Бестужев михаил александрович

Свечи вместо пуль

После провала восстания 14 декабря (по старому стилю) 1825 года в Петербурге, когда были арестованы члены Северного общества, а член Южного общества Павел Пестель арестован раньше, 13 декабря, и после допросов, в которых декабристы называли всех участников заговора, на юг были отправлены приказы об аресте остальных заговорщиков. Восстание Черниговского полка (Южного общества декабристов) во главе с подполковником Сергеем Муравьёвым-Апостолом и поручиком Михаилом Бестужевым-Рюминым не имело чёткого плана. Если посмотреть по карте, то полк шёл то на Киев, то на поместье Бранницкой, то на Белую Церковь. Сохранились заметки, сделанные рукою Матвея на страницах Евангелия, где на французском языке он реконструирует ход восстания Южного общества: «29 — в Ковалевке, 30 — в Василькове, 31 — отправляемся с братом Ипполитом в Мотовиловку, 1 января ночуем в Пологах». В конце концов, полк набрёл на винокурню. Напомним, что восстание было с 29 декабря 1825-го по 3 января 1826 года по старому стилю, а в России принято широко праздновать Новый год. Солдаты восставшего Черниговского полка разграбили винокурню и воспользовались имеющейся продукцией. В результатет за три дня похода полк из сплоченного воинского подразделения превратился в вооружённую буйную толпу, все помыслы которой ограничивались тем, как бы напиться, подраться, пограбить и кого-то изнасиловать. На всём протяжении своего «боевого пути» пьяная солдатня обошла и ограбила все питейные дома, вымогала у деревенских жителей деньги и водку, награбив у них же множество сапог, шапок, исподнего, юбок, чулок, не обошлось без изнасилований. Документально зафиксировано, как «революционные» солдаты не погнушались даже раздевать новопреставленных покойников! А лишь в одном трактире в Мотовиловке «водки и прочих питий» употребили аж 360 вёдер! Чему поначалу не поверили, но следствие установило: так и было, правда «солдаты не столько оных выпили, сколько разлили на пол», да ещё обильно поливали водкой друг друга. Когда полк арестовывали, то в протоколах было зафиксировано, что ружья у солдат были заряжены свечками или не с той стороны. Пьяный полк встретился с правительственными войсками и был легко окружён. Сергея Муравьёва-Апостола ранили в голову, он не мог управлять полком, а подпоручика Михаила Бестужева-Рюмина солдаты не слушались. Младший брат Сергея застрелился, старшего после суда отправили в ссылку.

Ранняя жизнь и карьера

Алексей родился в Москве в старинной дворянской семье новгородского происхождения. Его отец, Петр Бестужев-Рюмин , был новгородским губернатором и доверенным лицом императрицы Анны Иоанновой . Позже он стал послом России в Курляндском герцогстве . Получив образование за границей со своим старшим братом Михаилом в Копенгагене и Берлине , Алексей особенно проявил себя в области языков и прикладных наук.

В 1712 году Петр Великий присоединил Бестужева к князю Куракину на Утрехтском конгрессе , чтобы тот научился дипломатии, и по той же причине разрешил ему в 1713 году поступить на службу к курфюрсту Ганновера . Курфюрст, ставший королем Великобритании Георгом I , в 1714 году отвез его в Лондон и отправил в Санкт-Петербург в качестве своего уполномоченного министра с уведомлением о своем вступлении. Затем Бестужев вернулся в Англию, где оставался четыре года. Этот период заложил необходимую основу для его блестящей дипломатической карьеры.

Бестужев любопытно проиллюстрировал свою страсть к интригам в письме к цесаревичу Алексею Петровичу в Вену , в котором заверял своего «будущего государя» в своей преданности и представлял свое пребывание в Англии как умышленное уединение ревностного, но бессильного доброжелателя

Эта чрезвычайная неосторожность могла стоить ему жизни, но царевич уничтожил письмо. (Копия письма, заранее взятая в качестве меры предосторожности австрийскими министрами, сохранилась в венских архивах.)

По возвращении в Россию Бестужев в течение двух лет без зарплаты служил старшим джентльменом Спальни при дворе Анны Курляндской . В 1721 году он сменил Василия Долгорукова на посту российского министра в Копенгагене. Затем город стал центром дипломатических интриг, поскольку британский Георг I имел цель вооружить северные державы против Петра Великого, и Бестужев получил поручение противодействовать этому.

По случаю Ништадского мирного договора (1721 г.), положившего конец 21-летней борьбе между Россией и Швецией в Великой Северной войне , Бестужев разработал и отчеканил памятную медаль с панегирической латинской надписью, которая так обрадовала Петра в то время. Дербенту , что он прислал собственноручно написанное благодарственное письмо вместе со своим портретом.

Внезапная смерть Петра Великого (8 февраля 1725 г.) серьезно подорвала перспективы Бестужева. Более десяти лет он оставался в Копенгагене, тщетно глядя на Россию как на своего рода землю обетованную, из которой он был исключен врагами или соперниками. Однако он оказал некоторые важные услуги императрице Анне (правила 1730–1740 гг.), Которая наградила его и сделала его тайным советником. Он также завоевал расположение Эрнста фон Бирена , и после трагического падения Артемия Петровича Волынского в 1739 году Бестужев вернулся в Россию, чтобы занять место Волынского в совете. Он помог Бирену получить регентство в последние дни Анны, но когда его покровитель пал три недели спустя (ноябрь 1740 г.), его собственное положение стало шатким.

Орест и Пилад

Большинство восставших были военными, нарушившими присягу, и уже за это их следовало наказать. На допросах декабристы вели себя не по-мужски, плакали, давали показания на своих друзей, хотя никаких пыток к ним не применялось. Они не умели уходить от вопросов. Так, Михаил заявил, что забыл русский язык и помнит только французский. Учитывая, что парой месяцев раньше он перед солдатами спокойно зачитывал программный документ «Православный катехизис» на русском, понятно, что это ложь. После оглашения приговора о казни Сергей попросил о двух вещах: написать письмо брату Матвею (оно так и не дошло до адресата) и поместить его в соседнюю камеру с Михаилом. Так в последнюю ночь другие декабристы слышали, как друзья всю ночь переговаривались. Лев Николаевич Толстой, приступая к написанию эпопеи «Война и мир», первоначально хотел написать о восстании 1825 года, но понял, что истоки восстания берут своё начало задолго до Отечественной войны с Наполеоном. И большое значение имели личные черты декабристов. Толстой всегда очень тщательно готовился и изучал документы. Потому, когда к нему обратился Илья Репин с просьбой подсказать сюжет для картины, то Толстой предложил выделить то, что Бестужев-Рюмин увлёкся Муравьёвым-Апостолом скорее как личностью, чем идеями, и «все время шёл с ним заодно». И только перед казнью, когда декабристов вели к виселице, Бестужев-Рюмин «ослабел, заплакал, и Муравьёв обнял его, и они пошли вдвоём к виселице». Уже стоя под виселицей, с мешками на головах и связанными руками, они пожали друг другу руки. Похоронены все пятеро казнённых в одной могиле на острове Голодай (ныне — остров Декабристов). Молодые офицеры толком так и не сумели организовать восстание. В результате Михаил и Сергей были арестованы и казнены. Обоих повесили в один и тот же день — 13 июля (25 по новому стилю) 1826 года. Конечно, декабристы заслужили жалость и сострадание. И вечную память, которая может предостеречь от подобных ошибок.

Метки: Николай I, эпоха Романовых, Загадки истории, восстание, отношения, казнь, мятеж, гомосексуализм, дружба, восстание декабристов, декабристы

Антипрусская коалиция

Европейская дипломатия тогда сосредоточилась на короле Пруссии, чья явно ненасытная жадность беспокоила всех его соседей. Предложение Бестужева, переданное британскому правительству в конце 1745 года, атаковать Пруссию, если Великобритания гарантирует субсидии на сумму около 6 миллионов фунтов стерлингов, не имело никакого значения теперь, когда Австрия и Пруссия начали приходить к соглашению. Затем Бестужев повернулся к Австрии и 22 мая 1746 года заключил наступательный и оборонительный союз между обеими державами, который был явно направлен против Пруссии. В 1747 году он также подписал союзы с Данией и Портой . В то же время Бестужев сопротивлялся всякому сближению с Францией и резко упрекал двор Саксонии в его интригах с французским двором в Версале.

Затем он почувствовал, что ему мешает настойчивое сопротивление вице-канцлера Михаила Воронцова , бывшего его друга, а теперь его ревнивого соперника, которого Фридрих Великий тайно поддерживал. Однако в 1748 году Бестужев смог удалить Воронцова, доказав императрице, что Воронцов получал деньги из Пруссии.}

Час триумфа Бестужева совпал с мирным конгрессом в Экс-ла-Шапель (апрель — октябрь 1748 г.), который изменил всю ситуацию в европейской политике и представил новые комбинации, отделение Пруссии от Франции и сближение Британии и Пруссии. , с неизбежным следствием союза между Францией и врагами Пруссии.

Сильные политические предрассудки Бестужева поначалу не позволяли ему должным образом осознать это изменение

Страсть всегда была слишком важной составляющей его дипломатии. Его англомания также ввела его в заблуждение

Его враги во главе со старшим братом Михаилом и вице-канцлером Воронцовым были бессильны, а его дипломатия казалась безупречной, но быстро воспользовалась его ошибками. Когда в первой половине 1756 г. были образованы англо-прусский и франко-австрийский союзы, Воронцов выступал за присоединение России к последней, но Бестужев настаивал на договоре с Англией. Однако его влияние начало ослабевать. Совершенно неожиданный англо-прусский союз оправдал аргументы его врагов, с которыми Британия, казалось, не могла справиться, в то время как его ненависть к Франции помешала ему принять единственную альтернативу союза.

Чтобы противостоять тайным проискам против него, Бестужев теперь предлагал создать совет министров для урегулирования всех важных дел, а его первая сессия (14–30 марта 1756 г.) предлагала союз с Австрией, Францией и Польшей против Фридриха II, но Бестужев выступал против любых договоренностей с Францией. Он пытался противодействовать своему ослабевшему влиянию тайным союзом с великой княгиней Екатериной, которую он предлагал возвести на престол вместо ее голштинского мужа Петра, от которого Бестужев не ожидал ничего хорошего ни для себя, ни для России. Он вел переговоры через Станислава Понятовского, а затем через российского посла Саксонии, позже Станислава II Польши
Станислава Понятовского .

Включение России в антипрусскую коалицию (1756 г.) в Семилетнюю войну (1756–1763 гг.) Произошло из-за головы Бестужева, а трусость и недееспособность его друга, русского главнокомандующего Стефана Апраксина , после Победа в битве при Гросс-Ягерсдорфе (30 августа 1757 г.) стала поводом для свержения канцлера. Его нежелание согласиться с коалицией в отчетах оппозиции превозносилось до решимости победить ее, хотя его оппоненты никогда ничего не доказывали против него.

Тем не менее он потерял канцлерство и перенес ссылку в свое имение Горетово (апрель 1759 г.), где оставался до воцарения Екатерины II (28 июня 1762 г.). Екатерина отозвала его в суд и сделала фельдмаршалом . Однако он не принимал ведущего участия в делах и умер 21 апреля 1766 года в Санкт-Петербурге .

Неразлучная пара

Их называли Орестом и Пиладом XIX века. Михаил Павлович Бестужев-Рюмин (самый молодой из казнённых декабристов) родился в 1801 году в семье надворного советника — на момент казни ему едва минуло 25 лет. В его роду был всесильный канцлер императрицы Елизаветы Петровны Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, кстати, тоже приговорённый к казни, но помилованный императрицей. Николай I этого не повторил. На момент восстания Михаил был подпоручиком Полтавского полка. Современники подчёркивали его энтузиазм, экзальтированность, способность увлечь пылкими речами в вольнодумные намерения как членов Славянского союза, так и польского общества. Сергей Иванович Муравьёв-Апостол, подполковник Черниговского полка, родился в 1796 году в Санкт-Петербурге, к моменту казни ему было 29 лет. Он, как и его старший брат Матвей, проявил храбрость во многих сражениях Отечественной войны 1812 года — Бородино, Тарутино, Малоярославец, Красный, Березина, в Заграничном походе русской армии 1813-1814 годов. Награждён золотым оружием с надписью «За храбрость», орденами. После восстания Семёновского полка в 1820 году его участники, в том числе Михаил Бестужев-Рюмин и Сергей Муравьёв-Апостол, были сосланы на юг, на Украину, в то время — провинциальное захолустье. Все красавицы и светские развлечения остались в Петербурге, восставшие были лишены продвижения по службе. Сидя в глуши, оставалось только мечтать о переустройстве России и находить утешение в обществе друг друга. Показательно, что Сергей Иванович ни к кому не сватался, хотя был подполковником, достаточно состоятельным человеком, прошёл войну 1812 года, имел награды (в художественном фильме «Союз спасения» говорится о вымышленной невесте Софье, но у неё нет прототипов). И внешне был красив и статен. Отмечали его сходство с Наполеоном — тогда у «фрондировавшей» знати это считалось комплиментом

Важно подчеркнуть, что Наполеон, захвативший столицу России, был для XIX века как Гитлер для XX века. И когда общественная элита говорила о Наполеоне (вспомните Пушкина «Мы все глядим в Наполеоны…»), то подчёркивала своё протестное настроение

В этом смысле декабристов можно считать экстремистами XIX века. Известно, что Сергей Муравьёв-Апостол материально поддерживал мелкопоместных дворян, в том числе и польского происхождения. Они были внешне одного типа: эмоциональные, порывистые, румяные «точно барышни». Когда старший брат Матвей приехал к Сергею, то застал у него поручика Кузьмина (после провала восстания он застрелился). Матвей пишет, попрекая, что Кузьмин живёт там «как в родной семье… ты с ними в таких отношениях, которых никогда не следовало допускать»

В письмах же Матвей советует младшему брату Сергею поменьше уделять внимание другу Михаилу, больше думать о будущем и о создании семьи. Часть переписки приводит Натан Эйдельман в своей книге «Апостол Сергей»

И на следствии, и в воспоминаниях декабристов много раз подчёркивается, что черниговский подполковник Сергей Муравьёв-Апостол и полтавский подпоручик Михаил Павлович Бестужев-Рюмин «были между собою неразлучны». Неясно, была ли это вспыхнувшая любовь, перешедшая в дружбу, или дружба, ставшая любовью. И возможно, именно юный, порывистый Михаил увлёк своими эмоциональными речами прямодушного Сергея: «Бестужев не давал отвечать, а только сам все говорил».

Великий канцлер Российской Империи

Шанс Бестужева представился, когда императрица Елизавета сразу после своего вступления на престол (6 декабря 1741 г.) вызвала его обратно ко двору и назначила вице-канцлером. В течение следующих 20 лет, в период исключительных трудностей, Бестужев практически контролировал внешнюю политику России.

В то время Бестужев считал Францию естественным врагом России. Интересы двух государств в Османской империи , Польши и Швеции диаметрально противоположны, и Бестужев считал, что России нужно опасаться козней Франции во всех трех странах, граничащих с Россией. Таким образом, враги Франции неизбежно становились друзьями России, а ее друзья, наоборот, рассматривались как враги России. Следовательно, Великобритания и Австрия стали «естественными» союзниками России, а агрессивный и энергичный король Пруссии Фридрих II , участвовавший тогда в Силезских войнах и объединившийся с Францией в войне за австрийское наследство , представлял опасность для себя. Поэтому Бестужев принял курс на создание четырехкратного союза России, Австрии, Великобритании и Саксонии для противодействия франко-прусской лиге. Однако он стоял на опасной почве. Сама императрица Елизавета питала отвращение к союзу с Великобританией и Австрией, представители которой стремились воспрепятствовать ее вступлению. Многие из ее близких друзей, оплачиваемые Францией и Пруссией, участвовали в бесчисленных заговорах с целью свержения Бестужева. Несмотря на эти препятствия, Бестужев с помощью своего старшего брата Михаила постепенно реализовывал свою политику.

Россия и Швеция начали военные действия в 1741 году . 11 декабря 1742 г. Бестужев заключил оборонительный союз между Англией и Россией. Ранее он с презрением отвергал французские предложения о посредничестве между Россией и Швецией на основании территориальной капитуляции со стороны первой. Бестужев так энергично вел войну, что к концу 1742 года Швеция оказалась во власти России. Во время переговоров по Абоскому договору (с января по август 1743 г.) Бестужев настаивал на том, чтобы Швеция уступила всю Финляндию России, завершив тем самым дело Петра Великого. Однако французы сумели добиться лучших условий для Швеции, искусно апеллируя к любви императрицы Елизаветы к дому Гольштейн . Шведы при поддержке Елизаветы приняли Адольфа Фридриха , герцога Гольштейнского, своим будущим королем, а взамен снова получили Финляндию, за исключением небольшой полосы земли до реки Киммене .

Бестужев не мог предотвратить подписание русско-прусского оборонительного союза в марте 1743 года, но лишил его всякого политического значения, исключив предлагаемую гарантию завоеваний Фридриха из Первой Силезской войны . Более того, благодаря усилиям Бестужева положение прусского короля, которого он считал даже более опасным, чем Франция, при российском дворе неуклонно падало, и вице-канцлер подготовил почву для союза с Австрией, подписав 1 ноября 1743 года договор. Бреслау от 11 июня 1742 г.

Однако фальшивый заговор Лопухины , организованный фракцией Голштинов при помощи Франции и Пруссии, убедил Елизавету в том, что австрийский посол заинтриговал вернуть Ивана VI на престол и на время отдалил ее от Австрии. Гибель Бестужева казалась несомненной, когда в 1743 году французский агент Жак-Иоахим Тротти, маркиз де ла Шетарди , прибыл, чтобы подкрепить своих врагов. Однако Бестужев нашел нуждающегося друга в лице приближенного императрицы Михаила Илларионовича Воронцова , разделявшего его политические взгляды. Тем не менее, его положение оставалось весьма деликатным, особенно когда обручение между великим князем Петром и Софией Ангальт-Цербстской (позже Екатериной II ) произошло против его воли, и Елизавета Гольштейнская , мать невесты, прибыла, чтобы продвигать прусские интересы. . Фридрих II, осознавая нестабильность своего французского союзника, теперь очень хотел заключить наступательный союз с Россией. Первый шаг к реализации этого плана потребовал свержения Бестужева, «от которого, — писал Фридрих II своему министру Акселю фон Мардефельду , — зависит судьба Пруссии и моего собственного дома». Однако Бестужеву, наконец, удалось убедить императрицу в опасных интригах Шетарди, и 6 июня 1744 г. Шетарди получил приказ покинуть Россию в течение суток. Пять недель спустя Бестужев стал великим канцлером (15 июля 1744 г.). До конца года из России была изгнана и Елизавета Гольштейнская, а Бестужев остался верховным главнокомандующим.

Восстание декабристов

В первой половине XIX века в Российской империи все чаще стали возникать оппозиционные движения, которые объединялись в общества единомышленников. В 1823 году Бестужев-Рюмин вместе с Муравьевым-Апостолом вступили в Южное тайное общество, созданное Павлом Пестелем, Алексеем Юншевским и Александром Барятинским за 2 года до этих событий. Вместе с товарищем он возглавил Васильковскую управу, встречался с польскими патриотами на переговорах, где главной темой обсуждения стало слияние двух обществ.

Декабристы на Сенатской площади / Эрмитаж

Цель этого движения заключалась в ликвидации самодержавия и истреблении царской семьи, сделать это планировалось при помощи офицеров. Декабристы хотели помешать новому царю принести присягу, оккупировав Петропавловскую крепость и Зимний дворец. Руководителем восстания выбрали князя Сергея Трубецкого. Царя и его ближнее окружение планировалось взять в плен, а при необходимости и ликвидировать. Цареубийцей выбрали Петра Каховского, он случайно попал к оппозиционерам, был одинок по жизни, а потому согласился выполнить задачу.

План захвата власти заключался в том, что Сенат публикует составленный ими манифест, согласно которому бывшее правление «уничтожается», и устанавливается революционное правительство с новой конституцией. В случае отказа планировалось использовать силу армии декабристов. В основном законе содержались статьи об отмене крепостного права, о равной ответственности перед законом всех сословий общества, обязательном прохождении службы граждан (независимо от их положения в обществе) и ряд других поправок.

Санкт-Петербург. Сенатская площадь 14 декабря 1825 года / Портал российского образования

Далее на учредительном собрании избирается форма правления, при выборе республиканской формы представители царской власти высылались в другое государство. По задумке организаторов действия солдат не должны были стать кровопролитными, подобно испанской революции 1820 года, лишь при участии одной армии и без привлечения народа солдаты хотели захватить власть.

В самый ответственный момент Каховский отказался убивать Николая I, несмотря на это, офицеры продолжили агитацию и к утру вывели 8 сотен солдат на площадь Сената, к которым позднее присоединились и другие военнослужащие. Узнав заранее о планах декабристов, не дожидаясь назначенного времени, сенаторы еще рано утром принесли присягу новому императору. Остановить декабристов сначала пытались только конногвардейцы.

Николай I перед строем лейб-гвардии Саперного батальона во дворе Зимнего дворца 14 декабря 1825 г. / Музей декабристов

Против восставших Николаю не удалось собрать большую армию, число его солдат было в несколько раз меньше, при этом царские офицеры имели преимущество в оружии. Император боялся, что восстание не удастся прекратить до темноты, поскольку напасть на крепость незаметно в темное время суток проще. Из-за этого под командованием генерала Ивана Сухозанета отбиваться от революционеров отправили гвардейскую артиллерию.

Сначала солдаты произвели по противнику залп холостых выстрелов, а когда это не подействовало, решили применять огнестрельное оружие, заряженное настоящими патронами. Стараясь не задевать людей, первые залпы дали по крышам домов, на что получили обстрел из ружей. Ответный залп их напугал, за спасением они обратились к бегству.

Но на этом желание захватить крепость у них не пропало, следующее наступление вели от реки Невы, встав на льду, солдаты готовились к атаке. Очередные выстрелы из пушек ядрами, удары которых разрушали лед, многих потопили.

Когда вторая атака декабристов была отражена, восстание признали пораженным. Улицы были буквально завалены трупами людей, Николай распорядился к утру очистить дороги. Исполнители приказания поступили бесчеловечно — создав на реке проруби, они скидывали тела в реку. Эта же участь ждала и тех, кто был ранен, но еще жив. С самого начала восстания Михаил Павлович не планировал использовать оружие, а потому мужчину очень быстро арестовали.

Лопухина и ее ближний круг

Тут же возникло обвинение в заговоре. По нему были арестованы сам Лопухин, его отец, мать и сестра. Но Лесток на этом не остановился: в «заговоре», по его мнению, участвовала также жена Михаила Бестужева-Рюмина (брата канцлера) Анна. Арестовали и ее дочь от первого брака Анастасию Ягужинскую.


Портрет Анны Бестужевой (hystory.mediasole.ru)

Заговор был фактически составлен на пустом месте: никаких доказательств, одни разговоры. Но включить в число заговорщиков можно было широкий круг людей, связанных родственными и дружескими узами.

Следователями по делу были назначены Лесток, генерал-прокурор Трубецкой и начальник тайной розыскной канцелярии Андрей Ушаков. Они также включили в число обвиняемых в заговоре баронессу Софию Лилиенфельд — первую статс-даму Анны Леопольдовны, ее мужа, камергера Лилиенфельда, князя Ивана Путятина (участник заговора, целью которого было передать регентство от Бирона герцогу Брауншвейгскому), крупного флотского чиновника Александра Зыбина, гвардии капитана Ивана Путятина, нескольких офицеров гвардии. Всего под следствием оказалось 25 человек.

Чтобы придать делу вес, к нему подключили расследование в отношении дипломата габсбургской монархии Антонио Ботта. На момент расследования его, кстати, в России уже не было. Ботта подозревали в желании вернуть на престол Анну Леопольдовну. По этому поводу допрашивали и Лопухину, и Бестужеву, но ничего больше смутных воспоминаний о якобы брошенных в разговоре фразах они вспомнить не могли. Тем не менее, этого было достаточно для обвинения в заговоре против Елизаветы Петровны.

Источники

  • Палмер Елена . Петр III. Der Prinz von Holstein. Саттон, Германия, 2005 ISBN  3-89702-788-7
  • Зимний дворец Евы Стахняк, канцлера и учителя шпионов главного героя.
  • Сборник Русского исторического общества , т. 1, 3, 5, 7, 12, 22, 26, 66, 79, 80, 81, 85-86, 91-92, 96, 99, 100, 103 (Санкт-Петербург, 1870 и т. Д.)
  • Politische Correspondenz Friedrichs des Grossen , vols. 1–21 (Берлин, 1879–1904 гг.)
  • Р. Нисбет Бейн, Дочь Петра Великого (Лондон, 1899).
  • Эта статья включает текст из публикации, которая сейчас находится в общественном достоянии :  Bain, Robert Nisbet (1911). » Бестужев-Рюмин, Алексий Петрович, граф «. В Чисхолме, Хью (ред.). Британская энциклопедия . 3 (11-е изд.). Издательство Кембриджского университета. С. 824–826.