Шаламов в. т. шаламов варлам тихонович краткая биография писателя

Варлам Шаламов краткая биография

Шаламов Варлам Тихонович краткая биография русского советского писателя изложены в этой статье.

Варлам Шаламов краткая биография

Шаламов Варлам Тихонович появился на свет в Вологде 18 июня (1 июля) 1907 года в семье священника. Свои воспоминания о детстве, юности и родителях он кратко описал в автобиографической прозе «Четвертая Вологда».

В 1914 году юноша поступает в гимназию. В 1923 году оканчивает вологодскую школу II-й ступени. Спустя год Шаламов уезжает из Вологды и устраивается на работу в кожевенный завод в Кунцево на должность дубильшика. А в 1926 году начал обучение в Московском государственном университете на факультете советского права. В студенческие годы начал писать стихи и стал активным участником литературных кружков, вечеров и диспутов. Варлам Тихонович был связан с троцкистской организацией МГУ и брал участие в демонстрациях к 10-тилетию Октября, которые проходили под лозунгом «Долой Сталина!». Его арестовали 19 февраля 1929 года, определив на 3 года в Вишерский лагерь, Урал.

Шаламова освободили и восстановили в правах в 1931 году. Сначала он год проработал в городе Березники на строительстве химкомбината, после вернулся в Москву. До 1937 года работал на должности журналиста в нескольких журналах: «За овладение техникой», «За ударничество», «За промышленные кадры». Его первая публикация, рассказ «Три смерти доктора Аустино» состоялась в 1936 году в журнале «Октябрь».

Варлама Шаламова 12 января 1937 года вновь арестовывают за контрреволюционную деятельность и осуждают на 5 лет работы в лагерях. Когда он находился в изоляторе, в свет вышел его рассказ «Пава и дерево». В 1957 году были опубликованы стихи автора. Писатель, попав на новый срок, работал в угольном забое в 1940–1942 годах, после на штрафном прииске в Джелгале в 1942–1943 годах. В 1943 году Шаламов получает новый 10-летний срок за антисоветскую агитацию и работает то лесорубом, то в шахте. После попытки бедствия оказался в штрафной зоне. Жизнь писателю спас врач Пантюхов, направивший Варлама Тихоновича на фельдшерские курсы для заключенных. После курсов он работает в хирургическом отделении больницы при тюремном лагере. В 1949 году Шаламов вновь пишет стихи, которые составили сборник «Колымские тетради», состоявший из 6 разделов. Литератор в 1951 году освобождается из лагеря, однако в течении 2 лет еще не покидает Колыму. Уехать остуда удалось только в 1953 году. В Москве ему жить запрещалось. В Калининской области он устроился агентом по снабжению на торфоразработках. В 1954 году начать писать рассказы, которые вошли в сборник «Колымские рассказы». Спустя 2 года его реабилитировали и позволили переехать в Москву. В 1957 году писатель работал внештатным корреспондентом в журнале «Москва», где также были опубликованы его стихи. В 1961 году свет увидел сборник стихов «Огниво». В тяжелом состоянии, так как время пребывания в лагерях дало о себе знать, Шаламова поместили в пансионат для престарелых и инвалидов. Он с трудом передвигался, а также лишился зрения и слуха. После публикации «Колымских рассказов» в Лондоне к нему пришла мировая известность. Французское отделение Пен-клуба вручило ему Премию свободы. Варлама Шаламова не стало 17 января 1982 в Москве.

Варлам Шаламов интересные факты:

  • Писатель был дважды женат. Первой женой стала Гудзь Галина Игнатьева, с которой он познакомился в Вишерском лагере. Пара поженилась в 1934 году. Спустя год родилась дочь Елена. В 1954 году супруги развелись в силу постоянных арестов Шаламова. Уже взрослая дочь так и не знала отца. Второй раз он женился на Неклюдовой Ольге Сергеевне. Брак продлился 10 лет вплоть до ее смерти.
  • Варлам Тихонович научился читать в 3 года.
  • Будучи сыном священника, писатель считал себя неверующим человеком.

Творчество

Отбыв первый срок заключения, Шаламов работал журналистом в московских профсоюзных изданиях. В 1936 году был опубликован его первый художественный рассказ на страницах “Октября”. 20-летнее изгнание повлияло на творчество писателя, хотя и в лагерях тот не оставляет попыток записывать свои стихи, которые лягут в основу цикла “Колымские тетради”.


Варлам Шаламов в редакции

Программным произведением Шаламова по праву считаются “Колымские рассказы”. Этот сборник посвящен бесправным годам сталинских лагерей на примере жизни узников Севвостлага и состоит из 6 циклов (“Левый берег”, “Артист лопаты”, “Очерки преступного мира” и т.д.).

В нем художник описывает жизненный опыт людей, сломленных системой. Лишенный свободы, опоры и надежды, изможденный голодом, холодом и непосильным трудом, человек теряет свое лицо и самую человечность — в этом писатель глубоко убежден. В заключенном атрофируется способность к дружбе, состраданию и взаимоуважению, когда вопрос выживания выходит на передний план.


Писатель Варлам Шаламов

В противовес автору “Архипелага ГУЛАГа” Шаламов был убежден, что лагерь — это отвратительная школа для всех и каждого, и чаще отзывался о Солженицыне в негативном ключе, считая, что тот сделал себе имя, спекулируя на теме лагерей.

Шаламов был против публикации “Колымских рассказов” отдельным изданием, и в полном собрании они были изданы в России только посмертно. На основе произведения в 2005 году снят фильм.


Игорь Лифанов в сериале «Последний бой майора Пугачёва» по «Колымским рассказам» Варлама Шаламова

В 1960-70-е годы Варлам Тихонович выпускает сборники стихов, пишет воспоминания о детстве (повесть “Четвертая Вологда”) и опыте первого лагерного заключения (антироман “Вишера”).

Последний цикл стихотворений выходит в 1977 году.

Детство и юность

Варлам Тихонович Шаламов родился в Вологде 5 июня 1907 года. Он происходил из потомственной семьи священников. Его отец, как дед и дядя, был пастырем Русской православной церкви. Тихон Николаевич занимался миссионерством, проповедовал алеутским племенам на далеких островах (ныне территория Аляски) и в совершенстве знал английский язык. Мать писателя занималась воспитанием детей, а в последние годы жизни работала в школе. Варлам был пятым ребенком в семье.


Родители Варлама Шаламова

Мальчик научился читать в 3 года и жадно поглощал всё, что попадалось в семейной библиотеке. Литературные пристрастия с возрастом усложнялись: он переходил от приключений к философским сочинениям. Будущий писатель обладал тонким художественным вкусом, критическим мышлением и стремлением к справедливости. Под влиянием книг в нем рано сформировались идеалы, близкие к народовольческим.

Уже в детстве Варлам пишет первые стихи. В 7 лет мальчика отдают в гимназию, но образование прерывается революцией, поэтому школу тот закончит только в 1924 году. Опыт детских и юношеских лет писатель обобщает в “Четвертой Вологде” — повести о ранних годах жизни.


Варлам Шаламов в детстве

Окончив школу, парень отправляется в Москву и вливается в ряды столичного пролетариата: он идет на завод и 2 года оттачивает мастерство дубильщика на кожевенном производстве. А с 1926 по 1928 годы получает высшее образование в МГУ, изучая советское право. Но из университета его исключают, узнав из доносов однокурсников о “социально неугодном” происхождении. Так репрессивная машина впервые вторгается в биографию писателя.

В студенческие годы Шаламов посещает литературный кружок, организованный журналом “Новый ЛЕФ”, где знакомится и общается с прогрессивной писательской молодежью.

60-e годы

В 60-е годы, растущее отчуждение от «дельца», как он называл А. И., уже ясно чувствовалось. Он рассказывал мне о неудавшихся беседах в Солотче осенью 1963 г. — куда он ездил в гости к А. И. Выявилась какая-то биологическая, психологическая несовместимость бывших друзей при таком длительном контакте. Вместо ожидаемых В. Т. бесед о «самом главном» — какие-то мелкие разговоры. Может быть, А. И. просто не был так расточителен в беседах и переписке, как В. Т., берёг, копил всё впрок, в свои рукописи, а В. Т. был щедр и прямодушен в общении, ощущая неистощимость своих духовных и интеллектуальных сил.

По поручению В. Т. я ходила к родственникам А. И. в Чапаевский переулок — я жила рядом, на Новопесчаной — за рукописью романа «В круге первом». В. Т., как я помню, одобрил роман: «Это разрез общества по вертикали, от Сталина до дворника».

Но была какая-то обязательность в этой положительной оценке. Словно В. Т. считал нравственным долгом поддержать каждое гневное слово против сталинизма.

Я помню его слова, сказанные с какой-то интонацией усталости, как будто еще раз повторенные: «Форма романа архаична, а рассуждения персонажей не новы». Этот философский ликбез, настойчиво внедряемый в ткань художественного произведения, и огорчал, и раздражал В. Т., как и вся «пророческая деятельность» (так он называл) Солженицына, претензиозная, нравственно неприемлемая для писателя, по мнению В. Т. (Сиротинская И.П. «Мой друг Варлам Шаламов»)

Колыма

Когда-то в камере Бутырской тюрьмы я спорил с Ароном Коганом, талантливым доцентом Воздушной академии. Мысль Когана была та, что интеллигенция как общественная группа значительно слабей, чем любой класс. Но в лице своих представителей она в гораздо большей степени способна на героизм, чем любой рабочий или любой капиталист. Это была светлая, но неверная мысль. Это было быстро доказано применением пресловутого «метода № 3» на допросах. Разговор с Коганом был в начале 1937 г., бить на следствии начали во второй половине 1937 г., когда побои следователя быстро вышибали интеллигентский героизм. Это было доказано и моими наблюдениями в течение многих лет над несчастными людьми. Духовное преимущество обратилось в свою противоположность, сила обратилась в слабость и стала источником дополнительных нравственных страданий — для тех немногих, впрочем, интеллигентов, которые не оказались способными расстаться с цивилизацией, как с неловкой, стесняющей их движения одеждой. Крестьянский быт гораздо меньше отличался от быта лагеря, чем быт интеллигента, и физические страдания переносились поэтому легче и не были добавочным нравственным угнетением.

Интеллигент не мог обдумать лагерь заранее, не мог его осмыслить теоретически. Весь личный опыт интеллигента — это сугубый эмпиризм в каждом отдельном случае. Как рассказать об этих судьбах? Их тысячи, десятки тысяч… (Шаламов В. {«О Колыме»})

Ранние годы

Дом Шаламова

Варлам Шаламов родился в Вологде , Вологодская губернии , в российском городе с богатой культурой , известной своей деревянной архитектурой , в семье потомственного России православного священника и учителей, отец Тихон Николаевич Шаламова, выпускник Вологодской семинарии   . Сначала юный Шаламов был назван и крещен в честь покровителя Вологды преподобного Варлаама Хутинского (1157–1210); Позже Шаламов сменил фамилию на более простую Варлам. Мать Шаламова, Надежда (Надя) Александровна, тоже была учительницей. Ей также нравились стихи, и Варлам предположил, что она могла бы стать поэтом, если бы не ее семья. Его отец проработал миссионером на Аляске 12 лет с 1892 года, и старший брат Варлама, Сергей, вырос там (он добровольно участвовал в Первой мировой войне и погиб в бою в 1917 году); они вернулись, поскольку к 1905 году в России накалялись события . В 1914 году Варлам поступил в гимназию Святого Александра и окончил ее в 1923 году. Хотя он был сыном священника, он часто говорил, что потерял веру и стал атеистом в ему было 13 лет. Его отец был очень прогрессивного взгляда и даже в какой-то мере поддерживал Октябрьскую революцию .

После его окончания стало ясно, что областное управление народного образования (РОНО, Региональное отделение Народного образования ) не поддержит его дальнейшее образование, потому что Варлам был сыном священника. Поэтому устроился кожевником на кожевенную фабрику в поселке Кунцево (пригород Москвы, с 1960 года часть Москвы ). В 1926 году, после того , как работали в течение двух лет, он был принят в отдел советского права в МГУ через открытый конкурс. Во время учебы Варлама заинтриговало ораторское мастерство, проявленное во время дебатов Анатолия Луначарского с митрополитом Александром Введенским . Тогда Шаламов был уверен, что станет литературоведом. Его литературные вкусы включали модернистскую литературу (позже он скажет, что считал своими учителями не Толстого , к которому он относился очень критически, или других классиков, а Андрея Белого и Алексея Ремизова ) и классическую поэзию. Его любимыми поэтами были Александр Пушкин и Борис Пастернак , произведения которых оказали на него влияние на всю его жизнь. Он также хвалил Достоевского , Савинкова , Джойса и Хемингуэя , о которых он позже написал длинное эссе, описывающее бесчисленные возможности художественной деятельности.

На пять лет в забой

Литература воспринималась им как призвание с юношеских лет. В 20-х годах Варлам входит в кружок «Молодой ЛЕФ», участвует в литературных диспутах, знакомится с Маяковским, Луначарским, Пастернаком. После возвращения из лагеря работает в журналах профсоюзов, публикуются его рассказы, очерки. Но о нём не забыли. Приговор 12 января 1937 года был вынесен за «контрреволюционную троцкистскую деятельность». Пять лет с «использованием на тяжёлых физических работах». Это был смертный приговор. Больше нескольких недель в золотых и угольных забоях не выживал никто. И тут вступил в дело случай. О влиянии случайностей на жизнь каторжанина он потом много писал в своих рассказах.

Примечания

  1. 12Есипов В. Когда родился Шаламов? // Красный Север. — 1998. — 18 июня.
  2. 123456И.П.Сиротинская. Шаламов Варлам Тихонович(неопр.) .Культура в Вологодской области . cultinfo.ru. Дата обращения 19 июля 2021.
  3. Есипов, 2012, с. 78-79.
  4. Колымские рассказы (рус.). Полка. Дата обращения 7 октября 2018.
  5. (о моей прозе) // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2021.
  6. Записные книжки 1971г. III // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2021.
  7. Аввакум в Пустозерске // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2021.
  8. Лучшая похвала // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2021.
  9. Бутырская тюрьма (1929 год) // Варлам Шаламов (англ.). shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2021.
  10. Есипов, 2012, с. 123.
  11. Шаламов В. Перчатка или КР-2. Рассказы. — М.: Орбита, 1990. — 336 с. — ISBN 5-85210-019-6.
  12. Есипов, 2012, с. 136-138.
  13. Варлам Шаламов. Моя жизнь
  14. Следственное дело 1937 г. № 2456 (Шаламова) (неопр.) .
  15. Есипов, 2012, с. 165.
  16. 12 Есипов, 2012, с. 139.
  17. Переписка с Воронской Г. А. // Варлаам Шаламов. Проверено 8 сентября 2013.
  18. В. Т. Шаламов . Джелгала. Драбкин // Мемуары о Колыме.
  19. 12 Следственное дело 1943 г. № 125856 (Шаламова)
  20. 12В. Т. Шаламов . Экзамен
  21. В. Т. Шаламов . Джелгала. Суд в Ягодном // Мемуары о Колыме.
  22. Есипов В. В. «Апофигей» добрался до Шаламова… Главред «Литгазеты» обвинил Шаламова в гитлеровской агитации // Новая газета. — 2015. — № 51 (20 мая).
  23. Есипов, 2012, с. 233.
  24. Михаил Левин. Варлам Шаламов. Воспоминания лечащего врача // Побережье. — № 16. — 2007.
  25. Век перевода
  26. Завещание В. Т. Шаламова (неопр.) . Дата обращения 8 апреля 2015.
  27. 3423 — XTC (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 20 января 2013. Архивировано 2 февраля 2012 года.
  28. ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ШАЛАМОВА (неопр.) (недоступная ссылка). Е. Захарова. Дата обращения 24 марта 2013. Архивировано 29 января 2013 года.
  29. ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ШАЛАМОВА (неопр.) (недоступная ссылка). shalamov.ru. Дата обращения 8 февраля 2009. Архивировано 28 января 2010 года.
  30. В. Т. Шаламов. Неизвестный солдат. Пятнадцать стихотворений. // «Вестник РХД». — Париж, 1981. — № 133. — С. 115—120.
  31. Сиротинская И. П. Мой друг Варлам Шаламов. — М., 2006. — С. 55.
  32. Шаламов В. Маяковский разговаривает с читателем // Огонёк. — 1936. — № 10 (10 апреля). — С. 5.
  33. Шаламов В. Переписка с А. И. Солженицыным // Новая книга: Воспоминания. Записные книжки. Переписка. Следственные дела. — М., 2004. — С. 652.
  34. Неотправленное письмо (Солженицын) ::: Шаламов В.Т. — Воспоминания ::: Шаламов Варлам Тихонович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты (англ.). www.sakharov-center.ru. Дата обращения 7 октября 2021.
  35. [https://www.shalamov.ru/memory/45/ В. Шаламов и А. Солженицын // Ирина Сиротинская] (англ.). www.shalamov.ru. Дата обращения 7 октября 2021.
  36. Dictionary of Minor Planet Names, edited by Lutz Schmadel
  37. Фотографии экспозиции в п. Дебин
  38. Новая газета Красновишерск. Город, который себе ничего не простил
  39. В Дебинском диспансере организовали мемориальную комнату Варлама Шаламова. // magadan.ru, 11.02.2014
  40. Мемориальная доска Варламу Шаламову установлена в Москве
  41. В Москве нарисовали граффити с Варламом Шаламовым — Meduza (рус.). Meduza. Дата обращения 12 декабря 2015.
  42. С 25 февраля: выставка «Жить или писать. Варлам Шаламов» (неопр.) . www.memo.ru. Дата обращения 20 февраля 2021.
  43. Фильм можно скачать на сайте shalamov.ru
  44. Я забыл погоду детства / Телеканал «Россия – Культура» (неопр.) . tvkultura.ru. Дата обращения 16 февраля 2021.
  45. Пермский фильм о Варламе Шаламове признан лучшим. Радиостанция «Эхо Москвы» в Перми // echoperm.ru (16 декабря 2014 года)

Творчество

После окончания первого срока, Шаламов работал журналистом в столичных журналах и газетах. В 1936 г. был издан его первый рассказ на страницах «Октября».

Ссылка в исправительные лагеря коренным образом преобразила его творчество. Во время отбывания срока Варлам продолжал записывать стихи и делать наброски для своих будущих произведений. Уже тогда он задался целью рассказать всему миру правду о том, что творится в советских лагерях.

Вернувшись домой Шаламов полностью посвятил себя писательской деятельности. Наибольшую популярность получил его знаменитый цикл «Колымских рассказов», написанный в 1954-1973 гг.

В этих произведениях Варлам описывал не только условия содержания узников, но и судьбы людей, сломленных системой. Лишенный всего необходимого для полноценной жизни, человек переставал быть личностью. По словам писателя, в узнике атрофируется способность к сочувствию и взаимоуважению, когда вопрос выживания выходит на первый план.

Литератор был против издания «Колымских рассказов» отдельным изданием, поэтому в полном собрании они были напечатаны в России уже после его смерти. Стоит заметить, что по мотивом данного произведения в 2005 г. был снят фильм.

Интересен факт, что Шаламов критически относился к Александру Солженицыну – автору культового «Архипелага ГУЛАГа». По его мнению, тот сделал себе имя, спекулируя на лагерной тематике.

За годы творческой биографии Варлам Шаламов издал десятки поэтических сборников, написал 2 пьесы и 5 автобиографических повестей и очерков. Кроме этого, отдельного внимания заслуживают его эссеистика, записные книжки и письма.

Аресты и заключения

В студенческие годы Варлам был участником дискуссионного кружка, где осуждали тотальную концентрацию власти в руках Сталина и его отход от ленинских идеалов.

В 1927 г. Шаламов принимал участие в акции протеста, в честь 10-й годовщины Октябрьской революции. Вместе с единомышленниками он призывал к отставке Сталина и возврату к заветам Ильича. Спустя пару лет его впервые арестовали, как соучастника троцкистской группировки, после чего сослали на 3 года в лагерь.

С этого момента биографии начинаются многолетние арестантские мытарства Варлама, которые будут продолжаться более 20 лет. Свой первый срок он отбывал в Вишерском лагере, куда весной 1929 г. был этапирован из Бутырской тюрьмы.

На севере Урала Шаламов с остальными узниками строил крупный химический комбинат. Осенью 1931 г. он был досрочно освобожден, вследствие чего мог снова возвратиться в Москву.

В столице Варлам Тихонович занимался писательской деятельностью, сотрудничая с производственными издательствами. Примерно через 5 лет ему снова припомнили «троцкистские взгляды» и обвинили в контрреволюционной деятельности.

Шаламов перед отправкой в ссылку

На этот раз мужчине присудили 5 лет, отправив его в Магадан в 1937 г. Тут он был распределен на тяжелейшие виды работ – золотодобывающие забойные прииски. Шаламову предстояло освободиться в 1942 г., но согласно указу правительства, заключенных не разрешали отпускать на волю до окончания Великой Отечественной войны (1941-1945).

Одновременно с этим, Варламу беспрерывно «накидывали» новые сроки по самым различным статьям, включая «дело юристов» и «антисоветские настроения». В результате, его срок увеличился до 10 лет.

За эти годы биографии Шаламов успел побывать на 5 колымских приисках, работая в шахтах, копая траншеи, валя лес и т.д. С началом войны положение дел ухудшилось особенным образом. Советская власть существенно сократила и без того небольшой паек, вследствие чего заключенные были похожи на живых мертвецов.

Каждый узник думал только о том, где бы добыть хоть немного хлеба. Несчастные пили отвар из сосновых иголок, чтобы предотвратить развитие цинги. Варламов неоднократно лежал в лагерных больницах, балансируя между жизнью и смертью. Истощенный голодом, тяжелой работой и недосыпанием он решился на побег вместе с другими заключенными.

Неудачный побег только усугубил ситуацию. В качестве наказания Шаламова направили в штрафной прииск. В 1946 г. в Сусумане, ему удалось передать записку знакомому врачу Андрею Пантюхову, который приложил все усилия, чтобы пристроить больного узника в санчасть.

Позднее, Варламову разрешили пройти 8-месячные курсы фельдшеров. Бытовые условия на курсах были несравнимы с лагерным режимом. В итоге, до конца своего срока он работал фельдшером. По словам Шаламова, своей жизнью он обязан Пантюхову.

Получив освобождение, но будучи ущемленным в правах, Варлам Тихонович еще 1,5 года трудился в Якутии, собирая деньги на билет домой. В Москву он смог приехать только в 1953 г.

Краткая биография

Семья, детство, юность

Варлам Шаламов

родился 18 июня 1907 года в Вологде в семье священника Тихона Николаевича Шаламова, проповедника на Алеутских островах. Мать Варлама Шаламова, Надежда Александровна, была домохозяйкой. В 1914 году поступил в гимназию, но завершал среднее образование уже после революции. В 1924 году, после окончания вологодской школы 2-й ступени, приехал в Москву, работал два года дубильщиком на кожевенном заводе в Кунцеве. С 1926 по 1928 г. учился на факультете советского права МГУ, затем был исключён «за сокрытие социального происхождения» (указал, что отец — инвалид, не указав, что он священник) по нескольким доносам сокурсников.


Дом, в котором родился и жил до 1924 года писатель В. Т. Шаламов.

В своей автобиографической повести о детстве и юности «Четвёртая Вологда» Шаламов рассказал, как складывались его убеждения, как укреплялась его жажда справедливости и решимость бороться за неё. Юношеским его идеалом становятся народовольцы — жертвенность их подвига, героизм сопротивления всей мощи самодержавного государства. Уже в детстве сказывается художественная одарённость мальчика — он страстно читает и «проигрывает» для себя все книги — от Дюма до Канта.

Репрессии

Первый арест

19 февраля 1929 года Шаламов был арестован за участие в подпольной троцкистской группе и за распространение дополнения к «Завещанию Ленина». Во внесудебном порядке как «социально вредный элемент» был приговорён к трём годам исправительно-трудовых лагерей.


В. Т. Шаламов, арест 1929 г.

Срок отбывал в Вишерском лагере (Вишлаге) на Северном Урале. Познакомился там в 1931 году со своей будущей женой Галиной Игнатьевной Гудзь, которая приехала из Москвы в лагерь на свидание со своим молодым мужем, а Шаламов «отбил» её, условившись о встрече сразу после освобождения.

В 1932 году Шаламов возвратился в Москву, работал в ведомственных журналах, печатал статьи, очерки, фельетоны.

Второй арест

В 1936 году он по совету своего шурина, видного чекиста Б. И. Гудзя, и жены, он написал на Лубянку отречение от прошлого троцкизма. Их сестра Александра (Ася), также знавшая о работе ЧК не понаслышке из-за арестов многих друзей, считала это самоубийством (была арестована за «недоносительство» на тех в декабре 1936).В январе 1937 года Шаламова вновь арестовали за «контрреволюционную троцкистскую деятельность», как он считал, по доносу шурина, однако материалами следственного дела это не подтверждается. Он был осуждён на пять лет лагерей. Галина была сослана в Кагановичский район Чарджоуской области до 1946 года, Б. И. Гудзя во время чистки внутри НКВД исключили оттуда, а также из ВКП(б).


В. Т. Шаламов, арест 1937 г.

Этот срок он провёл в Северо-восточном лагере (Севвостлаге) на Колыме. Прошёл таёжные «командировки», работал на приисках «Партизан», «Чёрное озеро», Аркагала, Джелгала, несколько раз оказывался на больничной койке из-за тяжёлых условий Колымы. Как писал Шаламов впоследствии:

С первой тюремной минуты мне было ясно, что никаких ошибок в арестах нет, что идет планомерное истребление целой «социальной» группы — всех, кто запомнил из русской истории последних лет не то, что в ней следовало запомнить.

Третий срок

Он не был освобождён в январе 1942 года, согласно какому-то постановлению многие заключённые должны были пребывать в лагерях до конца войны.

22 июня 1943 года его опять безосновательно осудили на десять лет за антисоветскую агитацию, с последующим поражением в правах на 5 лет, состоявшую — по словам самого Шаламова — в том, что он назвал И. А. Бунина русским классиком: «…я был осуждён в войну за заявление, что Бунин — русский классик» и, согласно обвинениям Е. Б. Кривицкого и И. П. Заславского, лжесвидетелей на нескольких других процессах, в «восхвалении гитлеровского вооружения».

С 1946 года, окончив восьмимесячные фельдшерские курсы, стал работать в Лагерном отделении Центральной больницы Дальстроя в посёлке Дебин на левом берегу Колымы и на лесной «командировке» лесорубов. Назначением на должность фельдшера обязан врачу А. М. Пантюхову, который лично рекомендовал Шаламова на курсы фельдшеров. После освобождения из лагеря жил в Калининской области, работал в Решетникове. Результатами репрессий стали распад семьи и подорванное здоровье (особенно, проблемы с почками и обострение болезни Меньера, полученной в детстве, и, вероятно, болезни Гентингтона).

В 1956 году вернулся в Москву. По делу 1929 года был реабилитирован только в 2000 году.

Полтора года «пересиживания» до третьего срока так и не были никогда юридически оформлены.

1929-й год. Первый арест

19 февраля 1929 года я был арестован. Этот день и час я считаю началом своей общественной жизни – первым истинным испытанием в жестких условиях. После сражения с Мережковским в ранней моей юности, после увлечения историей русского освободительного движения, после кипящего Московского университета 1927 года, кипящей Москвы – мне надлежало испытать свои истинные душевные качества.

В наших кругах много говорилось о том, как следует себя держать при аресте Элементарной нормой был отказ от показаний, вне зависимости от ситуации — как общее правило морали, вполне в традиции. Так я и поступил, отказавшись от показаний. Допрашивал меня майор Черток, впоследствии получивший орден за борьбу с оппозицией как сторонник Агранова, расстрелянный вместе с Аграновым в 1937 или 1938 году.

Потом я узнал, что так поступили не все, и мои же товарищи смеялись над моей наивностью: «Ведь следователь знает, что ты живешь в общежитии с Игреком, так как же ты в лицо следователю говоришь, что не знаешь и не знал Игрека». Но это – обстоятельства, о которых я узнал в 1932 году, после моего возвращения в Москву В 1929 же году мне казалось все ясным, все чистым до конца, до жеста, до интонации.

Следователь Черток направил меня для вразумления в одиночку Бутырской тюрьмы. Здесь, в мужском одиночном корпусе, в № 95 я и просидел полтора месяца – очень важных в моей жизни. (Шаламов В. «Вишера»)