Грамотность в россии к 1917 году и ликбез в ссср 1920-30-х гг

Эксперименты в образовании

1920-е стали периодом серьёзных экспериментов в образовании. Ярким примером тому служит широкое распространение так называемой педологии: по мнению одних, прогрессивной науки, по мнению других, — псевдонауки, предусматривавшей некий комплексный подход к воспитанию ребёнка. Такие корифеи, как Л. С. Выготский, П. П. Блонский и другие, были выходцами из педологической системы. Она во многом ориентировалась на постоянное, массовое тестирование обучающихся по самым разным основаниям. Благодаря внедрению педологического инструментария к началу 1930-х в советских школах сложилась двойная система: с одной стороны — педологи, взявшие на себя функции воспитания, с другой — педагоги, отвечавшие за образование. И всё же в 1936-м с новым направлением в педагогике было покончено. Педологию, названную «лженаукой», постановлением ЦК ВКП (б) «Об извращениях в системе Наркомпросов» разоблачили и ликвидировали.


М. Горький и А. Макаренко среди воспитанников колонии. (vuz-24.ru)

Положение «О единой трудовой политехнической школе», принятое в 1918-м, предусматривало широкие возможности для различных экспериментов в педагогике. В этот период было введено комплексное обучение, бригадный способ проверки заданий, метод проектов; отменили классно-урочную систему. Внедрённые новшества и сегодня вызывают двоякое отношение. Так, например, большинство исследователей сходится во мнении, что серьёзной ошибкой в 1920-е была замена преподавания истории новой наукой — обществознанием. Кстати, в 1934-м данный эксперимент решили отменить.

Помимо спорных образовательных идей, на 1920−1930-е приходится деятельность замечательного советского педагога Антона Семёновича Макаренко, методы обучения и воспитания которого во многом легли в основу советской образовательной системы. Созданные Макаренко сначала колония им. Горького под Полтавой, а затем (под патронажем НКВД) коммуна им. Дзержинского стали своего рода питомниками, давшими путёвку в жизнь большому количеству малолетних беспризорников и преступников.

Долой неграмотность!

Дело не захлебнулось и после образования Советского Союза, когда процент неграмотных в стране снова вырос — прежде всего за счет Туркестана. В 1925 году энтузиасты борьбы с неграмотностью объединились в добровольное общество «Долой неграмотность», местные отделения которого создавались, как говорится, «от Москвы до самых до окраин». Этому обществу помогали все знаменитые советские писатели, включая Максима Горького и весьма популярного в те годы Демьяна Бедного. А Владимир Маяковский многократно давал поэтические концерты в пользу ликбезовского общества.

Максим Горький и Демьян Бедный. Фото: Culture/cultureru.com

Критически не хватало педагогов. Наркомпрос пытался оперативно решить эту проблему. Под знаменами ВЧК в 26 губерниях создавались курсы учителей. Но тут система столкнулась с нехваткой преподавателей. Приходилось завозить лекторов из столиц. Комиссия помогала с командировками. Каждый образованный человек с минимальными педагогическими способностями был на счету. Недаром в 1928 году был организован всесоюзный комсомольский культпоход. Это была лихая молодежная атака на неграмотность. Комсомольцы на общественных началах обучали неграмотных — как правило, рабочих. В эту программу входила и борьба с детской беспризорностью. Власть исходила из того, что каждый подросток школьного возраста не только может, но и обязан учиться.

Выпускник ликпункта должен был уметь читать «ясный печатный и письменный шрифт, делать краткие записи, необходимые в обыденной жизни и в служебных делах», мог «записать целые и дробные числа, проценты, разобраться в диаграммах», а также «в основных вопросах строительства Советского государства». По тем временам — немало. Учили, как правило, по лозунгам, но старались пробудить у питомцев способности к самостоятельному мышлению. Учитывали социальное положение ученика, его профессию.

Сельский учитель обучает узбекских женщин грамоте, 1921 год. Фото: РИА Новости

Обучающимся сокращали рабочий день на два часа при сохранении зарплаты и пайка. Нередко руководители предприятий — в особенности во времена НЭПа — не выполняли этих предписаний. На них жаловались. Дело доходило до жестких мер: неуважение к ликбезу приравнивали к контрреволюционной деятельности. Кстати, за прогулы уроков на неграмотного могли наложить штраф… Правда, к столь строгим мерам прибегали нечасто. Другое дело — общественные порицания и агитсуды.

Чтобы система заработала на полную мощность, потребовалось 10 лет. К началу 1930-х в стране появилось массовое педагогическое образование. И это тоже заслуга кампании, которая началась в декабре 1919 года.

использованная литература

Источники

  • Брукс, Джеффри (1985). . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.
  • Кларк, Чарльз Э. (2000). Искоренение инаковости: кампания за распространение грамотности в России эпохи НЭПа . Крэнбери, Нью-Джерси: Associated University Press.
  • Фицпатрик, Шейла (1970). Комиссариат Просвещения . Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета.
  • Гренобль, Ленор (2003). Языковая политика в Советском Союзе . Бостон: Kluwer Academic Publishers.
  • Кенез, Питер (1985). . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. ISBN 978-0-521-30636-2.
  • Нар, Нина (1957). «Кампания против неграмотности и полуграмотности на Украине, Закавказье и Северном Кавказе, 1922–1941». В Kline, Джордж Луи (ред.). Советское образование . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.
  • Roucek, Джозеф Slabey (1971). Проблема научного образования . США: Философская библиотека. ISBN 978-0-8369-2070-3.
  • Троцкий, Леон (1980). История русской революции . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Pathfinder Press.

Двигатель мирового созидания

По словам историков, сотрудникам Наркомпроса первоначально не хватало самого необходимого: учебных пособий, письменных принадлежностей, оборудования. Кроме того, обучение миллионов людей чтению, письму и счёту требовало разветвлённой структуры специализированных учреждений.

  • Надежда Крупская
  • РИА Новости

19 июля 1920 года вышел новый декрет Совнаркома — о создании Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧК ликбез). А 12 ноября того же года на базе внешкольного отдела Наркомпроса был учреждён Главный политико-просветительный комитет, которому была переподчинена комиссия по ликбезу. Председателем комитета стала Надежда Крупская. В её ведение передали организацию курсов ликбеза, подготовку учителей и издание учебной литературы. Содействие комиссии и комитету осуществляли советские писатели и поэты, помогавшие с подготовкой учебных пособий.

В каждом населённом пункте, в котором проживали свыше 15 человек, не умеющих читать и писать, создавалась школа, известная также как пункт ликвидации безграмотности. Сначала тех, кто посещал ликпункты, обучали преимущественно основам чтения, счёта и письма. Позже программа была расширена — в неё включили, в частности, изучение дробей, процентов и диаграмм, а также вопросы строительства советского государства.

Также по теме


«Вопреки мифам»: как пятилетки изменили экономику СССР

90 лет назад в Советском Союзе была принята резолюция о пятилетнем планировании развития народного хозяйства, которая создала основу…

В 1920—1924 годах были выпущены два издания первого советского массового букваря для взрослых Д. Элькиной, Н. Бугославской, А. Курской. Вскоре появились Рабоче-крестьянский букварь для взрослых В. Смушкова и Букварь для рабочих Е. Голанта. Учебная литература издавалась на языках примерно 40 национальностей, проживавших в Советской России (а позже в СССР).

С 1923 года помощь государственным органам просвещения стало оказывать добровольное общество «Долой неграмотность» под руководством Михаила Калинина. Оно насчитывало 11 тыс. ликпунктов.

С 1917 по 1927 год органы Наркомпроса и общественные организации обучили грамоте около 10 млн граждан Советского Союза (из них 5,5 млн — в РСФСР). При этом Крупская призывала отказаться от принуждения в вопросах образования и опираться на помощь общественности. В 1928 году был развёрнут культпоход по ликвидации безграмотности.

Важной формой просвещения населения стали избы-читальни, при которых действовали библиотеки и кружки. В 1940-е годы их количество в СССР достигало примерно 48 тыс

В послевоенный период их постепенно вытеснили клубы и дома культуры.

  • Советские плакаты о ликвидации безграмотности

В 1930 году в Наркомпросе прошли масштабные реформы. ЦИК и СНК издали постановление «О всеобщем обязательном начальном обучении». Вместо Главполитпросвета в Наркомпросе был создан сектор массовой работы. А функции ВЧК ликбеза были переданы Центральному штабу ликбез-похода.

По словам Андрея Кошкина, к 1936 году в СССР были обучены грамоте уже около 40 млн человек, а в 1939 году уровень грамотности в стране приблизился к 90%.

«Декрет «О ликвидации безграмотности» наравне с декретами о земле и о мире стал одним из самых важных и известных документов советской власти. Благодаря его реализации СССР, несмотря на потери и разрушения времён Гражданской войны, стал одним из двигателей мирового созидания в области науки и искусства. В результате воплощения декрета в жизнь вся страна зачитала, записала, начала конструировать», — заявил в беседе с RT Андрей Лукутин.

По его словам, без декрета «О ликвидации безграмотности» СССР не состоялся бы как самая читающая страна в мире.

«Изменения, принесённые декретом «О ликвидации безграмотности», были даже масштабнее, чем это может показаться на первый взгляд. Декрет был ступенькой к индустриализации, победе в Великой Отечественной войне, освоению космоса. Благодаря этому возникла могучая сверхдержава и мир стал биполярным», — подчеркнул Андрей Кошкин.

  • Занятия по ликвидации неграмотности, Чебоксары, 1930-е годы

По словам экспертов, важным результатом распространения грамотности в СССР стала возможность получения «вторичной» информации. Умение читать, в частности, позволяло советским гражданам получать информацию о вакцинации, нормах гигиены и здоровом образе жизни.

«Декрет позволил сделать рывок буквально во всех сферах. Он предопределил развитие нашей страны как минимум на 100 лет вперёд. Это была настоящая интеллектуальная платформа для развития государства», — подытожил Кошкин.

Кампания для не говорящих по-русски

В нерусскоязычных регионах советского населения Наркомпрос продвигал политику коренизации (буквально «пустить корни») в отдельных автономных областях и республиках до такой степени, что преподавание русского языка считалось контрреволюционным преступлением. Для отдельных национальностей Иерархия ABCD, система, которая ранжировала 120 языков Советского Союза в соответствии с их передаточной значимостью, наметила конкретный план достижения грамотности каждой национальности. В 1924 году учебники печатались только на 25 языках Советского Союза. Однако к 1934 году они были напечатаны на 104 языках.

НАЧАЛО и ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ОСНОВА ЛИКБЕЗА

Одну из главных проблем, вследствие Гражданской войны и массового голода начала 1920-х годов, представляли беспризорники. По разным данным, в 1921—1923 гг. их было от 4.5 до 9 миллионов.. Число неграмотных постоянно пополнялось за счёт беспризорных подростков. Практические шаги к решению проблемы возраставшей при большевиках безграмотности (как среди взрослых, так и, особенно, среди детей и подростков) начались в 1920 году. В 1920 Совет народных комиссаров принимает декрет об учреждении Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧК ликбез), постановления которой имеют обязательный характер. Она образуется для выполнения принятого в 1919 году декрета о ликвидации безграмотности и будет в 1920—1930 руководить обучением неграмотных и малограмотных. Ведал делами этой комиссии нарком просвещения Анатолий Луначарский.

1-й Всероссийский съезд по ликвидации неграмотности (1922) признал необходимым первоочередное обучение грамоте рабочих промышленных предприятий и совхозов, членов профсоюзов и других трудящихся в возрасте 18—30 лет. Срок обучения на ликпункте устанавливался в 7 месяцев (6−8 часов еженедельно).

14 августа 1923 вышел декрет Совнаркома РСФСР «О ликвидации безграмотности», дополняющий декрет от 26 декабря и устанавливающий количество инструктивных школ 1072 (574 ликвидационных пункта и 498 школ для малограмотных). Осенью 1923 года было создано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность».

27 января 1921 года была создана «Деткомиссия ВЦИК» (Комиссия по улучшению жизни детей) во главе с Феликсом Дзержинским. Главным, после обеспечения жилья, мероприятием, осуществляемым в ходе борьбы с беспризорностью, стало обучение беспризорников грамоте. Помимо Наркомата просвещения этими проблемами занимались и общественные организации, в т. ч. «Фонд имени В. И. Ленина для оказания помощи беспризорным детям». В 1925 году в СССР была создана общественная организация «Друзья детей». К началу 1928 года по всему СССР насчитывалось около 300 тысяч беспризорных, но в начале 1930-х гг их число вновь возросло, и говорилось о 2−2.5 миллионах беспризорниках.(с.928), появившихся вследствие нового массового голода («голодомора») начала 1930-х годов. Только 31 мая 1935 года в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» было заявлено, что массовая беспризорность в стране ликвидирована. В ходе борьбы с беспризорностью, сочетающейся с одновременным обучением детей грамоте, а затем и другим дисциплинам, проявился талант крупнейшего советского педагога А. С. Макаренко, автора «Педагогической поэмы».

Большой проблемой в 1920-х гг. как для развития школьного образования, так и для организации ликвидации безграмотности была катастрофическая нехватка средств. Д. Сапрыкин пишет: «По самым оптимистичным оценкам при Советской власти в середине 20-х годов «образовательные» статьи расходов в советских бюджетах составляли около 3% и в абсолютных цифрах упали более чем в 10 раз по сравнению с дореволюционным«.

«Культурная революция»

Термин «культурная революция» принадлежит В.И. Ленину. Он впервые употребил его в своей работе «О кооперации». Необходимость такого явления была обусловлена тем, что в СССР 80% людей были неграмотными, наблюдалась большая культурная отсталость. Кроме того, нужно было воспитать «нового человека». 

«Культурная революция» — коренной переворот в духовном развитии общества, осуществленный в СССР в 1920-1930-х годах, являющийся составной частью социалистической модернизации

Цели:

  • Создание социалистической системы народного образования.
  • Перевоспитание буржуазной и формирование социалистической интеллигенции.
  • Перестрой быта.
  • Преодоление влияния старой идеологии и утверждение марксистско-ленинской идеологии.
  • Формирование социалистической культуры – культуры, выражающей интересы трудящихся и служащей задачам классовой борьбы пролетариата за социализм.

В период политики «военного коммунизма» задачей было быстро преодолеть тотальную неграмотность народа. Обучение имело принудительный характер. Проходили изменения в культурном развитии общества в три этапа:

  1.  Следующий период – НЭП. Происходит отказ от радикальных лозунгов и методов. Временно был ослаблен идеологический контроль. Как результат – возвращение в страну некоторых представителей интеллигенции. В их числе А. Толстой. М. Цветаева, А. Куприн и другие.
  2.  Последний период начинается в конце 1920-х годов. Вновь происходит возвращение к чрезвычайным методам. Период характеризуется жестким контролем власти над всеми областями культурной и духовной жизни общества. Открытый конфликт с церковью. Репрессии. Психология, генетика и социология были объявлены лженауками. Культ Сталина. 

Кампания большевиков по обучению грамоте

Население научилось читать и писать. Чебоксары , 1930-е гг.

Население научилось читать и писать. Шоркасы ( КАССР ), 1930-е гг.

Когда в 1917 году к власти пришла партия большевиков , они столкнулись с рушащейся империей, печально известной своей кажущейся отсталостью и плохой системой образования. В 1917 году на оставшихся царских территориях примерно 37,9% мужского населения старше семи лет были грамотными и только 12,5% женского населения были грамотными. Взгляды Ленина на грамотность основывались на ее экономических и политических преимуществах. «Без грамотности, — заявил он, — не может быть политики, могут быть только слухи, сплетни и предрассудки». Кампания Ликбез была начата 26 декабря 1919 года, когда Владимир Ленин подписал Указ о советской власти «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» ( «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР»). Согласно этому указу, все люди в возрасте от 8 до 50 лет должны были овладеть грамотой на родном языке. Было организовано 40 000 ликвидационных пунктов (ликпункты), которые служили центрами обучения и повышения грамотности.

Борясь за время и средства во время последовавшей Гражданской войны 1917-1923 годов в России, Наркомпрос , советское министерство образования, быстро сформировал ЧК Ликбез (аббревиатура от «Чрезвычайной комиссии по ликвидации неграмотности»), которая должна была отвечать за подготовка учителей грамотности, а также организация и распространение кампании по распространению грамотности. От крестьян до профсоюзов, конкретные квоты процента грамотности были установлены для различных слоев советского общества. Например, профсоюзная кампания была направлена ​​на достижение 100% грамотности своих рабочих к 1923 году. Большевики также считали, что с помощью литературных кампаний они могут легко продвигать партийную идеологию и формировать мировоззрение населения. Женщины, учитывая их низкий уровень грамотности, рассматривались как имеющие самый высокий потенциал для того, чтобы стать «модернизаторами» советского общества. Воспитанием крестьянок большевики надеялись сломить патриархальное господство в сельском обществе. Ленин писал в «Освобождении женщин», что неграмотность женщины подорвет «боевой дух» мужчин-членов партии и помешает женам ухватиться за идеалы своих мужей. В Азербайджанской Советской Социалистической Республике кампания по повышению грамотности женщин в основном проводилась членами Клуба Али Байрамова , женской организации, основанной азербайджанскими женщинами-большевиками в Баку в 1920 году.

Чтобы еще больше охватить крестьянскую общину, большевики построили читальные залы в деревнях по всей стране. Выступая в роли пропагандистского центра, а не библиотеки, грамотный крестьянин будет действовать как «красный читатель» комнаты и вести обсуждения текстов, отправленных директивой партии, с членами местного сообщества. Посещение было чаще всего обязательным, поскольку читальные залы оказались одним из самых успешных инструментов пропаганды партии, где проводились кампании, и местные жители слышали о событиях во внешнем мире.

К 1923 году, однако, стало ясно, что у кампании есть недостатки. Во-первых, Наркомпросу было трудно бороться за финансирование от Политбюро . Бюджет Наркомпроса на обучение грамоте сократился с 2,8% в 1924/1995 году до 1,6% в 1927/8 году. Ликбезские литературные школы не были созданы на местах по приказу партийной элиты — вместо этого они в значительной степени полагались на массовый спрос. Наркомпросу также было трудно найти образованных учителей, действительно желающих жить в изолированных условиях сельской местности.

Во многих случаях ученики-крестьяне и пролетариаты враждебно встречали своих педагогов и учителей грамотности из-за их «мелкобуржуазного» происхождения. Чтобы решить эту проблему, местные органы власти установили систему поощрений для рабочих, посещающих занятия, предоставляя им особые привилегии. В некоторых крайних случаях, во время голода 1922 года , многие районы требовали от неграмотного мужского и женского населения посещать школу грамотности, чтобы заработать свои продовольственные баллы. Опасаясь, что они не обращаются к населению и вызывают у публики безумие чтения, на которое они надеялись, Политбюро решило в значительной степени финансировать и продвигать клубы и общества, такие как общество «Долой неграмотность».

Декрет «О ликвидации безграмотности»

В мае 1919 года в России состоялся 1-й Всероссийский съезд по внешкольному образованию. Его участники инициировали подготовку проекта декрета «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». Несмотря на то что в стране продолжалась Гражданская война, шла борьба с иностранными интервентами и отражение польской агрессии, правительство провело форсированную работу над документом. Декрет был официально принят Совнаркомом РСФСР 26 декабря 1919 года.

  • Анатолий Луначарский, народный комиссар просвещения РСФСР
  • РИА Новости

«Всё население республики в возрасте от восьми до 50 лет, не умеющее читать или писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языке, по желанию. Обучение это ведётся в государственных школах как существующих, так и учреждаемых для неграмотного населения по планам Народного комиссариата просвещения», — говорилось в документе.

Работа по ликвидации безграмотности должна была также проводиться в Красной армии при участии политотделов.

Также по теме


«Путём проб и ошибок»: как проходило идейное становление Красной армии

Ровно 100 лет назад был официально утверждён текст первой советской присяги для бойцов Красной армии. Этот шаг заложил основы…

Органам местной власти давалось всего два месяца на подготовку планов ликвидации безграмотности. Потенциальные учителя были практически приравнены к мобилизованным военным.

«Народному комиссариату просвещения и его местным органам предоставляется право привлекать к обучению неграмотных в порядке трудовой повинности всё грамотное население страны, не призванное в войска, с оплатою их труда по нормам работников просвещения», — подчёркивали составители декрета.

Для обучающихся грамоте время работы сокращалось на два часа с сохранением оплаты труда. Впрочем, мотивация для потенциальных педагогов и учащихся была не только позитивной.

«Уклоняющиеся от установленных настоящим декретом повинностей и препятствующие неграмотным посещать школы привлекаются к уголовной ответственности», — постановил Совнарком.

По словам экспертов, с принятия декрета в Советской России началась активная кампания по ликвидации безграмотности. «Распространение грамотности для советского государства было идеологически важным вопросом», — отметил Андрей Лукутин.

ГРАМОТНОСТЬ В ЦАРСКОЙ РОССИИ к 1917 году.

Подробно я писал об этом в отдельной статье «Грамотность и образование в царской России» (здесь в ЖЖ и на Проза.ру) — здесь коротко суммирую основные данные.

Оценки среднего уровня грамотности населения в России в целом к 1914−1915 гг году достаточно сильно разнятся: от 35−38% к 1915 году до 43% в 1917, но применительно только к европейской части собственно России, исключая детей, не достигших 10 лет. Бывший министр просвещения П. Н. Игнатьев в своей статье приводил оценку в 56% грамотных от всего населения России (на 1916 год). По данным исследования Института этнологии и антропологии РАН под руководством д. и.н., профессора М. М. Громыко реальная грамотность крестьян была заметно выше данных официальной статистики, поскольку многие (особенно старообрядцы) не считали нужным записывать при обследованиях свою грамотность, и по ряду других причин(c.59−60). Отмечается также, что тяга крестьян к грамоте, интерес к книгам и периодическим изданиям постоянно росли, особенно быстро после 1906 года.

Развитие начального школьного образования значительно ускорилось с конца 1907 года. В течение 1908−1915 гг. кредит на постоянные нужды начального образования увеличивался следующим образом: в 1908 — на 6 900 000 р., в 1909 — на 6 000 000 р., в 1910 — на 10 000 000 р., в 1911 — на 7 000 000р., в 1912 — на 9 000 000 р., в 1913 — на 10 000 000 р., в 1914 — на 3 000 000 р., в 1915 — на 3 000 000 р.(с.144) — как видно, кредит на нужды начального образования увеличивался даже во время ПМВ. Не только финансирование, но все мероприятия по развитию начального образования (в том числе увеличение числа школ и их доступности в радиусе не более 3 верст) проводились неуклонно вплоть до 1917 года. Тем не менее, уровень грамотности взрослого населения и развитие школьного образования в регионах с преимущественно инородческим населением (особенно в Средней Азии) к 1917 году был еще очень низок.

По состоянию на 1914 г. в разных уездах и городах РИ (всего в РИ было 441 у.е.здных земств): «осуществлено всеобщее обучение в 15 земствах; совсем близки к осуществлению 31 земство«(с.146) (то есть более чем в 10% земств). Там же указано также, что в 1914 году 88% земств осуществляли (переход) к всеобщему образованию по согласованию с МНП, причем «62% земств предстояло менее 5 лет до всеобщего обучения, 30% — от 5 до 10 лет, и лишь в 8% — свыше 10 лет». Ожидалось, что всеобщее начальное образование на территории европейской России будет достигнуто между 1919 и 1925 годами (более чем в 90% земств всеобщее обучение могло быть введено к 1924 году).

Имевшие место в России в 1896—1917 гг. неуклонный рост грамотности населения, быстрый рост числа начальных и средних школ и учащихся (см. Грамотность), средних и высших учебных заведений и числа студентов, а также техников, инженеров, специалистов во всех областях хозяйства и учёных (см. Образование в Российской империи), — эти процессы, лишь замедлившиеся в годы Первой мировой войны(с.59) прервались и обрушились в годы Гражданской войны и массового голода начала 1920-х годов.(с. 71)(с.803).

ЛИКПУНКТЫ И ШКОЛЫ ГРАМОТНОСТИ

Каждый населённый пункт с числом неграмотных свыше 15-ти должен был иметь школу грамоты (ликпункт). Срок обучения в такой школе составлял 3−4 месяца. Программа обучения включала чтение, письмо, счёт. В начале 1920-х годов было уточнено, что занятия на ликпункте имеют своей целью научить читать ясный печатный и письменный шрифты; делать краткие записи, необходимые в жизни и служебных делах; читать и записывать целые и дробные числа, проценты, разбираться в диаграммах и схемах; учащимся объяснялись основные вопросы строительства советского государства. Для взрослых учащихся сокращался рабочий день с сохранением заработной платы, предусматривалось первоочередное снабжение ликпунктов учебными пособиями, письменными принадлежностями.

Учебная программа потребовала широкой организованной подготовки учителей и других педагогических работников. К осени 1920 года только органами ВЧК ликбез в 26 губерниях были созданы курсы учителей — ликвидаторов неграмотности.

Качество общеобразовательной подготовки в 1920-е и в начале 1930-х гг, в условиях ликбеза, было гораздо ниже, чем в дореволюционной России — обучение часто проводили культармейцы, не имевшие специального педагогического образования. . Задачу ликвидации неграмотности формально упрощало то, что для ее решения не требовались кадры, обладающие специальными познаниями в сфере образования (квалифицированные учителя); считалось, что грамоте могли обучать и те, кто сам был просто грамотен. Фактически об этом говорилось в п. 3 Декрета Совнаркома РСФСР «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» (от 26 декабря 1919): «Народному Комиссариату Просвещения и его местным органам предоставляется право привлекать к обучению неграмотных в порядке трудовой повинности все грамотное население страны…« В 1921 г. во всех школьных и воспитательных учреждениях насчитывалось 351 тыс. преподавателей — в основном в начальной школе (высшее и неоконченное высшее образование из них имели 7,5%, среднее — 62%, специальную педагогическую подготовку имели лишь 12% против 51,5% в 1915 г.)(Глава3, ч.1.).

Численность учащихся, достигнутая в Российской империи к 1917 году, была восстановлена в СССР только к 1930 году . 25 июля 1930 г. ЦК ВКП (б) принял постановление «О всеобщем обязательном начальном обучении». Как считалось в СССР, полностью оно было закончено в 1934 году. Но профессиональных учителей при этом по прежнему сильно не хватало. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1930 г. «О льготах квалифицированным работникам в сельских местностях и рабочих поселках», наряду с некоторыми льготами, были предусмотрены ограничения в их перемещении и свободе выбора места работы — эти вопросы решали местные исполкомы, а не сами учителя. Еще и в 1932 году на педагогическую работу были мобилизованы 20 тыс. комсомольцев.