Процесс синявского и даниэля

Пионер диссидентского движения

Имя Синявского впервые стало известно на Западе в 1965 году, когда его арестовали и судили вместе с другим писателем-диссидентом Юлием Даниэлем за публикацию «антисоветских» произведений. Он провел 6 лет в трудовом лагере под городком Потьма в Мордовии, в 460 км на юго-восток от Москвы. Суд дал начало диссидентскому движению среди писателей и интеллектуалов, в число которых, в частности, входили в 1970-х годах Александр Солженицын и в 1980-х Андрей Сахаров.

В конце 1950-х и начале 1960-х годов Андрей Синявский книги во Франции уже публиковал. Тогда он печатался под псевдонимом Абрам Терц. Власти связали острые сатирические романы и рассказы с Синявским, и он был арестован. Тем не менее, его самые известные книги – «Голос из хора» и «Спокойной ночи!» – были написаны во время его долгого вынужденного изгнания.

Публикации за рубежом

В Москве Андрей Синявский публиковал литературную критику в «Новом мире», но свои художественные произведения, в частности, «Квартиранты» (1959) и «Любимов» (1962), задолго до публикаций Солженицына печатал за границей под именем Абрама Терца. Юлий Даниэль же пользовался псевдонимом Николай Аржак. «Абрам Терц был диссидентом, а не я, – вспоминал Синявский в интервью в 1989 г. – Я был либеральным литератором с несколькими относительно небольшими осложнениями в моей профессиональной жизни».

В одном своем эссе, опубликованном за рубежом, он говорил о рискованности не писать в соответствии с правительственными правилами. «Литература стала запретной и опасной территорией, что делает ее гораздо более привлекательной, своего рода игрой с удвоенной остротой или приключением, которое само по себе воплощает интригу увлекательного романа».

В течение нескольких лет российские и западные литературные круги были заинтригованы резко сатирическим антисталинистским «Фантастическим миром Абрама Терца, за которым последовал рассказ «Суд идет», где он описывал сталинские методы преследования людей, которые в полной мере соответствовали словам Ленина о том, что цель оправдывает средства. В конце концов КГБ в Париже, у которого везде и повсюду были свои люди, установил, кем действительно являются авторы нашумевших произведений.

Спустя годы и смерть

В 1973 году Синявскому было разрешено эмигрировать во Францию по приглашению Клода Фриу, профессора Парижского университета 8 Венсен-Сен-Дени, специализирующегося на России. Синявский стал профессором русской литературы в Сорбоннском университете , вместе со своей женой Марией Розановой стал соучредителем русскоязычного альманаха « Синтаксис» и активно сотрудничал с Радио Свобода . Сын Синявского и Розановой, Егор Гран , окончил École Centrale Paris и стал писателем.

17 октября 1991 года Синявский фигурировал в полученном « Известиями» отчете о пересмотре обвинительных приговоров нескольким видным советским деятелям в связи с отсутствием состава преступления в их действиях. Синявский, Юлий Даниил, Карлис Улманис , Николай Тимофеев-Ресовский рассматривались для « реабилитации » всего за два месяца до распада Советского Союза .

В начале 1996 года у Синявского случился сердечный приступ , а в том же году у него обнаружили рак легких с метастазами в головной мозг . Синявский перенес неудачные операции и лучевую терапию в Институте Кюри . Синявский умер в 1997 году в Фонтене-о-Роз , недалеко от Парижа , и был похоронен там русским православным священником и писателем Владимиром Вигилянским в сопровождении Андрея Вознесенского .

Могила Андрея Синявского (Cimetière communal de Fontenay-aux-Roses , Rue des Pierrelais 18)

Синявский стал катализатором формирования русско-английской переводческой команды Ларисы Волохонской и Ричарда Пивера , которые перевели ряд произведений Михаила Булгакова , Антона Чехова , Федора Достоевского , Николая Гоголя и Льва Толстого . Волохонский, который родился и вырос в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург), впервые посетил Соединенные Штаты в начале 1970-х годов и наткнулся на статью Пивира о Синявском в Hudson Review . В то время Пивер считал, что Синявский все еще находится в русской тюрьме; Волохонский только что помог ему иммигрировать в Париж. Пивер был удивлен и обрадован ошибкой: «Лариса только что помогла Синявскому уехать из России», — вспоминал Пивер. «И она сообщила мне, что, хотя я сказал, что он все еще находится в тюрьме, на самом деле он находится в Париже. Я был рад это знать».

Самиздат: цензура, риск, литература

Одной из форм диссидентского движения было создание так называемого самиздата. Начиная с 1968-го и по самый конец брежневской эпохи, 1983-й, выходила «Хроника текущих событий» — издание, в котором перечислялись факты нарушения прав человека в Советском Союзе, согласно мнению и оценке правозащитников.

В самиздате выпускались не только современные произведения, но и работы многих писателей, которые по тем или иным причинам не публиковались в СССР. Например, почти в каждом доме было перепечатанное издание Ахматовой, Цветаевой или Пастернака, потому что купить в магазинах подобные книги было практически невозможно: они либо не издавались вообще, либо выходили очень маленькими тиражами.

Кроме самиздата существовал тамиздат — книги, которые печатались за рубежом и впоследствии тем или иным способом переправлялись в Советский Союз. Например, в немецком городе Франкфурт-на-Майне функционировало издательство «Посев», которое специализировалось на публикации произведений, по тем или иным причинам в СССР не выходивших.

«Посев» — первое издательство, которое печатало многие произведения советских диссидентов 1960—1970-х гг. С одной стороны, это было неплохо: хотя бы таким образом «несогласные» могли пробиться к своим читателям за рубежом и в некоторой степени — в Советском Союзе. Но, с другой стороны, издательство создавало для них в СССР, где существовали жёсткая цензура и категорический запрет на публикацию без согласия компетентных органов, большие проблемы. Так, в 1965-м тамиздат стал причиной репрессий в отношении писателей Синявского и Даниэля.

Примечания[править | править код]

  1. 844. Терц Абрам. Фантастические повести: В цирке. Ты и я. Квартиранты. Графоманы. Гололедица. Пхенц; Суд идет; Любимов; Что такое социалистический реализм / Вступ. ст.: Филиппов Б.; Суперобл.: Сафонов Н..- Нью-Йорк: Междунар. Лит. Содружество, 1967.- 455 с. Номер хранения 776. http://libavtograd.tgl.ru/library.php?page_id=693
  2. Абрам Терц. В ЦИРКЕ. (появлениe в самиздате: 1960 — 1965 гг.) http://antology.igrunov.ru/authors/synyavsky/1059498774.html
  3. Абрам Терц. ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ http://antology.igrunov.ru/authors/synyavsky/1059651903.html
  4. Николай АРЖАК. Искупление. Рассказ. Inter-Language Literary Associates, New York, 1964, 71 стр.
  5. Аржак, Николай. «Говорит Москва». Повести и рассказы. Нью-Йорк, Inter-Language Literary Associates, 1966.
  6. Аржак Н. Говорит Москва. Повести и рассказы. / Вст. ст. и послесловие Б.Филиппова. Нью Йорк Международное литературное содружество 1966г.168 с.
  7. НИКОЛАЙ АРЖАК — Человек из МИНАПа http://www.vbooks.ru/AUTHORS/YULIY-DANIYEL-NIKOLAY-ARZGAK/027607.html
  8. «Что Николай Аржак бесстрашен — очевидно. Не будь этого, не мог бы он писать и распространять в рукописях в большевицком подполье, выбирая при этом, издевательские и уничтожающие власть темы, и, что еще увеличивает опасность, пересылать списки для издания за границу… Риск, который берет на себя Н.Аржак, без сомнения очень велик…» (Я.Н.Горбов. «Возрождение», #145, 1964). http://old.russ.ru:8080/krug/vek/20010815_a-pr.html
  9. Андрей Синявский.
    ДИССИДЕНТСТВО КАК ЛИЧНЫЙ ОПЫТ.
    http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/ECCE/SINYAVSKY.HTM


  10. ДИССИДЕНТЫ ЮЛИЙ ДАНИЭЛЬ-АРЖАК, АНДРЕЙ СИНЯВСКИЙ-ТЕРЦ И ПЕРВЫЕ УРОКИ ДЕМОКРАТИИ ДЛЯ СССР (1998)
    http://www.vivarussia.ru/Books/2129.htm
  11. СИНЯВСКИЙ, АНДРЕЙ ДОНАТОВИЧ (псевдоним Абрам Терц) (1925–1977). Энциклопедия «Кругосвет»,
    http://www.krugosvet.ru/articles/109/1010978/1010978a1.htm

  12. Речь В. В. Игрунова на Международной научной конференции «Диссидентское Движение в СССР. 1950-е — 1980-е.»
    http://www.igrunov.ru/vin/vchk-vin-dissid/smysl/articl_diss/vchk-vin-dissid-dem_mov-speech_92.html
    (link does not work)
  13. «Свидетель обвинения»
  14. Письмо редактора журнала «Синтаксис» А. Гинзбурга А. Н. Косыгину. http://www.polit.ru/dossie/2004/07/20/ginzburg.html
  15. Юлий Ким, Илья Габай, Петр Якир. К ДЕЯТЕЛЯМ НАУКИ, КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА (Январь 1968), http://apksp.narod.ru/kimstat23.html
  16. Даниэль Юлий Маркович (Николай Аржак) (1925-1988), http://www.rvb.ru/np/publication/02comm/02/04daniel.htm
  17. Научно-информационный центр / Хроника перестройки / 1991
    17.10.1991 Опубликовано сообщение о пересмотре дел Ульманиса, Тимофеева-Ресовского и Царапкина, Синявского и Даниеля за отсутствием в их действиях состава преступления (Известия, 1991, 17 октября),
    http://www.gorby.ru/rubrs.asp?art_id=16065&rubr_id=176&page=13

Основания для обвинения и открытие дела

Писатели А.Д. Синявский и Ю.М. Даниэль были знакомы между собой. Их художественные произведения не принимались к печати в СССР (из идеологических и других соображений). Однако им удалось найти канал для переправки рукописей на Запад (через дочь французского военно-морского атташе). Там их работы (под псевдонимами) издавали охотно – такая издательская деятельность была частью западной антисоветской пропагандистской кампании.

Неизвестно точно, каким путем, но КГБ СССР выяснило реальные имена скрывающихся за псевдонимами авторов. Сам факт издания за рубежом без санкции и особенно характер опубликованных там произведений по советским законам того времени уже был основанием для возбуждения уголовного дела по статье «антисоветская пропаганда».

К этому факту добавлялась немаловажная деталь. Незадолго до ареста А.Д. Синявский официально согласился стать осведомителем КГБ и информировать его о деятельности своего «канала» на запад, дочери французского военного. Однако на деле он сообщил женщине об этом факте, и далее докладывал в КГБ то, что она сама предлагала ему туда передать. В принципе, это обстоятельство могло стать причиной для обвинения в шпионаже и вербовке иностранными спецслужбами, но его не последовало.

Существует и версия, что «дело Синявского – Даниэля» было спровоцировано ЦРУ с целью вызвать громкий скандал на международном уровне. В результате якобы международное недовольство должно было быть направленным на СССР, где преследуют литераторов; в мире забыли бы о военных действиях США во Вьетнаме, применении дефолиантов и напалма и других некрасивых фактах. Согласно этой версии, американская разведка подсказала КГБ, кто скрывается за псевдонимами растиражированных на Западе авторов, и снабдила советских коллег кое-какими доказательствами.

Публикации

Поскольку в СССР художественные произведения этих писателей не печатались, они переправляли их на Запад, где они публиковались под псевдонимами Абрам Терц (Синявский) и Николай Аржак (Даниэль). Произведения вывозила Элен Пельтье-Замойская, дочь военно-морского атташе Франции, с которой был знаком Синявский.
Жена Синявского Мария Розанова позднее рассказывала: «Может быть, случилось это только потому, что Андрей Синявский согласился на неё доносить, да, расписался в КГБ, что будет, а потом пошёл к ней и всё рассказал. И что и как доносить, они уже решали вместе».

Когда КГБ установил их авторство, они были арестованы (13 сентября 1965 года) и отданы под суд.

Существуют различные версии того, как КГБ удалось раскрыть псевдонимы Синявского и Даниэля. В частности, существуют утверждения, что их выдал друг Синявского Сергей Хмельницкий.

Евгений Евтушенко утверждал, что Роберт Кеннеди рассказал ему («запершись в ванне и включив воду»), что Синявского и Даниэля выдало ЦРУ, «чтобы отвлечь общественное мнение от политики США, продолжавших непопулярную войну во Вьетнаме, и перебросить внимание общественности на СССР, где преследуют диссидентов». В начале 1970-х годов Евтушенко рассказывал Даниэлю, что СССР заплатил ЦРУ за раскрытие псевдонимов чертежами новой подводной лодки

Диссидент Сергей Григорьянц называет эти россказни Евтушенко «дикими» и «много раз опровергнутыми».

Сын Ю. Даниэля Александр писал: «О том, как КГБ узнал о том, кто такие Абрам Терц и Николай Аржак, в точности неизвестно до сих пор, однако утечка информации, безусловно, произошла за пределами СССР: Ю. Даниэлю на допросе показали правленный его рукой экземпляр его повести „Искупление“, который мог быть найден только за рубежом».

Возможно, что Синявский и Даниэль проговорились о своём авторстве каким-либо знакомым, которые их выдали, однако последняя версия не объясняет откуда в КГБ появилась рукопись, находящаяся на западе, или её копия.

Однако уже в январе 1962 года в журнале «Иностранная литература» появляется большая статья его главного редактора Бориса Рюрикова «Социалистический реализм и его ниспровергатели» с беспощадной критикой как антисоветских и клеветнических всего двух публикаций, появившихся за несколько лет на Западе: небольшого исследования «Что такое социалистический реализм» и повести «Суд идет».

Реакция общественности

Процесс Синявского и Даниэля связывают с началом второго периода демократического (диссидентского) движения в СССР.

В поддержку Синявского и Даниэля выступали актёр Игорь Кваша, литературовед Вячеслав Иванов, критики Ирина Роднянская и Юрий Буртин, поэт-переводчик Анатолий Якобсон, искусствоведы Юрий Герчук и Игорь Голомшток, художник-реставратор Николай Кишилов, научный сотрудник АН СССР Вадим Меникер, писатели Лев Копелев, Лидия Чуковская, Владимир Корнилов, Константин Паустовский.

Со стороны властей главным общественным «обличителем» обвиняемых выступил Михаил Шолохов. К нему многие писатели из разных стран обратились с надеждой на его порядочность и выразили призыв встать на защиту Синявского и Даниэля. Однако он не только не внял призывам, а наоборот, выступил на XXIII съезде КПСС и выразил сожаление о «слишком мягком» приговоре (стиль сохранен):

Попадись эти молодчики с чёрной совестью в памятные 20-годы, когда судили не опираясь на строго разграниченные статьи уголовного кодекса, а руководствуясь революционным правосознанием… (бурные аплодисменты)… Ох, не ту бы меру наказания получили бы эти оборотни! (бурные аплодисменты). А тут, видите ли, ещё рассуждают о суровости приговора! Мне ещё хотелось бы обратиться к зарубёжным защитникам пасквилянтов: не беспокойтесь, дорогие, за сохранность у нас критики. Критику мы поддерживаем и развиваем, она остро звучит и на нынешнем нашем съезде. Но клевета — не критика, а грязь из лужи — не краски из палитры художника!

После суда об освобождении Синявского и Даниэля ходатайствовали («письмо 62-х»): А. Н. Анастасьев, А. А. Аникст, Л. А. Аннинский, П. Г. Антокольский, Б. А. Ахмадулина, С. Э. Бабёнышева, В. Д. Берестов, К. П. Богатырёв, З. Б. Богуславская, Ю. Б. Борев, В. Н. Войнович, Ю. О. Домбровский, Е. Я. Дорош, А. В. Жигулин, А. Г. Зак, Л. А. Зонина, Л. Г. Зорин, Н. М. Зоркая, Т. В. Иванова, Л. Р. Кабо, В. А. Каверин, Ц. И. Кин, Л. З. Копелев, В. Н. Корнилов, И. Н. Крупник, И. К. Кузнецов, Ю. Д. Левитанский, Л. А. Левицкий, С. Л. Лунгин, Л. З. Лунгина, С. П. Маркиш, В. З. Масс, О. Н. Михайлов, Ю. П. Мориц, Ю. М. Нагибин, И. И. Нусинов, В. Ф. Огнев, Б. Ш. Окуджава, Р. Д. Орлова, Л. С. Осповат, Н. В. Панченко, М. А. Поповский, Л. Е. Пинский, С. Б. Рассадин, Н. В. Реформатская, В. М. Россельс, Д. С. Самойлов, Б. М. Сарнов, Ф. Г. Светов, А. Я. Сергеев, Р. С. Сеф, Л. И. Славин, И. Н. Соловьёва, А. А. Тарковский, А. М. Турков, И. Ю. Тынянова, Г. С. Фиш, К. И. Чуковский, Л. К. Чуковская, В. Т. Шаламов, М. Ф. Шатров, В. Б. Шкловский, И. Г. Эренбург («Литературная Газета», 19/11, 1966 г.).

В ответной статье Секретариат Союза Советских Писателей — К. А. Федин, Н. С. Тихонов, К. М. Симонов, В. А. Смирнов, Л. С. Соболев, С. В. Михалков, А. А. Сурков — высказался против Синявского и Даниэля.

5 декабря 1965 года, (День Конституции) на Пушкинской площади состоялся Митинг гласности в поддержку Даниэля и Синявского. В число участников входили Александр Есенин-Вольпин, Валерий Никольский, Юрий Титов, Юрий Галансков, Владимир Буковский. Митингующие требовали освободить Даниэля и Синявского, а также «уважать собственную Конституцию». Прямо с площади на допрос были увезены А. Есенин-Вольпин, Ю. Галансков, А. Шухт и др. Допрос продолжался два часа, впоследствии участники были отпущены.

В самиздате распространялись открытые обращения к деятелям науки и искусства, с описаниями процесса Синявского и Даниэля, предупреждающие об опасности повторения сталинских репрессий в случае молчаливого одобрения таких процессов обществом.

Широкую известность получило открытое письмо Л. К. Чуковской к М. А. Шолохову.

дальнейшее чтение

  • Борден, Ричард (осень 1998). «Андрей Синявский: памяти». Славянский и восточноевропейский журнал . 42 (3): 372–376. JSTOR   .
  • Чаппл, Ричард (февраль 1976 г.). «Преступники и преступность по мнению советских диссидентов — произведения Андрея Синявского и Юлия Даниила». В Fox, Вернон (ред.). Материалы 21-й ежегодной Южной конференции по исправлениям . 21 . Таллахасси: Университет штата Флорида. С. 149–158.
  • Лурье, Ричард (1975). . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета. ISBN 978-0801408908.
  • Непомнящий, Катарина (осень 1982 г.). «Я и ты» Андрея Синявского: современная фантастическая сказка ». Обзор Ульбандуса . 2 (2): 209–230. JSTOR   .
  • Непомнящий, Кэтрин (весна 1991). «Возвращение Андрея Синявского в Советский Союз». Образования . 6 (1): 24–44.
  • Непомнящий, Кэтрин (1995). Абрам Терц и поэтика преступления . Нью-Хейвен и Лондон: Издательство Йельского университета. ISBN 978-0300062106.
  • Воронцов, Александр (зима – весна 1983 г.). «Писатель как художник и критик: дело Андрея Синявского». Журнал русского языка . 37 (126/127): 139–145. JSTOR   .

ранняя жизнь и образование

Андрей Донатович Синявский родился 8 октября 1925 года в Москве , Советский Союз , в семье Доната Евгеньевича Синявского, русского дворянина из Сызрани, который стал членом левых эсеров , и матери русского крестьянского происхождения. Донат был несколько раз арестован большевиками во время русской революции как « враг народа », и во время его последнего пребывания в тюрьме медицинские власти сняли его электроэнцефалографическое исследование . Синявский описал переживания своего отца в автобиографическом романе » Спокойной ночи!» . Семья Синявского была эвакуирована в Сызрань после немецкого вторжения в Советский Союз в 1941 году, где он окончил школу в 1943 году. После окончания школы Синявский был призван в ряды Красной Армии и служил радиоинженером в аэропорту. В 1945 году Синявский стал студентом филологического факультета МГУ , а на следующий год после демобилизации из Красной Армии стал студентом дневного отделения и изучал произведения Владимира Маяковского . Синявский закончил в 1949 году и принял участие в аспирантуру , где он успешно защитил диссертацию в 1952 году Синявский работал в Горьковском институте мировой литературы в Москве и преподавал в МГУ факультет журналистики и Школу — студию МХАТ . К концу 1960 года Синявский был принят в Союз советских писателей .

Синявский стал одним из ведущих литературных критиков журнала « Новый мир », который в то время возглавлял Александр Твардовский . В начале 1960-х « Новый мир» считался самым либеральным юридическим изданием в Советском Союзе и начал склоняться к диссидентской позиции. В ноябре 1962 года Новый мир стал известен публикацией Александр Солженицын новаторским «s Один день из жизни Ивана Денисовича , в новелле о узник ГУЛАГа . Синявский, протеже Бориса Пастернака , описывал реалии советской жизни в коротких художественных рассказах, часто носивших критический характер. Синявский публиковал свои романы на Западе под псевдонимом Абрам Терц, происходящим от имени исторического русского еврейского гангстера, хотя сам Синявский не был евреем. Произведения Синявского, естественно, были отклонены для публикации Коммунистической партией Советского Союза (КПСС) в период жесткой цензуры в Советском Союзе .

Реакция общественности

Многие писатели считали процесс Даниэля и Синявского противозаконным и протестовали против их осуждения.

В поддержку Синявского и Даниэля выступали актёр Игорь Кваша, литературовед Вячеслав Иванов, критики Ирина Роднянская и Юрий Буртин, поэт-переводчик Анатолий Якобсон, искусствоведы Юрий Герчук и Игорь Голомшток, художник-реставратор Николай Кишилов, научный сотрудник АН СССР Вадим Меникер, писатели Лев Копелев, Лидия Чуковская, Владимир Корнилов, Константин Паустовский.

Как пишет Семичастный в своей записке

Всеволод Кочетов в своей статье «Скверное ремесло» поставил имя Синявского в один ряд с нацистским преступником Рудольфом Гессом. Кочетов заявил, что бывший советский критик совершал литературные убийства «во имя продления на земле владычества денежных мешков».

Но главным общественным обличителем обвиняемых выступил Михаил Шолохов. Писатель выступил на XXIII съезде КПСС (который открылся через месяц после процесса над Синявским и Даниэлем) и выразил сожаление о слишком мягком приговоре (стиль сохранен):

Леонид Брежнев в своей речи на том же XXIII съезде партии сказал:

Письма писателей

После суда об освобождении Синявского и Даниэля ходатайствовали («письмо 62-х»): А. Н. Анастасьев, А. А. Аникст, Л. А. Аннинский, П. Г. Антокольский, Б. А. Ахмадулина, С. Э. Бабёнышева, В. Д. Берестов, К. П. Богатырёв, З. Б. Богуславская, Ю. Б. Борев, В. Н. Войнович, Ю. О. Домбровский, Е. Я. Дорош, А. В. Жигулин, А. Г. Зак, Л. А. Зонина, Л. Г. Зорин, Н. М. Зоркая, Т. В. Иванова, Л. Р. Кабо, В. А. Каверин, Ц. И. Кин, Л. З. Копелев, В. Н. Корнилов, И. Н. Крупник, И. К. Кузнецов, Ю. Д. Левитанский, Л. А. Левицкий, С. Л. Лунгин, Л. З. Лунгина, С. П. Маркиш, В. З. Масс, О. Н. Михайлов, Ю. П. Мориц, Ю. М. Нагибин, И. И. Нусинов, В. Ф. Огнев, Б. Ш. Окуджава, Р. Д. Орлова, Л. С. Осповат, Н. В. Панченко, М. А. Поповский, Л. Е. Пинский, С. Б. Рассадин, Н. В. Реформатская, В. М. Россельс, Д. С. Самойлов, Б. М. Сарнов, Ф. Г. Светов, А. Я. Сергеев, Р. С. Сеф, Л. И. Славин, И. Н. Соловьёва, А. А. Тарковский, А. М. Турков, И. Ю. Тынянова, Г. С. Фиш, К. И. Чуковский, Л. К. Чуковская, В. Т. Шаламов, М. Ф. Шатров, В. Б. Шкловский, И. Г. Эренбург («Литературная Газета», 19/11, 1966 г.).

В ответной статье Секретариат Союза Советских Писателей — К. А. Федин, Н. С. Тихонов, К. М. Симонов, В. А. Смирнов, Л. С. Соболев, С. В. Михалков, А. А. Сурков — высказался против Синявского и Даниэля.

Митинг гласности

Основная статья: Митинг гласности

5 декабря 1965 года, (День Конституции) на Пушкинской площади состоялся митинг в поддержку Даниэля и Синявского. В число участников входили Александр Есенин-Вольпин, Валерий Никольский, Юрий Титов, Юрий Галансков, Владимир Буковский. Митингующие требовали освободить Даниэля и Синявского, а также «уважать собственную Конституцию». Прямо с площади на допрос были увезены А. Есенин-Вольпин, Ю. Галансков, А. Шухт и др. Допрос продолжался два часа, впоследствии участники были отпущены.

Самиздат о деле Синявского и Даниэля

В самиздате распространялись открытые обращения к деятелям науки и искусства, с описаниями процесса Синявского и Даниэля, предупреждающие об опасности повторения сталинских репрессий в случае молчаливого одобрения таких процессов обществом.

Широкую известность получило открытое письмо Л. К. Чуковской к М. А. Шолохову[нет в источнике].

Современные оценки

Процесс Синявского и Даниэля связывают с началом второго периода демократического (диссидентского) движения в СССР.

По словам историка А. Майсуряна процесс Синявского-Даниэля стал «рождением оппозиционного движения» в СССР: «маленькая трещинка, пробежавшая в сентябре 1965 года между интеллигенцией и партией, стала стремительно расти, шириться и углубляться… в которую в конечном итоге провалился и социализм, и СССР…»

Диссидент Сергей Григорьянц назвал процесс и его освещение «изощренной провокацией КГБ», «кампанией по фантастической рекламе этого по сути своей малоинтересного дела», «бешеной рекламной свистопляской, затеянной властями», в результате которой «была создана открытая, легальная, в основном контролируемая и управляемая политическая оппозиция.».

Сергей Семанов высказывается так: