Творческое содружество русской музыкальной школы «могучая кучка»

Великая пятерка

Как возникло это творческое содружество, объединившее пятерых великих русских композиторов — М. А. Балакирева и Ц. А. Кюи, М. П. Мусоргского, А. П. Бородина и Н. А. Римского-Корсакого? Необходимо добавить, что в какой-то период «Могучая кучка» состав имела более расширенный. В нее входили менее известные широкой публике, особенно современной, композиторы А. С. Гуссаковский, H. H. Лодыженский и Н. В. Щербачёв. Они вышли позднее из Балакиревского кружка и вообще отошли от композиторской деятельности. Поэтому принято считать, что членами «Новой школы» были только пять композиторов, во Франции их так и называли — «Группа пяти», или «Пятерка». Сами основные члены кружка считали себя наследниками великих русских композиторов М. И. Глинки и А. С. Даргомыжского.

Особенности творчества композиторов «Могучая кучка»

В творчестве всех пятерых преобладают народные, сказочные мотивы, часто встречаются сюжеты из истории России – композиторы постоянно ищут нравственные идеалы в исконных началах. В связи с этим, важнейшей опорой для них была народная песня (и русская, и восточная) – они собирали старинные крестьянские напевы, в которых видели корни национального русского мышления. Далее мотивы обрабатывались и воплощались в их творчестве. Кроме того, Балакирев и Римский-Корсаков собрали песни в отдельный сборник – «Сорок русских народных песен» (1860).

Что касается интонационной выразительности, «кучкисты» опирались на творчество Александра Сергеевича Даргомыжского. В его операх «Каменный гость» и «Русалка», как считали члены содружества, наиболее точно и ясно выражаются идеи, «слова». Даргомыжский, как и Глинка, был для них отцом-основателем музыкальной культуры России.

Практически всем произведениям «кучкистов» свойственны:

  • размах,
  • большие размеры,
  • эпическая широта.

В камерном же творчестве ярко проявил себя только Бородин. Однако в фортепианной литературе выделились Балакирев («Исламей») и Мусоргский («Картинки с выставки»).

Главным противником «Могучей кучки» была академическая школа, а особенно – Петербургская консерватория, которую возглавлял в то время А.Г. Рубинштейн. Члены содружества критиковали «консерваторов» за то, что те слишком тщательно следуют традициям и не признают других путей развития музыки в России, в том числе и национально-народных. Однако со временем конфликт сглаживался, и в 1871 году Римский-Корсаков даже стал профессором Петербургской консерватории.

История содружества и его последователи

«Могучая кучка» распалась в средине 1870-х годов. Причин этому было много: как лежащих на поверхности (отстранённость Балакирева из-за душевного кризиса), так и более глубоких (творческие расхождения между «кучкистами»: например, Мусоргский и Балакирев сочли Римского-Корсакова перебежчиком и предателем). Это, в общем-то, неудивительно: такие гении не могли долго находиться в одной группе, каждому был необходим индивидуальный творческий рост.

Но с распадом «Могучей кучки» никуда не пропали их идеи – ещё многие русские композиторы создавали свои произведения под их влиянием. Благодаря Римскому-Корсакову, кучкистская деятельность стала активно развиваться в Петербургской консерватории. Появился «беляевский кружок», возглавлял который сам композитор. По словам Римского-Корсакова, «беляевский кружок» нельзя считать абсолютным продолжателем «балакиревского кружка», ведь

«…кружок Балакирева соответствовал периоду бури и натиска в развитии русской музыки, а кружок Беляева — периоду спокойного шествия вперёд; «балакиревский» был революционный, «беляевский» же —прогрессивный…».

Среди композиторов, творящих на рубеже веков, продолжателями традиций «Могучей кучки» можно по праву считать Александра Глазунова, Анатолия Лядова, Александра Гречанинова и многих других.

Значение «Могучей кучки» для русской музыки и культуры

Сложно переоценить музыкальный вклад творчества «Могучей кучки» в русскую музыку.

В их операх впервые:

  • стала ярко видна национальная характерность,
  • появились размах и народно-массовые сцены.

Композиторы стремились к яркости, стремились донести до народа свои идеи через запоминающиеся образы и эффектные картины.

Произведения «Могучей кучки» или «великой пятерки» русских композиторов вошли в мировую музыкальную сокровищницу.

Русский талант

Композитором, более всего разделявшим их взгляды и последовательно внедрявшим их в жизнь, был Модест Петрович Мусоргский (1839—1881). Наиболее удаленным от остальных участников был Цезарь Антонович Кюи (1835—1918), хотя пришел он в группу первым. Этих пятерых композиторов объединяли не только регулярные встречи и беседы — они систематически собирали, изучали и систематизировали русский музыкальный фольклор с целью воплощения национальной самобытности в своих произведениях. Понятно, что сюжеты эти композиторы России брали из русской истории. А новаторство их распространялось и на форму музыкальных произведений, и на гармонию и ритмику.

Никола́й Андре́евич Ри́мский-Ко́рсаков (1844-1908)

Русский композитор, педагог, дирижёр, общественный деятель, музыкальный критик; участник «Могучей кучки».Римский-Корсаков является автором 15 опер, 3 симфоний, симфонических произведений, инструментальных концертов, кантат, камерно-инструментальной, вокальной и духовной музыки. Подробнее о его творчестве читайте в отдельной статье.Родился в городе Тихвин Новгородской губернии в дворянской семье, известной своими традициями службы на флоте. Получил домашнее образование, в том числе музыкальное. Учился в Морском кадетском корпусе, где по-настоящему увлёкся музыкой.В 1862 г. умер отец, и семья Римских-Корсаковых переехала в Санкт-Петербург. В том же году он познакомился с композитором Милием Балакиревым и стал членом его кружка. Обратившись под влиянием Балакирева к славянским народным мелодиям, Римский-Корсаков придерживался в музыке национального колорита, что и в дальнейшем будет характеризовать большую часть его творчества.

И. Репин. Портрет В. Стасова

Тесно с «Могучей кучкой» был связан В. Стасов, он сыграл важную роль в выработке общих идейно-эстетических позиций сообщества, в формировании и пропаганде творчества отдельных её членов. С 1864 г. систематически выступал в печати Кюи, музыкально-критическая деятельность которого во многом отражала взгляды и тенденции, присущие всей «Могучей кучке». Эти позиции находят отражение и в печатных выступлениях Бородина, Римского-Корсакова.Собрания сообщества протекали всегда в очень оживлённой творческой атмосфере, они часто встречались с писателями А. Григоровичем, А. Писемским, И. Тургеневым, художником И. Репиным, скульптором М. Антокольским.В 70-х годах «Могучая кучка» как сплочённая группа перестала существовать. Отчасти это было вызвано тяжёлым душевным кризисом Балакирева и его отходом от активного участия в музыкальной жизни. Но главная причина распада «Могучей кучки» – во внутренних творческих расхождениях.Центр кучкистской деятельности и идеологии переместился в классы Петербургской консерватории, где преподавал Римский-Корсаков, а с середины 1880-х годов в «беляевский кружок», где Римский-Корсаков в течение почти 20 лет был признанным главой и лидером.Митрофан Петрович Беляев (1836-1903) был русским лесопромышленником, музыкальным издателем и меценатом, объединившим многих выдающихся музыкантов. С 1884 г. Беляев устраивал у себя дома в Петербурге еженедельные музыкальные вечера камерной музыки, положившие начало объединению выдающихся музыкальных деятелей, в дальнейшем известного как Беляевский кружок.

И. Репин. Портрет М.П. Беляева (1886)Со второй половины 80-х годов в составе беляевской «Могучей кучки» появляются другие музыканты (А. Глазунов, Н. Соколов). Новый состав кружка определил и новое лицо «послекучкистов»: гораздо более ориентированное на академизм и открытое множеству влияний, прежде в рамках «Могучей кучки» считавшихся недопустимыми. Беляевцы испытывали на себе массу «чуждых» воздействий и имели широкие симпатии, начиная от Вагнера и Чайковского, и кончая «даже» Равелем и Дебюсси. Но, хотя беляевский кружок и был преемником «Могучей кучки», он не представлял уже собой единого эстетического целого, руководствующегося единой идеологией.Многие русские композиторы конца XIX-первой половины XX вв. продолжали традиции «Могучей кучки»: Антон Аренский, Александр Глазунов, Александр Гречанинов, Василий Золотарёв, Михаил Ипполитов-Иванов, Василий Калинников, Анатолий Лядов, Сергей Ляпунов, Николай Черепнин и др.

Участники «Могучей кучки»

«Могучая кучка», «Новая русская музыкальная школа», «Русская пятерка», «Балакиревский кружок» — всё это — названия одного и того же союза композиторов, объединившихся в своих творческих убеждениях, формировавшегося на протяжении нескольких лет в столице Российской Империи Санкт-Петербурге (исследователи приводят период с конца 1850-х по начало 1860-х годов). Удивительно, но за весь период своего существования содружество практически не меняло свой состав, настолько сплоченными и вдохновленными совместным творчеством были его члены.

Основоположники кружка

Рассказ об этой уникальной композиторской унии стоит начать с краткого повествования обо всех ее участниках и основателе. В этот перечень попали широко известные деятели музыкального искусства, которые стояли у истоков этого творческого тандема:

  1. Милий Алексеевич Балакирев. Именно этот уроженец Санкт-Петербурга, проводивший все детство на берегу Волги, стал основателем прославившегося на всю Россию и за ее пределами кружка. С самого юношества подававший большие надежды Балакирев прославился своей любовью к народным песням, которые ему доводилось слышать в деревне, а также демократическими взглядами в музыке. Милий Алексеевич болел за внедрение в творческий мир всего нового, но не без народного многоголосия и восточных мотивов, ставших основой его фантазии «Исламия». Именно с момента его встречи с идейным единомышленником Стасовым, которая состоялась в 1856 году, и ведет свой отсчет легендарная «Русская пятерка».
  2. Цезарь Антонович Кюи. Невзирая на то, что этот автор был наименее известен из всего звездного коллектива, именно он был самым ярым сторонником этого союза, поставившим такие интересные оперы, как «Анджело» и «Вильям Ретклиф». Внушительный вклад Кюи внес и в постановку детской оперы, будучи необычайно задушевной и поэтичной личностью. В то же время нельзя не отметить ту жесткость, с которой композитор воспринимал некоторые новаторские идеи своих соратников, будь то нерешенные диссонансы Бородина или постановка «Борис Годунов» Мусоргского (к ней Кюи даже написал разгромную рецензию). Он же стал ярым противником создания Римским-Корсаковым нового союза композиторов после распада «кучки».
  3. Модест Петрович Мусоргский. Пожалуй, самый радикальный член сообщества, авторству которого принадлежит такое гениальное произведение, как «Борис Годунов». Практически во всех работах композитора главной темой являлся русский народ со всей прилагающейся проблематикой общества и сословий, откуда и их ярко выраженная социальная направленность. Среди главных достижений — введение романсов и прочей словесной песенности, не использованных ранее ни одним другим композитором.

Римский-Корсаков и Бородин

Чуть позже формирующийся кружок пополнился новыми участниками, которые также внесли свою лепту в его деятельность. Самый молодой из них стал последователем союза, продолжив дело своих единомышленников даже после его распада. Этими двумя новичками оказались:

  1. Николай Андреевич Римский-Корсаков. Благодаря своему знакомству с Балакиревым стал участником кружка в 18 лет, что самым благоприятным образом повлияло на все последующие произведения автора. «Золотой петушок», «Садко», «Снегурочка» — оперы композитора пропитаны не просто русским духом, а самой настоящей сказочностью, являющейся неотъемлемой частью культуры. Из особенностей его работ стоит выделить не применявшуюся ранее разбивку на 11 четвертей, позволяющей справляться с поставленными задачами как дирижерам, так и оперным исполнителям.
  2. Александр Порфирьевич Бородин. Недаром говорится, что талантливый человек талантлив во всем, ведь, помимо музыки, этот замечательный композитор подавал большие надежды в химии. Наиболее знаменитым творением этого гения стала симфония, получившая название «Богатырская». Также Бородин долгое время работал над созданием оперы «Князь Игорь», правда, ему так и не удалось закончить свое дело, в результате чего оно перешло по наследству Римскому-Корсакову и Глазунову. Из музыкально-технических особенностей — введение диссонансов, которые Бородин специально оставлял «нерешенными», получая за это шквальную критику и обвинения в профессиональной безграмотности даже от своих соратников.

Несмотря на то, что руководить коллективом доводилось Балакиреву, его идейным вдохновителем и постоянным консультантом практически во все времена оставался писатель и музыкальный критик Владимир Васильевич Стасов. Именно в докладе идеолога о «Могучей кучке», составленного после прослушивания концерта руководителя группы Балакирева, было впервые упомянуто ее название, впоследствии ставшее наиболее известным.

«Могучая кучка»

Биография Чайковского. «Могучая кучка» →

(«Балакиревский кружок») — творческое содружество русских композиторов, сложившееся на рубеже 50-х — 60-х годов XIX века.

Название кружку дал В.В.Стасов, тесно связанный с этой группой музыкантов. Во главе кружка стоял М.А.Балакирев, в него входили также Н.А.Римский-Корсаков, М.П.Мусоргский, А.П.Бородин, Ц.А.Кюи.

Отношения Чайковского с «Могучей кучкой» знали периоды резких расхождений и периоды дружеской близости (особенно с Балакиревым, Римским-Корсаковым на рубеже 60-х — 70-х годов). Балакиревский кружок, особенно Стасова и Кюи, постоянно выступавших в печати, отличало полное неприятие деятельности А.Г.Рубинштейна и организованной им Петербургской консерватории. Это музыкальное учебное заведение, действительно впитавшее в себя опыт немецких консерваторий, могло, по их мнению, нанести вред, затормозить развитие самобытного русского национального творчества. Такое отношение отчасти было перенесено и на Чайковского, воспитанника Рубинштейна.

В воспоминаниях Римского-Корсакова о 60-х годах читаем: «К Чайковскому в кружке нашем относились если не свысока, то несколько небрежно, как к детищу на вечере у Балакирева, и знакомство завязалось… по настоянию Балакирева он сыграл нам I-ю часть своей симфонии соль минор, весьма понравившуюся нам…» (Летопись, с. 66).

В некоторой степени такие отношения сохранились и позже. Александр Константинович Глазунов — ученик Римского-Корсакова, многое воспринявший и от Чайковского — вспоминает об отношении петербуржцев к Петру Ильичу и о своем знакомстве с ним: «в середине 80-х годов уже не было той идейной замкнутости и обособленности, как это было раньше, тем не менее мы не считали П.И.Чайковского своим. Мы ценили некоторые его произведения, как «Ромео и Джульетту», «Бурю», «Франческу», финал из 2-й симфонии; прочее из творчества П.И.Чайковского было нам неизвестно, или чуждо». (Балакирев. Летопись… с. 274).

В свою очередь Чайковскому оставались чужды многие эстетические принципы и музыкальные сочинения членов Балакиревского кружка. Многочисленны — и порою весьма резки — отзывы о петербургском содружестве и отдельных его представителях в письмах Петра Ильича. Совершенно не понятыми им остались оперы Мусоргского. Заметим, однако, что гениальные прозрения Мусоргского не были оценены и его ближайшими соратниками, и самый едкий и несправедливый отзыв о «Борисе Годунове» вышел из-под пера Кюи!… Ряд сочинений Римского-Корсакова и Балакирева нашел сочувственную оценку в статьях Чайковского.

Развитие русской музыки с годами снимало противоречия между направлением «Могучей кучки» и направлением Чайковского. Основные же различия оставались. Образы народной жизни, эпос, обряды, сказка, историческое прошлое России в наибольшей мере занимали творческое воображение «кучкистов». Иными были основные темы и образы творчества Чайковского, в центре которого стоял Человек, его внутренний мир, сложные психологические коллизии.

Да и самый дух Балакиревского кружка — нетерпимость Стасова, Кюи, Балакирева по отношению ко многим явлениям русской и западноевропейской музыки были Чайковскому чужды и несимпатичны. Спустя много лет, в самом конце жизни, он сказал в интервью газете «Новости дня»: «Меня всегда возмущает, когда говорят о лагерях в музыке… для меня их нет… Основав тридцать лет тому назад этот кружок, Балакирев упорно стоит за раз намеченные взгляды и принципы… Я же всегда хотел сохранить за собой известную свободу».

Л. З. Корабельникова

Особенности творчества композиторов « Могучей кучки»:

  • Отражение идей времени, приближение музыки к проблемам и запросам современности

  • Поиск новых форм и способов воплощения данных идей, главной из которых является прославление патриотизма, героизма народа России

  • Отражение ярких страниц истории России

  • Критическое отражение социальной действительности

  • Отражение народного быта, наличие фольклорных и сказочных элементов в произведениях

«Могучая кучка» оказала огромное влияние на развитие музыкального искусства в России, её идеи, принципы, формы методы отражения действительности стали школой для многих композиторов последующих эпох.