Вера фигнер — российская революционерка: биография, интересные факты из жизни

Поворот не туда

Когда французы начали отступление из России, южнее основных сил Великой армии осталась одинокая дивизия под началом генерала Луи Барагэ д’Илльера. Барагэ должен был прикрывать линию коммуникаций, по которой Наполеон собирался отводить свою армию. Но вовремя залезший на дерево в предыдущей главе Сеславин изменил судьбы многих людей.

Отступление Великой армии из России

После сражения у Малоярославца французы вернулись на разорённую Старую Смоленскую дорогу, а дивизия, высланная от Смоленска на юг, гордо повисла в воздухе. Хотя она находилась в стороне от мест главных сражений, у Барагэ имелось несколько проблем.

Во-первых, дивизия состояла в основном из недавно призванных рекрутов и боеспособностью не отличалась. Во-вторых, она готовилась охранять длинную полосу и обеспечивать деятельность большой армии. Поэтому людей, даже слабо подготовленных, там не хватало, зато имелось большое количество провианта, вывезти который было отдельной трудно решаемой задачей(с лошадьми положение тоже не радовало). К тому же партизаны перерезали связь с основными силами армии, а с кавалерией у французов был полный швах. Так что Барагэ сидел на горе сокровищ — слепой и одинокий.

Давыдов, даром что боевой хипстер, 7 ноября изловил нескольких французов и от них узнал, что дивизия Барагэ стоит гарнизонами по нескольким сёлам, и эти гарнизоны между собой слабо связаны. К Давыдову на запах добычи тут же набежали Сеславин и Фигнер, но такая толпа французов даже трём отрядам была не по зубам — эта партизанская дрим-тим составляла всего 1300 человек. Благо там же неподалёку находился рейдовый отряд Орлова-Денисова в две тысячи конных — ему тут же дали знать, где находятся французы. Партизаны и отряд Орлова решили напасть на самый крупный из гарнизонов Барагэ д’Илльера в селе Ляхово. Там стояла бригада генерала Ожеро.

У Ожеро была та же проблема, что у всей дивизии, — его бригада была сборной солянкой из недавно сформированных частей. Посылать людей патрулировать леса было страшно, так что он тихо сычевал в Ляхове, надеясь, что пронесёт. Не пронесло. Толпа партизан выскочила из лесу. Вестового, которого послали за помощью, русские поймали и скрутили. Барагэ, правда, слышал у Ляхова канонаду и прочее звуковое сопровождение смертоубийства, но посланный туда отряд кирасир сам попал в засаду на переправе через маленькую речку. Так что Барагэ решил подождать ночи, полагая, что уж столько-то Ожеро продержится.

Бой партизан с кирасирами генерала Ожеро у деревни Ляхово под Смоленском 9 ноября 1812», художник — А. Теленик

Однако тому было совершенно не весело сидеть в окружении. К тому же партизаны притащили пушки, и, чтобы Ожеро не было скучно, беглым огнём стреляли по Ляхову. Одно из ядер дуриком залетело в пороховой склад. Смеркалось, Ляхово живописно пылало, и русские решили, что клиент созрел. На переговоры отправился Фигнер. Партизан-косплеер вдохновенно нёс околесицу: что вокруг пятнадцатитысячная армия, Барагэ д’Илльер с часу на час сдастся сам — если Ожеро хочет стать героем, то, конечно, нет препятствий патриотам, и тогда он будет жить плохо, но недолго. Проверять, сколько там народу, Ожеро не стал и сдался вместе с примерно полутора тысячами живых к тому моменту солдат.

Ляхово, конечно, не было типичным успехом партизан. Обоз или склад были куда более привычной мишенью. Однако полторы тысячи пленных зараз — это был внушительный успех

Вдобавок, на чём не так акцентировали внимание, дивизия Барагэ, шокированная потерей бригады в Ляхове, быстро потеряла и запасы продовольствия. Русские сами страдали от проблем со снабжением, но для французов потеря провианта носила просто катастрофический характер — у них-то армия в буквальном смысле вымирала с голоду

В общем, налёт получился не только эффектным, но и очень полезным.

Покушение

Различные радикальные группировки неоднократно устраивали покушения на императорскую особу. Александр Второй, несмотря на ряд реформ, среди которых была отмена крепостного права, считался виновником всех бед народа. Для покушения на Александра был выбран его визит в Санкт-Петербург для участия в различных церемониях. «Народная воля» решила взорвать карету императора во время его проезда вдоль Екатерининского канала. Подготовка велась довольно долго. Заблаговременно революционеры купили лавку, из которой прорыли туннель под мост. Туда планировалась заложить бомбу.

Однако во время визита царя его маршрут изменился. Народовольцам пришлось срочно менять план. В итоге два революционера, Гриневицкий и Рысаков, получили на руки самодельные бомбы и заняли места на улице, по которой должен был проехать Александр. Когда императорская карета подъехала, Рысаков метнул бомбу, но ранил только охрану царя. После этого Александр вышел из кареты, чтобы посмотреть на раненых казаков. Именно в этот момент Гриневицкий взорвал свою бомбу, убив себя и царя.

биография

Будучи дочерью русского дворянина , она изначально обучалась у частных наставников и с 1863 по 1869 год жила в Казанском государственном женском училище-интернате. В «Ночи над Россией» она объяснила, как это было сформировано эссе утилитаристов, которые рекомендовали цель каждого человека «принести как можно большее счастье как можно большему количеству людей». С 1872 года она три года изучала медицину в Цюрихском университете . Она присоединилась к группе русских студентов ( Фричи ), читала Фердинанда Лассаля , книги по теории французских социалистов и о рабочем движении . Вернувшись в Санкт-Петербург , она объединилась с нелегальным обществом « Земля и воля» ( Земля и воля ) с целью распространения революции среди людей ( Народники ).

Она взяла на себя управление сельской больницей в Саратове и, кстати, волновала фермеров по вечерам чтения. В 1879 году она покинула область из — за доносы и после раскола между землей и свободой она была членом исполнительного комитета народовольцы организации ( Народная воля ), который начал борьбу за политическую власть в царской империи . Из-за причастности к планированию нападений на царя Александра II , одно из которых 1 июля . / 13 марта 1881 г. гр. в Санкт-Петербурге на канале Грибоедова , на месте более поздней церкви Воскресения Христова , прошла успешно 10 июля . / 22 февраля 1883 г. гр. арестован в Харькове как последний член Народновольского райисполкома.

В заключении она провела двадцать месяцев в Петропавловской крепости . В процессе Четырнадцать в 1884 году приговорен к смерти , ее приговор был заменен на пожизненное заключение, а в последующие двадцать лет в Шлиссельбурге , на острове Мертвых , принудительные.

Жизнь после Шлуссельбурга

Могила Фигнера на Новодевичьем кладбище (Москва)

Освободившись 29 сентября 1904 года, она была сослана в Архангельскую область , где просидела до зимы. Позже она переехала в Казань и на Рождество 1905 года к своей сестре Евгении Сащиной в Нижнем Новгороде .

В ходе революции и Октябрьского манифеста, изданного царем Николаем II , Вера Фигнер получила паспорт, с которым в ноябре 1906 года поехала в Финляндию , которая в то время была автономной частью царской империи. Она присоединилась к эсерам и в 1910 году основала в Париже комитет по поддержке политических заключенных в России. После событий вокруг главы террористической группы эсеров Евно Асефа , который также был информатором « Охраны» , она вышла из партии. До января 1915 года она жила в Кларенсе на Женевском озере (Швейцария).

В начале Первой мировой войны она вернулась в Россию и снова жила под надзором полиции в Нижнем Новгороде, прежде чем ей разрешили поселиться в Санкт-Петербурге в декабре 1916 года . Амнистированная после Февральской революции 1917 года , она возглавила Комитет помощи освобожденным осужденным и ссыльным , который раздал 2 миллиона рублей примерно 4000 человек. Она была членом Учредительного собрания , которое было распущено большевиками 19 января 1918 года .

Во время Гражданской войны в России Вера Фигнер жила у родственников в губернии Орджол . Вернувшись в Москву в 1921 году, она стала председателем Кропоткинского почетного комитета , который создал музей на его родине (ул. Кропоткина, 26). До своей смерти в 1942 году она несколько раз ездила в Казань для поддержки социальных и культурных учреждений.

От крепостного права до Брестской крепости

С чисто хронологической точки зрения Вера Фигнер прожила огромную, разно­образную, во многом страшную, но и сравнительно счастливую жизнь. Только вдумайтесь: она родилась ещё в правление «жандарма Европы» НИКОЛАЯ ПЕРВОГО, смутно помнила громыхание Крымской войны; маленькой девочкой встретила отмену крепостного права; в пореформенное время, когда АЛЕКСАНДР II Освободитель, как сейчас бы сказали, «ослабил гайки», ходила в народ — в 1876-м вела революционную пропаганду среди крестьян в селе Студенцы Самарской губернии, а в 1878-1879-м в течение десяти месяцев работала фельдшером в селе Вязьмино Саратовской губернии. Участвовала в подготовке покушений на императора в Одессе (1880) и в Петербурге (1881) — последнее стоило Александру II жизни. Потрясённый смертью отца АЛЕКСАНДР III предал суду народовольцев Софью ПЕРОВСКУЮ, Андрея ЖЕЛЯБОВА, Николая КИБАЛЬЧИЧА, Тимофея МИХАЙЛОВА и Николая РЫСАКОВА — они были осуждены и 3 апреля 1881-го казнены. До Веры Фигнер, имеющей самое прямое отношение к подготовке цареубийства, руки императорского правосудия дотянулись только в феврале 1883-го. «Я часто думала, могла ли моя жизнь кончиться чем-то иным, кроме скамьи подсудимых? И каждый раз сама отвечала себе: нет!» — вот тут Вера Николаевна, обрисовывая ситуацию с фирменной бескомпромиссностью и прямотой, поневоле слукавила: с «одиночки» в Петропавловской (20 месяцев) и Шлиссельбургской (20 лет) крепости её жизнь только начиналась!.. 

Выпустили её из заключения уже при НИКОЛАЕ II — в 1904-м, а в 1906-м разрешили покинуть Россию. На разительно переменившуюся родину она вернулась только в 1915-м, Февральскую встретила с радостью, Октябрьскую не приняла. Но уже было поздно: то, к чему так долго призывали она сама и её давно почившие соратники по «Народной воле», свершилось. И вот тут Вера Николаевна видит, что дело не ограничивается перелицовкой обветшавшего имперского фасада — с грохотом, с треском, погребая под обломками встречных и поперечных, рушится всё громадное здание, рушится государство. А долгожданные лики постимперской свободы — звериные: Фигнер оказывается в составе разогнанного большевиками Учредительного собрания, а в мае 1918-го покидает страшный, голодный, но зато «свободный» Петроград и уезжает в село Лугань, что в Орловской губернии. 

Советская власть помнит и чтит заслуги Веры Николаевны: в 1920-м она публикует огромный, тяжёлый, пронзительный двухтомный опус «Воплощённый труд», пестрящий цветистыми революционными истинами, которые, однако же, уже неактуальны в текущей политической повестке; она работает во Всесоюзном обществе политкаторжан и ссыльнопоселенцев, в 1927-м в составе группы «старых революционеров» обращается к правительству с требованием дать красный свет политическим репрессиям. Однако новая власть не либеральный Александр II: Вере Фигнер выписывают персональную пенсию и мягко, но убедительно дают понять, что она находится на периферии политической жизни и выполняет роль живого музейного экспоната. А у экспоната нет права голоса — только лишь право воплощённой памяти…

Вера Николаевна доживёт до страшного июня 1941-го, успеет убедиться в том, что осаждённая немецко-фашистскими захватчиками столица выстоит, и умрёт 15 июня 1942-го, не дожив лишь трёх недель до своего 90-летия. 

Такая жизнь.

«И живые позавидуют мёртвым»

Двадцать месяцев в Петропавловской крепости и двадцать лет в крепости Шлиссельбургской — такова была цена, уплаченная Верой Фигнер за участие в террористической деятельности народовольцев. Но, как выяснилось чуть позже, это был только аванс, а полная цена сложилась всей громадной, долгой, почти 90-летней жизнью Веры Николаевны… 

Давно и позорно, будучи неопознанным, повешен один из соратников Фигнер Степан ХАЛТУРИН, устроивший в 1880-м взрыв в Зимнем дворце, человек, чей бронзовый горельеф наряду со скульптурным портретом Карла МАРКСА украсит рабочий кабинет ЛЕНИНА, — а Вера Фигнер жила. Давно умерли в одиночках террористы, покушавшиеся на царя, распалась «Земля и воля», выросли и перешли к более открытым террористическим действиям наследники народовольцев, расцвели и помечены как цель для новых политических убийств новые политические кадры типа саратовского губернатора СТОЛЫПИНА, — а Вера Фигнер жила. 

Рухнула империя, на свою голову родившая таких вот красивых и беспощадных дочерей, выгорела дотла империалистическая война, потянувшая за собой «дикое поле», гражданскую войну, разор и смерть множества людей, зародилась новая, суровая, стойкая жизнь, новое, разительно не похожее на прежнее, общество… 

А Вера Фигнер жила. 

Улеглись бои. Умер Ленин, потускнели горельефы, пришли новые бойцы, новые лидеры, новые задачи и целеполагания. Грянули индустриализация, коллективизация и голод 1932-1933 гг., беспощадный, выкосивший миллионы и обусловленный, среди прочего, безответственной продовольственной политикой на местах, — а Вере Фигнер в 1933-м Постановлением Совнаркома СССР пенсия была увеличена до 400 руб. И Вера Фигнер жила. 

Ушла под нож партийная гвардия, любимые наследники народовольцев. Медленно, глухо беда подступала и к дверям большого семейства Фигнеров: в частности, была арестована Марина ФИГНЕР, внучка брата В. Н. Николая, знаменитого оперного певца. Как гласит легенда, Вера Николаевна позвонила Сталину и сказала: «Иосиф! Я отсидела в Шлиссельбурге двадцать лет и думаю, что этого достаточно. Оставь мою семью в покое!» И ведь оставили…

И Вера Фигнер жила. 

Она так и не вступила в коммунистическую партию, хотя люди, во множестве обращавшиеся к «богородице революции» с просьбами, а часто и мольбами о помощи и спасении, по инерции считали её коммунисткой. Юной девушкой ушедшая в революцию — не столько из-за обострённого чувства справедливости, сколько из протеста против «жестокости подавления революционных движений правящим классом», — в преклонные годы она успела сполна насмотреться на то, как расправляются с оппонентами в «светлое время»… Это и была цена. 

«Смеётся хорошо тот, кто знает цену слезам». 

Смена ветра

После начала Февральской революции участвует в нескольких манифестациях. Однако активного участия не принимает. Всё больше времени уделяет проблемам бывших политзаключённых.


Временному правительству.

Октябрьскую революцию Вера Николаевна также не поддержала. После установления советской власти держалась вдали от политики. Революционерка прожила долгую жизнь. На дни рождения и юбилеи власти устраивали мероприятия в её честь. Несмотря на ее отстранённость от политики все в партии знали, кто такая Вера Фигнер. Мемуары революционерки несколько раз переиздавались. Умерла Вера Николаевна пятнадцатого июня 1942 года.

Александр Самойлович Фигнер

Фигнер Александр Самойлович (1787 — 1813, ок.
Дессау, Саксония) — герой Отечественной войны 1812.
Род. в дворянской семье. В 1805 был выпущен из
кадетского корпуса артиллерийским офицером и
включен в состав англо-рус, экспедиции в
Средиземное море в 1805 — 1806. Побывал в Милане, где
великолепно изучил итальянский язык. Вернувшись
в Россию, в 1810 — 1811 участвовал в рус.-турецкой
войне (1806 — 1812) и отличился в битве под Рущуком. В
начале Отечественной войны 1812 командовал
артиллерийской ротой. Участвовал в обороне
Смоленска. За мужество и храбрость М.Б. Барклаем
де Толли был произведен в капитаны на поле боя.
После вхождения французов в Москву вел разведку
в городе под видом французского офицера, во главе
отряда моек. жителей нападал ночью на
французских солдат. Покинув Москву в сент.,
командовал партизанским отрядом, успешно
действуя в тылу врага. В 1813 был произведен в
полковники. По приказу П.Х. Витгенштейна Фигнер
проник в крепость Данциг под видом итальянского
купца и сообщал рус. армии ценную информацию.
Создал «легион мести» из казаков, немцев,
испанцев, итальянцев, с к-рым сражался против
Наполеона. Окруженный Превосходящими силами
французов, Фигнер погиб при попытке переплыть р.
Эльбу.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П.
Деятели отечественной истории. Биографический
справочник. Москва, 1997 г.

Фигнер Александр Самойлович , герой
Отечественной войны 1812, полковник (1813).
Окончил 2-й кадетский корпус (1805), служил в арт-и. В 1805—06 участвовал в экспедиции рус. флота в Средиземном м. Во время
рус.-тур. войны 1806—12 отличился в Рущукском сражении (1811), а в Отечеств,
войне 1812 — в Бородинском сражении (командовал арт. ротой 11-й арт. бригады).
После занятия французами Москвы вёл в го роде разведку под видом франц. офицера.
Сформировав из горожан небольшой вооруж.
отряд, совершал смелые нападения на врага.
С сент. 1812 командовал партиз. отрядом
из солдат и крестьян, к-рый совместно с др.
отрядами успешно действовал в тылу пр-ка
и добывал ценные сведения для командования
рус. армии. Сведения Ф. о положении франц.
авангарда у р. Чернишня сыграли важную»
роль в достижении успеха рус. войсками
в сражении под Тарутино. При осаде Дан-
цига в 1813 Ф. по заданию М. И. Кутузова
под видом итал. купца проник в крепость и:
вошёл в доверие к франц. коменданту ген.
Ж, Раппу, к-рый послал его к Наполеону
с депешами. Ф. доставил документы в рус.
штаб. В том же году во главе организованного-
им отряда добровольцев (немцы, испанцы,
итальянцы и рус. казаки) Ф. активно действовал в тылу франц. войск на тер. Германии.
1(13) окт. отряд был окружён превосходящими
силами французов у Дессау, Ф. погиб при попытке переправиться через р. Эльба.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии.

Володин П.М. Партизан Александр Фигнер. М., 1971.

Партизаны 1812 года.
Давыдов, Фигнер, Сеславин. Спб., 1911.

Далее читайте:

Участники
наполеоновских войн
(биографический
справочник)

Франция в XVIII веке
(хронологическая таблица)

Франция в XIX веке
(хронологическая таблица)

Память

  • Именем Фигнер в 1928 году названа малая планета ((1099) Фигнерия).
  • Мемориальная доска на доме, в котором В. Н. Фигнер отбывала ссылку в 1904—1905 годах на улице, названной в её честь (село Нёнокса).
  • В городе Горький (Нижний Новгород) её именем была названа одна из улиц в центре города. В 1990-е годы улице было возвращено прежнее название (Варварская).
  • В настоящее время именем Веры Фигнер названы улицы в следующих городах: Пермь, Мамадыш (Татарстан), Воронеж (улица и переулок), Санкт-Петербург, Одесса (Малиновский район), Городец.

Именем Фигнер в 1928 году был назван (переименован) товаро-пассажирский пароход «Харитина» (1908—1928).

Всегда готова!

В семьдесят четвёртом году переезжает в Берн, где поступает в другой университет. Тут знакомится с активистами организации «Народная воля».

В семьдесят девятом полностью посвящает себя революционной деятельности. Переезжает в Санкт-Петербург для агитации среди местного студенчества и военных. Участвует в подготовке покушения на императора Александра Второго. Народовольцы считали, что именно убийство царя станет тем катализатором, отправной точкой, которая запустит революцию в России. Также имелась связь с польской интеллигенцией, которая стояла на позициях сепаратизма и обещала выступить в случае смерти царя.

Саратовская «гармония»

Зимой 1878-го в рамках «хождения в народ» Вера Фигнер приехала в Саратов. В числе тех, кто её сопровождал, были Александр СОЛОВЬЁВ (тот самый, что в апреле 

1879-го будет стрелять в императора, но смажет все четыре выстрела, а потом примет яд, но будет спасён императорскими медиками — правда, только для виселицы) и Николай МОРОЗОВ (родившийся с Фигнер в один день, 7 июля, тоже доживший до глубокой старости — ещё один будущий «музейный экспонат», с этой ролью однако же упорно не мирившийся: так, в 1939-м 85-летний Николай Александрович окончит снайперские курсы Осоавиахима, примет личное участие в боевых действиях на Волховском фронте и умрёт лишь в 1946-м, уже увидев Победу). Друзья-товарищи рассуждали о «роскошном дереве свободы», о пропагандистской работе в среде крестьянства и о том, как будет хорошо, когда рухнет самодержавие, подточенное мощным революционным террором как основным регулятором политической жизни… 

В наш город Фигнер прибыла уже убеждённым, сложившимся революционером-народовольцем. За её плечами были раннее замужество на волне феминистического вольнодумия (вышла замуж в 18 лет за следователя Алексея ФИЛИППОВА, чтобы вырваться из «тисков семьи», через пять лет развелась — муж не разделял революционных идеалов), обучение в Цюрихском университете на медицинском факультете (бросила, доучивалась уже в России), личное знакомство со знаменитыми французскими социалистами СЕН-СИМОНОМ, Луи БЛАНОМ, ПРУДОНОМ. 

Саратов был избран для революционной работы не случайно: любимым литературным героем Веры Фигнер был Рахметов, персонаж романа «Что делать?» нашего земляка Николая ЧЕРНЫШЕВСКОГО. 

Первоначально Фигнер жила в губернском центре, в так называемой «Саратовской коммуне», а потом отбыла в Петровский уезд, в село Вязьмино. Вместе с ней уехала туда и её сестра Евгения. Появление в петровской глуши двух молодых, красивых, прекрасно образованных женщин вызвало сначала недоумение, а потом откровенный восторг местных жителей: «…как к чудо­творной иконе, целыми десятками и сотнями, около фельдшерского земского домика стоял с утра до позднего вечера целый обоз»

Помимо медицинской помощи сёстры оказывали, как бы сейчас сказали, «образовательные услуги»: читали ребятишкам и вполне взрослым крестьянам ЛЕРМОНТОВА, САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА и остросоциального НЕКРАСОВА, рассуждали о тяжёлой крестьянской доле… Конечно, Вера Фигнер притягивала внимание: красивая, умная, строгая, умеющая держать дистанцию с любым, но одновременно завораживающая, она могла произвести впечатление даже на крупных людей, что уж тут говорить о неискушённых жителях саратовской глубинки!.. Круг контактов её был широк: она встречалась с единомышленниками-агитаторами, работавшими в соседних уездах, вела разъяснительную работу среди молодёжи, в Саратове «открывала глаза на жизнь» местной интеллигенции… Вот как рисует Веру Николаевну в ту пору деятель революционного движения, будущий этнограф и географ Иван МАЙНОВ, тоже находившийся в Саратове: «Она была очень красива, она была умна, была внучкой известного партизана 12-го года, — но всё это были частности, мелочи, совершенно терявшиеся в общем впечатлении её личности

Строгая красота лица и строгая красота характера сливались в ней так гармонически, а с ними так гармонировал её властный, металлический голос, что её образ представлялся нам цельным и чистым, как мраморное изваяние». И неизвестно, сколько Вера Фигнер и впредь «гармонировала» бы в саратовском Поволжье, не случись уже упомянутое выше неудачное покушение Александра Соловьёва на своего тёзку-императора. Следственные органы принялись живо поднимать саратовские связи террориста, и во избежание худшего революционерка покинула нашу губернию. 

Биография

Портрет работы неизвестного художника, 1810-е годы.

Александр Фигнер родился в 1787 году. Сначала учился в Петришуле.

С 1802 года воспитывался во 2-м кадетском корпусе. Владел французским и немецким языками. В 1805 году выпущен подпоручиком в 6-й артиллерийский полк. В том же году был назначен в войска англо-русской экспедиции в Средиземном море. Прожив несколько месяцев в Милане, А. С. Фигнер в совершенстве овладел итальянским языком, что весьма пригодилось ему впоследствии. С открытием кампании 1810 года против Турции Фигнер поступил в молдавскую армию и отличился при осаде и взятии Рущука. В 1807 году произведён в поручики и переведён в 13-ю артиллерийскую бригаду.

В начале Отечественной войны 1812 года Фигнер был штабс-капитаном 11-й артиллерийской бригады. За смелые действия после отступления из Смоленска получил чин капитана.

После занятия французами Москвы он, с разрешения главнокомандующего, отправился туда в качестве разведчика, но с тайным намерением убить Наполеона, к которому питал фанатическую ненависть. Намерения этого ему не удалось исполнить, но благодаря необычайной сметливости и знанию иностранных языков Фигнер, переодеваясь в разные костюмы, свободно вращался среди неприятелей, добывал нужные сведения и сообщал их в главную квартиру русских войск. Набрав небольшой отряд из «охотников» (добровольцев) и отставших солдат, Фигнер при содействии крестьян стал тревожить тыловые сообщения противника и своими отважными предприятиями навел такой страх, что голова его была оценена Наполеоном. Однако все старания захватить Фигнера остались бесплодными; несколько раз окруженный противником, он успевал спастись. Когда началось отступление французов и их союзников, Фигнер вместе с А. Н. Сеславиным отбил у них целый транспорт с драгоценностями, награбленными в столице.

22 октября (3 ноября)  года партизанский отряд А. С. Фигнера принял участие в сражении под Вязьмой.

28 октября (9 ноября)  года совместно с партизанскими отрядами А. Н. Сеславина и Д. В. Давыдова и кавалерийскими полками В. В. Орлова-Денисова принял участие в окружении бригады генерала Ожеро в районе деревни Ляхово.

В году, во время осады Данцига, Фигнер проник в крепость под видом итальянца и пытался возмутить жителей против французов, но был схвачен и посажен в тюрьму. Выпущенный оттуда за недостатком улик, он успел до такой степени вкрасться в доверие коменданта крепости, генерала Раппа, что тот послал его к Наполеону с важными депешами, которые, конечно, попали в русскую главную квартиру.

Набрав охотников, в числе которых были беглецы (итальянцы и испанцы) из Наполеоновской армии, он создал «легион мести» и начал снова действовать на флангах и в тылу неприятельских войск. Окруженный близ города Дессау конницей противника, был предан легионерами, которые кричали: «Виват, император Наполеон!». Прижатый к Эльбе, он вместе с адъютантом Беклемишевым бросился в реку, в которой и погиб. В другом источнике указано что он погиб на берегу реки Эльбы в битве с Неем.