Никитин афанасий — хождение за три моря

«Хождение за три моря»: краткое содержание

Произведение начинается кратким вступлением, упоминающим названия морей, через которые прошел повествователь. Если сравнивать его со вступлением к «Хождению игумена Даниила», сразу становится ясным различие двух разновидностей жанра. От авторского самоуничижения в тексте Афанасия остается лишь сочетание «грешное хождение», полностью отсутствуют рассуждения о цели произведения и ссылки на библейские тексты.

В структуре произведения выделяется несколько различных по объему повествовательных частей. Первая, следующая непосредственно за вступлением, — о путешествии Афанасия из Твери до Дербента. В ней необычайно подробно и живо рассказывается о трудностях, встретившихся путешественникам, многие из которых, как и сам автор, потеряли в пути все товары, приготовленные для торговли в Персии, поскольку суда были захвачены татарами. В деталях повествуется и о том, как ширваншах вызволил из плена людей, ехавших к нему. Эта часть отличается особой живостью рассказа благодаря перечислению действий всех персонажей и передаче их речи в формах как прямой, так и косвенной.

Вторая часть, рассказывающая о пути из Дербента в Индию, схематична. Главным образом ее содержание сводится к перечислению географических пунктов, через которые прошел Афанасий. Изредка в этот перечень вставляются краткие замечания о природных явлениях («А в Гурмызе есть солнце варно, человека сожжет»), о бытовых объектах, удивляющих русского человека («…а фуники кормять животину, батман по 4 алтыны»), о временных рамках путешествия («А в Гурмызе был есми месяць»).

Третья, центральная часть, самая пространная, посвящена странствию Афанасия Никитина по Индии. Здесь, как и в предыдущей части, автор приводит рассказы о городах, в которых он побывал, указывая время, необходимое для перехода от одного пункта до другого, и время, которое он провел в том или ином месте («А от Пали до Умри 10 дни», «А зимовали есмя в Чюнере, жили есмя два месяца»). Путевые очерки, посвященные разным пунктам, неоднородны по составу и содержат впечатления путешественника от самых разнообразных явлений чужеземной жизни. Так, повествуя о Чюнере (Джуннаре), Афанасий упоминает о правителе Асатхане, его военной силе, обычаях, подробно рассказывает о зиме, прожитой им в этом городе, о земледельческих работах и особенностях скотоводства

Привлекли внимание путешественника обычай поселять купцов по подворьям и зимняя одежда жителей

Самый драматичный эпизод этого очерка — рассказ о том, как у Афанасия хан забрал жеребца, которого тот хотел выгодно продать, и о чудесном спасении самого автора от перехода в мусульманство и возвращении ему жеребца на Спасов день.

Содержатся в очерке и сведения торгового характера: Афанасий, которого купцы в Персии уверяли, что в Индии есть что купить для продажи на Руси, убедился, что это неверно, все товары подходят только для местной торговли, возить их на Русь невыгодно и опасно. Состав очерка типичен для всей этой части. Из тех составляющих, которые не вошли в него, но есть в других очерках, нужно отметить рассказы о войске, его вооружении и средствах передвижения, об обычаях знатных людей, их жилищах, о кастах, существовавших в буддистской части Индии, о божествах и верованиях, о еде, о месторождениях драгоценных камней, полезных растениях, непривычных для Руси, о климате различных мест; легенды (их всего две, и связаны они с местными индийскими источниками).

Четвертую часть произведения «Хождение за три моря» (краткое содержание) составляет рассказ о пути Афанасия из Индии на родину. Он соединяет в себе особенности первой и второй частей. С одной стороны, здесь присутствует живой рассказ о длительном путешествии по морю до Эфиопии, а с другой — автор кратко упоминает основные пункты по дороге оттуда в Трапезунд, указывая время, которое затратил на переезды в них. Рассказ о путешествии из Трапезунда в Кафу наполнен бытовыми подробностями приключений многострадального автора, которого приняли за шпиона «из орды Асанбега» и «обыскали все — что мелочь добренкая, ини выграбили все».

В заключение «Хождения за три моря» следует упоминание о трех пройденных морях и молитва на смеси восточных языков. Таким образом произведение получает завершенную кольцевую композицию.

Преобладающим принципом повествования в «Хождении за три моря» становится хронологический: Афанасий указывает расстояние между пунктами в днях пути и по существу отказывается от строгого следования топографии, заметив еще во второй части: «А то есмы городы не все писал, много городов великих». Следовательно, тенденция, проявившаяся уже в «Хождении Игнатия Смольнянина», получила свое завершение в первом полностью светском купеческом «хождении».

Путь в Индию и обратно

В Персии Никитин прожил свыше двух лет, пытаясь как-то восполнить добро, потерянное под Астраханью. Узнав, что в Индии породистые жеребцы стоят хороших денег, он направился туда. Путешествие Афанасия Никитина в Индию началось в 1471 году, когда он с купленным в Персии конем загрузился на судно, направлявшееся к индийскому порту Чаул.

К сожалению, сразу продать животное по пристойной цене у купца не получилось, и тогда путь Никитина пролег по индийским городам. В столице государства Бахмани Бидаре он наконец-то продал своего коня и отправился в Парват, священный город, в котором прожил полтора года. Оттуда маршрут Афанасия Никитина пролег в «алмазную» провинцию Райчур, где он провел еще полгода, зарабатывая средства на обратную дорогу.

Три года путешествий Афанасия Никитина по Индии разочаровали его. Для своей родины он не увидел там почти ничего полезного. Дешевый товар без пошлины вывезти не давали, да и разбойников на море было много, что крайне усложняло торговлю. Не особо преуспев в индийской торговле, русский путешественник стал собираться домой.

Этот маршрут Афанасия Никитина пролег через Аравийский и Сомалийский полуострова, Ормуз, Тебриз, Трабзон. Здесь, заподозрив в нем туркменского шпиона, у него арестовали все товары, оставив Никитину только его записки. Из Трабзона он добрался до Кафы, где перезимовал, дожидаясь русского купеческого каравана. В Кафе он сошелся с московскими купцами, с которыми весной 1475 года и отправился домой.

К сожалению, ослабленное годами путешествий здоровье подвело Никитина, и неподалеку от Смоленска он внезапно умер. Его же записки были привезены в Москву и впоследствии прославили купца

Никитин «Хождение за три моря» — краткое изложение

Никитин

— все произведения Страница: В 1458 г. предположительно купец Афанасий Никитин отправляется из родной Твери в Ширванскую землю (на территории теперешнего Азербайджана). У него с собой путевые грамоты от великого князя тверского Михаила Борисовича и от архиепископа Тверского Геннадия. С ним ещё купцы — всего идут на двух судах. Двигаются по Волге, мимо Клязьминского монастыря, проходят Углич и добираются до Костромы, находившейся во владениях Ивана III. Его наместник пропускает Афанасия далее.

Василий Панин, посол великого князя в Ширване, к которому Афанасий хотел присоединиться, уже прошел вниз по Волге. Никитин ждет две недели Хасан-бека — посла ширваншаха татарского. Едет он с кречетами «от великого князя Ивана, и кречетов у него было девяносто». Вместе с послом они двигаются дальше.

В пути Афанасий делает записи о своем хождении за три моря: «первое море Дербентское (Каспийское), дарья Хвалисская; второе море — Индийское, дарья Гундустанская; третье море Черное, дарья Стамбульская» (дарья no-перс. — море).

Казань прошли без препятствий. Орду, Услан, Сарай и Берензань прошли благополучно. Купцов предупреждают, что караван подстерегают татары. Хасан-бек дает подарки осведомителям, чтобы они провели их безопасным путем. Неверные подарки взяли, однако весть об их приближении подали. Татары настигли их в Богуне (на отмели в устье Волги). В перестрелке были убитые с обеих сторон. Меньшее судно, на котором была и поклажа Афанасия, разграблено. Большое судно дошло до моря и село на мель. И его тоже разграбили и четверых русских взяли в плен. Остальных отпустили «голыми головами в море». И они пошли, заплакав… Когда путники вышли на берег, и тут их взяли в плен.

В Дербенте Афанасий просит помощи у Василия Панина, который благополучно дошел до Каспия, и Хасан-бека, чтоб заступились за людей, захваченных в плен, и вернули товары. После долгих хлопот людей отпускают, а больше ничего не возвращают. Считалось, то, что пришло с моря, — собственность владельца побережья. И разошлись они кто куда.

Иные остались в Шемахе, другие пошли работать в Баку. Афанасий же самостоятельно идет в Дербент, затем в Баку, «где огонь горит неугасимый», из Баку за море — в Ченокур. Здесь он живет полгода, месяц в Сари, месяц в Амале, о Рее он говорит, что здесь убили потомков Мухаммеда, от проклятия которого семьдесят городов разрушились. В Кашане он живет месяц, месяц в Езде, где «домашний скот кормят финиками». Многие города он не называет, потому как «много ещё городов больших». Морем добирается до Ормуза на острове, где «море наступает на него всякий день по два раза» (впервые видит приливы и отливы), а солнечный жар может человека сжечь. Через месяц он, «после Пасхи в день Радуницы», направляется на таве (индийское судно без верхней палубы) «с конями за море Индийское». Доходят до Комбея, «где родится краска и лак» (основные продукты экспорта, кроме пряностей и тканей), а затем идут до Чаула.

У Афанасия ко всему, что касается торговли, живой интерес. Он изучает состояние рынка и досадует, что солгали ему: «говорили, что много нашего товара, а для нашей земли нет ничего: все товар белый для бесерменской земли, перец, да краска». Афанасий привез жеребца «в Индийскую землю», за которого заплатил сто рублей. В Джуннаре хан отбирает у Афанасия жеребца, узнав, что купец не мусульманин, а русин. Хан обещает вернуть жеребца и ещё дать тысячу золотых в придачу, если Афанасий перейдет в мусульманскую веру. Страница:

Индия

Из Персии, из Порта Ормуз (Гурмыз) Афанасий Никитин отправился в Индию. Путешествие Афанасия Никитина по Индии продолжалось предположительно 4 года: от весны 1468 до начала 1472-го (по другим данным — 1474-го). Именно описание пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина. Он немало удивлялся увиденному в неизвестных ему доселе землях, делясь этими наблюдениями:

И тут есть Индийская страна, и люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякый год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. … А жонки ходят голова не покрыта, а сосцы голы; а паропки да девочки ходят наги до семи лет, сором не покрыт.

Именно описание пребывания в Индии занимает большую часть дневника А. Никитина. Фото tvercult.ru

Обычаи и уклад жизни индусов переданы в «Хожении за три моря» детально, с многочисленными деталями и нюансами, которые подмечал пытливый взгляд автора. Подробно описываются богатые пиры, выезды и военные действия индийских князей. Хорошо отражена и жизнь простого народа, а также природа, животный и растительный мир. Многому из увиденного А. Никитин давал свою оценку:

Да о вере же о их распытах все, и оны сказывают: веруем въ Адама, а буты, кажуть, то есть Адамъ и род его весь. А веръ въ Индеи всех 80 и 4 веры, а все верують в бута. А вера с верою ни пиеть, ни ястъ, ни женится. А иныя же боранину, да куры, да рыбу, да яйца ядять, а воловины не ядять никакаа вера.

Чем конкретно занимался Афанасий Никитин, чем питался, каким образом добывал средства к существованию — об этом можно только догадываться. Во всяком случае, сам автор нигде этого не уточняет. Можно предположить, что коммерческая жилка в нем сказывалась, и он вел какую-то мелкую торговлю либо нанимался служить к местным купцам. Кто-то сказал Афанасию Никитину, что в Индии в большой цене породистые жеребцы. За них якобы можно выручить хорошие деньги. Он привез с собой в Индию жеребца:

И яз грешный привезлъ жеребца в Индийскую землю, и дошелъ есми до Чюнеря богъ далъ поздорову все, а стал ми во сто рублев.

А в том в Чюнере ханъ у меня взял жеребца, а увядал, что яз не бесерменянин — русинъ. И он молвит: «Жеребца дам да тысящу златых дам, а стань в веру нашу — в Махмет дени; а не станеш в веру нашу, в Махмат дени, и жеребца возму и тысячю златых на голове твоей возму»…. И господь богъ смиловался на свой честный праздникъ, не оставил милости своеа от меня грешнаго и не велелъ погибнути в Чюнере с нечестивыми. И канун Спасова дни приехал хозяйочи Махмет хоросанецъ, и бил есми ему челом, чтобы ся о мне печаловал. И он ездил к хану в город да меня отпросил, чтобы мя в веру не поставили, да и жеребца моего у него взял. Таково осподарево чюдо на Спасовъ день.

Продолжение следует

Булат Рахимзянов

Справка

Булат Раимович Рахимзянов — историк, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, кандидат исторических наук.

  • Окончил исторический факультет (1998) и аспирантуру (2001) Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина.
  • Автор около 60 научных публикаций, в том числе двух монографий.
  • Проводил научное исследование в Гарвардском университете (США) в 2006—2007 академическом году.
  • Участник многих научных и образовательных мероприятий, в их числе — международные научные конференции, школы, докторские семинары. Выступал с докладами в Гарвардском университете, Санкт-Петербургском государственном университете, Высшей школе социальных наук (EHESS, Париж), университете Иоганна Гуттенберга в Майнце, Высшей школе экономики (Москва).
  • Его вторая монография «Москва и татарский мир: сотрудничество и противостояние в эпоху перемен, XV—XVI вв.» недавно вышла в санкт-петербургском издательстве «Евразия».
  • Область научных интересов: средневековая история России (в особенности восточная политика Московского государства), имперская история России (в особенности национальные и религиозные аспекты), этническая история российских татар, татарская идентичность, история и память.

Смерть

Скитаясь по солнечным странам, Афанасий Никитин жил мечтою вернуться на родину. Мореплаватель собрался в обратный путь и отправился в торговый порт Ормуз, откуда и началось путешествие в Индию. Из Ормуза купец отправился на север через Иран и оказался в Трабзоне, турецком городе. Местные турецкие жители приняли русского мореплавателя за шпиона, поэтому взяли Никитина в плен, отобрав все, что было на судне. Единственное, что осталось у мореплавателя при себе – рукописи.

Афанасия отпустили из ареста, и торговец отправился в Феодосию: там он должен был встретиться с русскими купцами, чтобы занять денег и расквитаться с долгами. Ближе к осени 1474 года купец приехал в феодосийский город Кафу, где провел зиму.


Памятник Афанасию Никитину в Твери

Весной Никитин намеревался отправиться по Днепру в Тверь, но умер в городе Смоленске. Причина гибели Афанасия Никитина остается загадкой, но ученые уверены, что продолжительное путешествие по разным странам с различными климатическими условиями резко ухудшило здоровье мореплавателя.

Записки Никитина были доставлены в Москву купцами, которые сопровождали странника. Дневник Никитина передали советнику князя Ивана III, и в 1480 году рукописи вошли в летопись.

Именем русского мореплавателя были названы улицы и переулки в России, а также набережная в городе Твери. В 1958 году «Мосфильмом» было отснято кино «Хождение за три моря», а в 1955 в Твери поставлен памятник Никитину. Также памятники русскому купцу есть в Кафе и в штате Махараштра.

Немного об авторе

Об Афанасии Никитине сохранилось мало сведений. Считается, что родился он в начале 1440-х годов и был сыном крестьянина, уроженцем Тверского княжества. «Никитин» – не фамилия, а «прозвание по отцу» (которого звали Никитой), ибо фамилий и отчеств в современном понимании незнатные люди тогда не имели.

Афанасий как-то сумел из крестьян выбиться в купцы, но чем он торговал – неизвестно. Он был грамотным человеком, ибо сам упоминал о наличии в багаже сундучка с книгами (большая редкость и ценность для того времени), знал персидский, татарский и арабский языки (на разговорном уровне; записи на этих языках он делал, но кириллическими буквами). Его путешествие сейчас датируют 1468-1474 годами (ранее назывались даты 1466-1472 гг.); Никитин умер, не доехав до родных мест. Это произошло примерно в 1475 году.

Записи он, вероятно, делал «по ходу дела», как дневники. Поскольку путешествовал он не в одиночку, а с разными караванами, попутчики доставили его «тетради» в Москву.

Текст записей оставляет много вопросов относительно личности автора. Так, лишь единожды упоминается совершенная Никитиным торговая операция, и та убыточная – продажа лошади. По его же словам, взятый им с собой «товар» в самом начале поездки отобрали грабители-кочевники. Соответственно, неясно, за какие средства Никитин 6 лет разъезжал по отдаленным землям. А он не только делал это, но и пользовался покровительством многих влиятельных людей.

На этом основании возникла версия, что Никитин был не купцом, а шпионом, и тогда его книга – нечто вроде отчетных записей. Однако этой теории не хватает объяснения, кто и с какой целью снарядил разведчика в столь отдаленные от Руси земли, как Индия и Персия.

Текст «Хождения» позволяет предположить, что его автор был очень свободомыслящим для своего времени человеком, едва ли не революционером. Так, Никитин все время добром вспоминает родину, но заявляет, что «эмиры русской земли несправедливы». Он признается в том, что неоднократно получал предложения сменить веру и в совершении обрядов других религий. Некоторые исследователи полагают, что он перешел-таки в другую веру, но благоразумно умолчал об этом в записях – на Руси «вероотступников» тоже отправляли на костер.

Историческое значение «Хождения за три моря»

Как обстоятельства создания произведения, так и оно само, имеют большое историческое и культурное значение. Афанасий Никитин оказался пионером сразу в нескольких культурных областях.

  1. Никитин первым из европейцев побывал в ряде городов Индии и Центральной Азии и оставил их описания.
  2. Путешественником был разведан маршрут, которым можно было (хоть и с огромным трудом) добираться из русских земель в Индию.
  3. Рассказ Никитина дает представление о системе ценностей образованного русского человека XV века и о перспективах русско-индийской и русско-персидской торговли на то время.
  4. Никитин стал пионером жанра – чисто светских путевых заметок, без религиозной подоплеки.

Однако чисто практическое значение добытых Никитиным сведений оказалось невелико. Открытый им маршрут в Индию требовал слишком много времени и затрат и был сопряжен с большим риском. Сам путешественник все время отмечал неблагоприятные обстоятельства для торговли.

По этой причине тверской купец не стал одним из ярчайших представителей эпохи великих географических открытий, а роль «первооткрывателя» Индии досталась Васко да Гаме. Он совершил свое путешествие на 25 лет позже, но морской путь был быстрее, проще и безопаснее. Поэтому торговые связи с Индией первыми установили западноевропейские морские державы (они же затем и превратили ее в колонию), а Русь не имела практической возможности воспользоваться открытиями своего первопроходца.

Удельная Русь

  • Княжества на Руси. Краткая характеристика каждого
  • Этапы борьбы за свержение ордынского ига
  • Московские князья и их политика
  • Причины возвышения Москвы
  • Предпосылки объединения земель
  • Причины распада Киевской Руси

ЕГЭ по истории

  • Кодификатор ЕГЭ с объяснением всех тем
  • Перевод первичных баллов ЕГЭ во вторичные. Шкала баллов по заданиям
  • Правители от Рюрика до Путина
  • Даты всемирной истории для ЕГЭ
  • Краткая характеристика всех периодов русской истории
  • Демоверсия ЕГЭ с ответами

ОГЭ по истории

  • Кодификатор ОГЭ с объяснением всех тем
  • Перевод баллов ОГЭ в оценку
  • Демоверсия ОГЭ с ответами
  • Даты всемирной истории для ОГЭ

Выбери ответ

От издательства

Имя тверского купца Афанасия Никитина (ок. 1433–1472) у всех на слуху. Всем известно, что он ходил в Индию и оставил «Хождение за три моря», и, если заглянуть в карту, можно даже догадаться, что три моря – это Черное, Каспийское и Аравийское. Но многие ли имели удовольствие наслодиться этим замечательным повествованием?

Путешествие за три моря не было первым для Афанасия. Скорее всего, к своим 33 годам, когда он отправился в Персию с посольством Ивана III, этот предприимчивый человек успел немало побродить по свету. Много знал, много повидал. Может быть, в те времена не так уж далеки друг от друга были Запад и Восток? Может быть, в Средние века не было такой уж пропасти между Европой и Азией, между западными и восточными верованиями и обычаями? Может быть, мы отгородились друг от друга позднее?

Как бы там ни было можно смело утверждать, что именно купцы, а не ученые, завоеватели и авантюристы, с таким упорством расширяли пределы известного мира, искали – и находили новые земли, устанавливали связи с новыми народами. А этого не достичь одной отвагой и бесшабашностью, не обойтись без способности к компромиссам, уважения к новому и дружелюбия. Жаль только, что следом, по проложенным торговыми людьми путям шли орды безжалостных кочевников и жадных правителей, каленым железом выжигая робкие ростки взаимопонимания и веротерпимости. Купец же ищет выгоды, а не ссоры: война – саван торговли.

Среди тысяч купцов, пускавшихся в полные опасностей путешествия в отчаянной решимости подороже сбыть, подешевле купить, можно по пальцам перечесть тех, кто оставил по себе путевые записи. И Афанасий Никитин – среди них. Более того, ему удалось посетить страну, куда, кажется, до него не ступала нога европейца, – удивительную, вожделенную Индию. Его немногословное «Хоженiе за трi моря Афонасья Микитина» вместило целую россыпь драгоценных сведений о староиндийской жизни, до сих пор не утративших своей ценности. Чего стоит одно только описание торжественного выезда индийского султана в окружении 12 визирей и в сопровождении 300 слонов, 1000 всадников, 100 верблюдов, 600 трубачей и плясунов и 300 наложниц!

Весьма поучительно узнать и о тех трудностях, с которыми христианин Афанасий столкнулся в чужой стране. Конечно, не он первый мучительно искал способ сохранить свою веру среди иноверцев. Но именно его повествование – ценнейший европейский документ, являющий пример не только духовной стойкости, но также веротерпимости и умения отстоять свои взгляды без ложного героизма и пустых оскорблений. И можно до хрипоты спорить, принял ли Афанасий Никитин мусульманство. Но разве сам факт того, что он всеми силами стремился вернуться на Родину, не доказывает, что он остался христианином?..

Внятное и размеренное, лишенное всяких литературных излишеств и при этом очень личное повествование Афанасия Никитина читается одним духом, но… ставит перед читателем множество вопросов. Как этот человек, лишившись всего своего имущества, добрался до Персии, а оттуда в Индию? Знал ли он заранее заморские языки, или выучил их по дороге (ведь он так точно передает русскими буквами татарскую, персидскую и арабскую речь)? Было ли среди русских купцов обыкновенным умение ориентироваться по звездам? Как он добывал себе пропитание? Как собрал деньги, чтобы возвращаться в Россию?

Разобраться во всем этом Вам помогут повествования других путешественников – купцов и послов, составившие приложение к этой книги. Познакомьтесь с записками францисканца Гийома де Рубрука (ок. 1220 – ок. 1293), изо всех сил пытающегося выполнить свою миссию и постоянно сетующего на нерадивость толмачей; русского купца Федота Котова, который отправился в Персию около 1623 г. и для которого на первом, на втором да и на третьем месте торговые выгоды и состояние торговых путей; и венецианцев Амброджо Контарини и Иосафата Барбаро, посла и купца, побывавших в России по дороге в Восточные страны в 1436–1479 гг. Сравните их впечатления. Оцените, как изменился мир за четыре столетия. И может быть именно вам откроется истина…

Кулаев Владимир, стихи.

Город на Волге с названием Тверь,
Кафа в Крыму — побратимы теперь!
С Волги начался Никитина путь,
Первопроходца ты, Русь, не забудь!
Тверь, Кострома, а за ними Дербент,
Дальше, казалось купцу, хода нет.
Море Хвалынское он пересёк,
Что впереди, всем купцам невдомёк.
Бед было много на этом пути,
Цели намечены, надо идти.
Индию первым увидел купец,
Эх, торговать бы, сказал молодец!
Много чудес повидал в тех краях,
Странно одеты султан и монах.
Где бы мы ни были, тянет домой,
В Кафу вернулся купец чуть живой.
Было два моря, один океан,
Индия, Африка, также Иран.
Знаем, закончился путь тот в Крыму,
Слава Никитину, слава ему!

Афанасий Никитин маршрут

Маршрут начался в Твери. На двух судах по Волге спустились они через Нижний Новгород до Астрахани. Астрахань была центром Астраханского ханства, которое образовалось после распада Золотой Орды. Это уже была приграничная территория крупных держав. Около города Тарки одно судно потерпело крушение. Дальше через Персидские земли по городам Дербент, Баку, Кашан, Йезд, Ормуз направился к Индии. Где-то после Дербента маршрут становится сухопутным, а после Ормуза пересаживаются на попутные суда. Всего в Дербенте наш путешественник был три раза.

Такое долгое и сложное путешествие невозможно осуществить без влиятельной поддержки в каждой стране. Видимо у Афанасия были хорошие друзья в каждой стране.

В Индии, уже одиночная экспедиция прошла по городам Диу, Бидар, Парват, Дабул. От Дабула на судах-попутках по турецким городам до города Тавриз. Затем Трапезунд и через Черное море в Киев, который был центром Киевского удельного княжества. Затем Смоленск, часть Великого княжества Литовского и только потом долгожданная Тверь.

Популярные сегодня пересказы

  • Рудин — краткое содержание рассказа Тургенева Все события разворачиваются в салоне помещицы Дарьи Ласунской. Именно здесь присутствующие ожидают высокообразованного барона, который хочет познакомить всех со своими открытиями
  • Как жаль — краткое содержание рассказа Солженицына Анна Модестовна хочет взять справку в одной организации. Но там перерыв на обед, и ей придётся ждать. Женщина вышла на улицу. Погода осенняя, дождливая, грязная, но сейчас дождя не
  • Снег — краткое содержание рассказа Паустовского Певица Татьяна Петровна вместе с дочерью Варей и её няней приехала из Москвы в маленький сибирский городок и поселилась в доме старика Потапова. Но через месяц старика не стало. Квартиранты остались в доме одни, не считая кота по кличке Архип.
  • Смерть чиновника — краткое содержание рассказа Чехова Эта очень простая и банальная история о низкопоклонстве низших чинов перед высшими. Она грустная и в то же время носит сатирический характер. Автор, используя характерные для своего времени диалоги

Образ автора и героев «Хождения за три моря»

Образ повествователя в «Хождении…» также отличается новыми чертами. Круг предметов, интересующих путешественника, значительно расширяется, одновременно увеличивается количество людей, с которыми он встречается и о которых рассказывает читателю. Ему приходится приспосабливаться к условиям тех мест, где он проходит, иногда даже изменяя имя (в Индии он называл себя на мусульманский лад — «Хозя Исуф Хоросани»). При этом Афанасий проявляет удивительную терпимость к чужим обычаям и нравам, по большей части не осуждая и не восхваляя их. В отличие от паломников по святым местам, он находился в иноверческой среде, и это доставляло ему постоянные нравственные страдания. Хотя путешественник нигде не высказывал своего отрицательного отношения к иным верованиям и даже пристально наблюдал за религиозными обрядами мусульман и индуистов, все же эти верования оставались для него чужими. Ограбленный в самом начале своего пути, он утратил книги, которые помогли бы ему ориентироваться во времени христианских праздников, поэтому на протяжении всего произведения он сетует, что не вовремя исполняет обряды.

Глубокую печаль ощущает путешественник от сознания, что он отступил от правил своей веры, хотя в этом и не виноват, и неоднократно обращается с молитвами к Богу, прося простить его. Афанасию Никитину свойственна не только приверженность православию, но и гордость за него. Так, находясь на буддистской территории, он открыл индийцам, что он не мусульманин, а христианин, и они перестали скрывать от него свой быт.

Образ родины постоянно присутствует в размышлениях повествователя «Хождения за три моря». Он не только вспоминает о Руси, сравнивая обычаи чужестранцев со своими, но и думает о судьбе родной земли, записывая, например, на смеси восточных языков: «Русская земля да будет Богом хранима!»

Так повествователь в «Хождении за три моря» становится фактически главным героем произведения, предстающим перед читателем не просто как наблюдатель, как это было в паломнических «хождениях», но как самобытная личность, чей образ раскрывается не только в действиях и поступках, но и в молитвах и размышлениях. Такое изменение в изображении человека отвечает духу эпохи и сходно с теми процессами, которые происходили в других жанрах.

В произведении большое количество эпизодических персонажей: татары, встретившиеся купцам во время путешествия и обманувшие их; Василий Папин, посол ширвашпаха Хасанбек; сам Ширваншах; хан, забравший у Афанасия жеребца, и многие другие. Эти герои нарисованы отдельными штрихами через поступки или прямую речь, причем путешественник воздерживается от сколько-нибудь резких оценок, хотя по отношению к нему многие из упомянутых персонажей проявляют несправедливость. Рассказывая же о нравах, обычаях чужеземцев, автор чаще прибегает к обобщенным образам («бесермены», «индеяне», «мужи», «жены»).

В целом можно говорить о том, что в первом дошедшем до нас купеческом «хождении» изменяется объект повествования по сравнению с паломнической разновидностью жанра: вместо определенных географических пунктов с их христианскими святынями главным предметом описания становится жизнь людей в ее многообразных повседневных проявлениях, увиденная и запечатленная путешественником-чужеземцем.

Детство и юность

О детских годах русского путешественника известно мало, так как биографию Афанасия Никитина начали записывать во время экспедиций купца. Мореплаватель родился в середине 15 века в городе Тверь. Отец путешественника – крестьянин, звали его Никитой. Поэтому «Никитин» – это отчество, а не фамилия.


Памятник Афанасию Никитину в Феодосии

Больше о семье, как и о юности путешественника, биографам ничего не известно. Афанасий в молодом возрасте стал купцом и успел повидать многие страны, например, Византию и Литву, где путешественник продвигал торговлю. Товар Афанасия пользовался спросом, поэтому нельзя сказать, что юноша жил в бедности.