная система, общие кухни, кладовые, прачечная и прочие домовые подсобные хозяйства, были впоследствии повторены советскими конструктивистами. А для иностранных специалистов была предусмотрена отдельная улица.

Главный корпус, так называемую Новоткацкую фабрику, возвели в 1907–1908 годы в соответствии с последними достижениями прогресса. Там, например, использовалось верхнее естественное освещение благодаря десяткам конических световых фонарей. Существовала и система центральной вентиляции, при этом свежий воздух подводился непосредственно к местам работ.

Богородско-Глуховская мануфактура. Открытка начала XX века

Обустроили Глуховский парк. Там располагался родильный приют и дом самого Арсения Ивановича. Один из современников писал о Богородске:

Велотрек с деревянным покрытием был открыт в июне 1912 года. Это был третий трек в России — после Санкт-Петербурга и Тулы. В Москве не было ничего подобного, москвичи ездили кататься в Глуховку.

Были и так называемые социальные гарантии: больничная касса, кредитование сотрудников, проработавших на фабрике несколько лет.

А «Историко-статистическое и археологическое описание г. Богородска», составленное историком Иваном Федоровичем Токмаковым, сообщало:

Богородско-Глуховская мануфактура, 1908 год

В самом городе Богородске Арсений Иванович на собственные деньги выстроил четыре храма, а в Богородском уезде — пятнадцать. Знали Морозова и как мецената, в его коллекции картин были работы Левитана, Айвазовского и множества других русских художников.