Несъедобный: как миклухо-маклай оказался в каменном веке

«Пусть женится хоть на папуаске…»

Вскоре по следам Маклая на острова двинулись корыстолюбивые коммерсанты и даже работорговцы. Ученому пришлось встать на защиту новых друзей, причем не только пером — как общественному деятелю и публицисту, но и с оружием в руках, помогая отвадить банды охотников за «живым товаром». Он пытался объединить разные племена, вел переговоры с вождями, призывал к единству. Маклай даже обращался к российскому императору с призывом взять острова Полинезии под свой протекторат, но это предложение не нашло одобрения.

В Австралии Маклай встретил и свою любовь — молодую вдову Маргарет Робертсон, дочь видного политика из Нового Южного Уэльса. Семья невесты была против этого союза и поставила условие, что брак должен быть заключен по протестантскому обряду. В таком случае разрешение на брак подданному православной империи мог дать лишь сам государь, и Маклай через друзей нашел способ добраться до него. Александр III ответил в своем стиле: «Пусть женится хоть на папуаске, лишь бы глаза не мозолил».

Маргарет-Эмма Робертсон (Миклухо-Маклай) с сыновьями Александром и Владимиром

В 1886 году, после 15 лет отсутствия, Маклай наконец добрался до России. Проезжая через Европу, он получил несколько коммерчески очень выгодных предложений относительно размещения и публикации своей уникальной коллекции, но ответил отказом — ученый хотел, чтобы все материалы экспедиций хранились в России. Его возвращение стало настоящим триумфом: на лекции в РГО невозможно было попасть, газеты публиковали статьи и карикатуры. Ученый опять стоял перед выбором — возвратиться к оставшейся в Австралии семье и любимым папуасам или остаться на родине.

Он выбрал второе. Вернувшись ненадолго за женой и сыновьями, он на неделю всё же заглянул в залив Астролябии и двинулся в Россию. Семья поселилась в Петербурге, но жить ученому оставалось совсем недолго — несмотря на усилия лучших врачей, в том числе его друга лейб-медика С.П. Боткина, Маклай в апреле 1888 года умер. Поскольку свой череп он завещал на нужды науки, уже в наши дни удалось выяснить, что причиной смерти стали не малярия и лихорадка Денге, так досаждавшие ему при жизни, а злокачественная опухоль мозга.

Жена и два сына ученого вернулись в Австралию, причем деньги на дорогу им выдал император из личных сбережений. Российская казна платила им пенсию до рокового 1917 года. Брат Владимир командовал броненосцем «Адмирал Ушаков» и геройски погиб в Цусимском сражении. Новая Гвинея так и не смогла объединиться и по частям стала колонией нескольких европейских стран — Германии, Нидерландов, Великобритании. Единство и независимость она обрела лишь в 1975 году.

Миклухо-Маклай так и не успел по-настоящему обработать свою коллекцию, это за него сделали другие. Но его вклад в науку от этого не стал менее значительным: по сути, он создал как российскую антропологию, так и этнографию, заложил ее принципы. Неслучайно день его рождения стал профессиональным праздником отечественных этнографов.

Австралийская жена, или Где сейчас живут потомки путешественника

Женился великий путешественник только спустя 10 лет, когда он работал на исследовательской станции в Австралии. К тому времени он уже успел совершить три экспедиции на Берега Маклая – так было впоследствии названо то самое побережье острова в Новой Гвинеи, где он жил. Также он взял на себя заботы по защите жителей Новой Гвинеи. В частности, из-за угрозы аннексии Новой Гвинеи Англией путешественник стал добиваться того, чтобы Россия взяла папуасов под свое покровительство.

Он совершил путешествия по Малаккскому полуострову и по островам Меланезии. А также организовал зоологическую станцию в Австралии. Во время своих многочисленных путешествий он провел обстоятельное изучение народов и культур островов Северо-Западной Меланезии, островов Западной Микронезии, Австралии и ряда районов Юго-Восточной Азии. В его дневниках содержатся также ценные сведения и о населении ряда островов Полинезии.

Вот что писали об ученом его биографы: «Самое характерное для Миклухо-Маклая – это поразительное сочетание черт смелого путешественника, неутомимого исследователя-энтузиаста, широко эрудированного ученого, прогрессивного мыслителя-гуманиста, энергичного общественного деятеля, борца за права угнетенных колониальных народов. Подобные качества порознь не составляют особой редкости, но сочетание всех их в одном лице – явление совершенно исключительное».

Фото: Википедия

Работая в Австралии, 38-летний Николай Миклухо-Маклай обрел наконец и семейное счастье.

Однако невеста путешественника оказалась девушкой решительной, и 27 февраля 1884 года молодые обвенчались. В конце того же года у них родился первенец Александр-Нильс, а еще через год – второй сын Владимир-Аллен. Однако скоро деятельность Миклухо-Маклая в Сиднее была завершена, поскольку зоологическая станция – его детище – из-за прекращения финансирования была закрыта. В 1887 году путешественник перебрался с семьей в Санкт-Петербург. Однако семья его прожила в России всего лишь год с небольшим. Дело в том, что великий путешественник уже давно был сильно болен. В своих скитаниях он перенес не одну тяжелую болезнь. Неоднократное воспаление легких, плеврит, невралгия, ревматизм и малярия – вот далеко не весь список его болезней. К моменту возвращения в Россию Николай Миклухо-Маклай сильно похудел и испытывал постоянные боли. К началу 1888 года путешественник уже не мог обходиться без морфия, а ведь ему еще не было и 42 лет! Он умер 2 апреля 1888 года. Но только спустя 50 лет ученые установили настоящую причину его смерти.

Вдова ученого Маргарет Миклухо-Маклай после его смерти не захотела оставаться в чужой стране, в которой у нее не было ни друзей, ни близких. Похоронив мужа и разобравшись с его архивами, она в конце 1888 года вернулась в Австралию.

Российский император Александр III обеспечил ей и детям солидную пожизненную пенсию, а также оплатил им обратное путешествие в Сидней.

Прямые потомки русского путешественника и этнографа в наши дни живут в Сиднее, Мельбурне и Канберре. В России сегодня живет лишь внучатый племянник исследователя и его полный тезка Николай Николаевич Миклухо-Маклай. Он прямой потомок брата путешественника. В XXI веке он учредил Фонд сохранения этнокультурного наследия им. Миклухо-Маклая.

Происхождение и ранние годы

Миклухо-Маклай родился во временном рабочем лагере в Боровичах уезде (уездные), Новгородский губернии (ныне Окуловский районный в Новгородской области ) в России, сын инженера , работающих на строительстве Москва-St. Петербургская железная дорога . Его украинский отец, Николай Ильич Myklukha , родился в 1818 году, в Стародубе , Чернигов губернаторстве , и произошел от Степана Myklukha, в Запорожце , который был удостоен званием Благородных империй от Екатерины II за его ратные подвиги во время русско-турецкого Война (1787–1792) , включавшая взятие Очаковской крепости. Фактически, его казачья родословная была обширной и включала в себя атамана Запорожского войска Охрима Миклуху, который впоследствии стал прообразом главного героя Николая Гоголя Тараса Бульбы . Его дедушка и бабушка по отцовской линии были друзьями Гоголя. О своем происхождении Миклухо-Маклай писал:

Отец Николая, Николай Миклуха, окончил Нежинский лицей ( Нежин ), после чего пешком добрался до Санкт-Петербурга , где поступил в Дорожный институт инженерного корпуса. Он окончил институт в 1840 году и стал инженером, направленным на строительство Московско-Петербургской железной дороги . Став первым начальником Московского пассажирского вокзала в Санкт-Петербурге , Миклуха перевез туда свою семью. Он умер в декабре 1857 года от туберкулеза, у него остались жена и пятеро детей. Перед смертью Миклуху уволили с работы за то, что он отправил Тарасу Шевченко 150 рублей .

Матерями Николая, Екатерина Семеновна, урождённая Беккер, были немецкого и польского происхождение (ее три брата принял участие в январском восстании 1863 года). После 1873 года семья Миклухо-Маклая приобрела и жила в загородном имении в Малине , в 100 км к северо-западу от Киева в Полесье .

Один из братьев Николая, Сергей, стал судьей в Малине, где в конце концов умер. Другой брат Михаил стал геологом. Третий брат, Владимир , был капитаном российского корабля береговой охраны «Адмирал Ушаков» и участвовал в Цусимском сражении, где и погиб. И Михаил, и Владимир были членами русской революционной организации « Народная воля» .

Николай был крещен 21 июля 1846 года священником Иоанном Смирновым в Шегринской церкви Николаоса Чудотворца. Его крестным отцом был Николай Ридиджье, боровичский помещик, участник Отечественной войны 1812 года, участник Бородинского сражения .

Древний оберег и связь с патриотизмом

Но не только спасение от эпидемий видели в квасе. Им так увлекались, что квас приобрел священные и мистические свойства, и стал оберегом. Девушки поливали им полки в бане во время обряда мытья перед свадьбой (а остаток должны были выпить), а мужчины — «тушили» им пожары, вызванные молнией, так как считали, что с таким «божьим гневом» справится только квас или молоко. По одной версии, в такой пожар бросали обруч с квасной бочки, чтобы огонь такого пожара не шел дальше. По другой, тушили пожар непосредственно квасом.

Продавец русского кваса — Эмиль Франсуа Дессен

При дворе квас тоже верили, но с точки зрения феноменальной пользы для здоровья. «Квас» родственен древнерусскому слову «кислый» — и молочная кислота благоприятно влияла на организм. Квас любил полководец Александр Суворов и царь Петр I — последний пил его каждый день. Разжалованный в шуты князь Михаил Голицын и вовсе был прозван «квасником» — он был обязан подносить напиток императрице Анне Иоанновне.

Продавец кваса — Карл Булла

И совсем невероятная слава пришла к квасу после войны с Наполеоном в 1812 году. Русская знать начала демонстрировать свой патриотизм… да, через квас. «В срочном порядке квасом заменили шампанское — его разливали в хрустальные бокалы и подавали на балах», — говорит Павел Сюткин. Со временем появились и те, кто решил поиронизировать над таким показным, официальным русофильством. Так было придумано выражение «квасной патриотизм».

Автором считается князь Вяземский, литературный критик и близкий друг Александра Пушкина, который в «Письмах из Парижа» (1827) пустился в такие рассуждения: «Многие признают за патриотизм безусловную похвалу всему, что свое. Тюрго называл это лакейским патриотизмом, du patriotisme d’antichambre. У нас можно бы его назвать квасным патриотизмом».

Ранние годы

Реальная протяженность маршрутов, проделанных этим известным ученым, в современное время наверняка никому не известна. Однако помимо пятнадцати месяцев нахождения среди папуасов у Маклая было большое количество интересных экспедиций. Рискуя жизнью (ведь местные жители могли его съесть), исследователь собрал множество материалов о коренном населении стран Южного полушария, совершив тем самым научный подвиг.

Семья и детство

Маленький Николай родился в 1846 году, это произошло 17 июля в селе Языково, расположенном в Новгородской губернии. Будущий этнограф появился на свет и вырос в дворянской семье, малыш был крещен в храме св. Николая Чудотворца. Его родителей звали:

  • отец — Миклуха Николай Ильич;
  • мать — Миклуха Екатерина Семеновна (в девичестве Беккер).

Происхождение путешественника по отцовской линии связано со знаменитым казацким родом, а по материнской — он потомок Гете и Мицкевича. Отец состоял в должности инженера, обслуживающего железные дороги, и постоянно переезжал с одного места на другое.

В 1856 году Николая Ильича назначили начальником строительства выборгского шоссе. На тот момент глава семейства серьезно болел туберкулезом, однако этот факт его не остановил. Мужчина стал максимально выкладываться на новом рабочем месте, что окончательно подорвало его здоровье.

Миклуха-старший ушел из жизни в возрасте 41 года через несколько месяцев после начала руководства стройкой, на тот момент самому младшему из его пятерых детей было всего лишь два года. Поскольку все свои сбережения семья вложила в акции, несмотря на смерть кормильца, дети все-таки смогли получить достойное образование. К тому же вдова неплохо зарабатывала, оформляя географические карты, это дало возможность приглашать в дом приличных педагогов.

Учеба в гимназии

В 1858 году Николай и его старший брат Сергей начали учебу в третьем классе школы «Анненшуле». Через некоторое время мальчики уговорили мать, чтобы она перевела их в казенную гимназию. С этой целью женщина написала прошение о зачислении братьев в дворянское сословие, что позволял сделать чин ее покойного мужа и их отца.

Николай Миклуха стал учиться во второй гимназии города Петербурга, хорошими оценками юноша похвастаться не мог, так как очень часто пропускал занятия. По этой причине его с трудом перевели в пятый класс. В возрасте пятнадцати лет Николай принял участие в манифестации студентов, в связи с чем был арестован и вместе с братом, а также несколькими товарищами по гимназии помещен в Петропавловскую крепость.

К счастью, подростков выпустили на свободу через неделю: по мнению следственной комиссии, задержание молодых людей произошло по ошибке.

Занятия в университете

В 1863 году Николай, оставив учебу в гимназии, собрался поступать в Академию художеств, но матери удалось его отговорить. В сентябре этого же года юноша оформился вольнослушателем на физико-математический факультет московского университета. Такой вариант допускался без документа об окончании гимназии

В этом учебном заведении молодой человек с головой погрузился в изучение естественных наук, в особенности уделяя внимание физиологии

В 1864 году в университете состоялась сходка, во время которой Миклуха сделал попытку провести в здание своего товарища Суфщинского, с ним он учился в одном классе в гимназии. Оба юноши были задержаны администрацией, после чего Николаю было запрещено посещение занятий не только в конкретном университете, но и во всех учебных заведениях России. Поняв, что сыну не удастся получить высшего образования на родине, Екатерина Семеновна дала согласие на его учебу в Германии.

Пребывание в Германии

В Германии Николай был зачислен в Гейдельбергский университет, там же молодой человек начал принимать участие в политических спорах на тему Польского восстания. Мать Николая всеми силами пыталась убедить сына подальше держаться от политики и заниматься исключительно учебой, чтобы стать хорошим инженером. Однако юноша ее не послушал и одновременно с занятиями математикой регулярно посещал лекции по общественным дисциплинам.

В 1865 году Миклуха перевелся в Лейпцигский университет, где на одном из его факультетов продолжил учебу, желая приобрести специальность управляющего различными видами хозяйств. Прослушав четыре курса, Николай переехал в Йену, там он стал учиться на медицинском факультете, посещая занятия на протяжении трех лет. В процессе учебы молодому человеку посчастливилось стать ассистентом великого немецкого ученого Эрнста Геккеля.

Личная жизнь Николая Николаевича Миклухо — Маклая

Лекции ученого имели успех не только в Европе, но и в России. Он выступал с рассказами об аборигенах Новой Гвинее на встречах с императорской семье. Впоследствии Николай Николаевич провел еще несколько экспедиций в Индонезию, Гонконг, Австралия. Находясь в Австралии, Николай познакомился с будущей женой Маргаритой Робертсон — Кларк. В 1886 году они официально поженились. От этого брака у Николая родилось двое детей. 

В 1887 году ученый возвращается в Одессу. Здесь он создает проект научной морской станции, однако император Александр Третий не поддержал его решение. Многочисленные путешествия, исследования ухудшили состояние здоровья Николая. Он получил серьезное заболевание челюсти, которое впоследствии врачи определили как злокачественную опухоль. Скончался Николай Николаевич в 1888 году. 

Возвращение в Россию и поездка в Европу

В Сиднее Миклухо- познакомился с вдовой Маргарет-Эмма Робертсон-Кларк — дочерью важного колониального чиновника, с которой у него завязался роман.          

         

Однако ему пришлось оставить молодую женщину и вернуться в Россию, куда он прибыл в январе 1882 года. Там его ждали с нетерпением, и его лекции имели огромный успех. Кроме того, путешественник был представлен Александру Третьему, который урегулировал его финансовые проблемы.

Ухудшение здоровья заставили Миклухо-Маклая отправиться на лечение в Европу. Во время путешествия он получил письмо от Маргарет Кларк, в котором она дала согласия на брак с ученым. Тем не менее, вместо того, чтобы поехать к любимой, ученый в третий раз посетил Новую Гвинею. Там его ожидало разочарование, так как многие его друзья папуасы умерли. Миклухо-Маклай высадил в Бонгу садовые культуры — манго, хлебное дерево, апельсин, лимон и зёрна кофе. Однако, несмотря на просьбы папуасов, он их оставил, обещав вернуться.

Кто пил квас и почему так много?

Квас пили буквально все: крестьяне, солдаты, врачи, монахи, цари. Его умели готовить в каждой семье по фамильному рецепту — отсюда и столько вариаций кваса. Примерно так варят борщ: общие правила одинаковые, но каждый готовит со своими нюансами. Тем более, поле для экспериментов широкое: различие могло состоять как в количествах и сортах исходных материалов, так и в деталях самой техники.

Например, для приготовления затора (хлеб или мука, разведенный водой и оставленный для брожения) брали и холодную, и горячую воду — и от того зависел результат. Или меняли время пребывания затора в печи или в чанах. Наконец, бочки, где квас должен был бродить, могли сдабривать сахаром, хмелем, мятой, изюмом, медом и т.д.

Продажа кваса — Василий Калистов

На Руси квас был каждодневным напитком, каким теперь является чай. «Квас, как хлеб, никогда не надоест» — гласит русская пословица. Раньше его считали полноценной едой, поэтому говорили, что квас не пьют, его «едят». В голодные времена за счет него выживали, его брали в поле и на другую тяжелую работу. Хотя он и был таким же жидким как сейчас, но давал чувство насыщения. А еще служил основой для десятков разных блюд: от окрошки (фактически салат, залитый квасом) до тюря с зеленым луком (суп из хлебных корок).

С XII века квас начали различать варианты кваса: кислого слабоалкогольного и сильно опьяняющего напитка. Второй называли «творенным», то есть сваренным, а не произвольно закисшим. Если квас не варить, то естественное кисломолочное брожение останавливает спиртовое и тогда его крепость не превышает 1-2%, но «твореный» квас можно было бы сравнить по крепости с вином. Поэтому квас любили еще и за его качество превратиться в алкоголь.

Домашний мятный квас

Появилась отдельная профессия — квасник. Каждый квасник специализировался на определенном сорте и именовались по его названию (яблочный квасник, ячневый квасник и т.д.). Работали они каждый в своем районе, а выход за его пределы в «чужой» район был чреват неприятностями: квасники ревностно делили территорию и так решали вопрос высокой конкуренции.

Наконец, есть и еще одна версия дикой популярности кваса. «Причина этого проста: был недостаток чистой питьевой воды. И чем гуще страна населена, тем острее становился этот вопрос, вызывавший эпидемии и массовые желудочные заболевания в прошлом. Напиток же, подвергшийся брожению (как, к примеру, квас или сидр), был практически безопасен с санитарной точки зрения», — говорит историк русской кухни Павел Сюткин.

Антропологические взгляды

В научных и антропологических кругах в течение 1850-1860-х годов было много дискуссий, связанных с изучением человеческих рас и интерпретацией расовых особенностей. Были некоторые антропологи, такие как Сэмюэл Мортон , которые пытались доказать, что не все человеческие расы равноценны и что « белые люди » были предопределены « естественным отбором », чтобы править « цветными » расами.

Некоторые ученые, такие как Эрнст Геккель, учитель молодого Миклухо-Маклая, относили тех, кого они считали культурно «отсталыми», таких как папуасы , бушмены и другие, к роли « промежуточных звеньев » между европейцами и их предками-животными. Придерживаясь теории эволюции Дарвина , Миклухо-Маклай отклонился от этих концепций, и именно этот вопрос привел его к сбору научных фактов и изучению темнокожих жителей Новой Гвинеи. На основе своих сравнительно-анатомических исследований Миклухо-Маклай был одним из первых антропологов, опровергающих полигенизм — точку зрения, согласно которой разные расы человечества принадлежат к разным видам .

Биография Миклухо-Маклая

После переезда семьи в 1858 году в Санкт-Петербург, он начинает учиться во Второй Петербургской гимназии; учеба идет трудно, а в 1861 году за участие в студенческой манифестации он едва не был отчислен. В 1863 году, после окончания гимназии, Николай поступает в Петербургский университет, став вольнослушателем физико-математического факультета. В 1864, вновь став участником студенческих волнений, он был отчислен, лишившись права обучения в российских высших учебных заведениях.

Чтобы продолжить образование, будущий путешественник Миклухо-Маклай уезжает в Германию, где обучается философии, медицине, химии в университетах Гейдельберга, Лейпцига и Йены. Тогда же в биографии Миклухо-Маклая происходит значимое событие — встреча с зоологом и естествоиспытателем Э. Геккелем, пригласившим молодого ученого принять участие в научной экспедиции на Канарские острова и в Марокко.

Начиная с 1868 года, уже после окончания учебы, путешествия с целью исследований становятся смыслом его жизни. В 1884 году, живя в Австралии, он женится, у него рождаются двое сыновей. Вернувшись в 1886 году в Россию, он уже не отправлялся в большие экспедиции, ограничившись антропологическими исследованиями на Украине.

Великий российский ученый и путешественник 2 апреля 1888 года. Биография Миклухо-Маклая – яркий пример биографии настоящего ученого, преданного науке до самопожертвования.

Кто придумал квас?

Когда главный холодный русский напиток появился в России неизвестно. Возможно, его придумали даже не русские. Что-то, напоминающее квас, готовили в Древней Греции и в Древнем Египте. В V веке до н. э. Геродот рассказывал о напитке под названием «зифос»: его делали путем замачивания хлебных корок, в результате брожения получалось нечто похожее на квас.

«Квасник» — Владимир Маковский

По всей видимости, квас готовили везде, но из-за сочетания нескольких факторов — всегда доступное сырье, плюс  погодные условия — прижился он именно здесь. Первое письменное упоминания его относят к летописи 996 года: новообращенных христиан по указу князя Владимира угощали «пищей, медом и квасом». Со временем, в других государствах напитки подобного рода во что-то эволюционировали (например, в пиво), а квас так и остался русским «изобретением». Но «национализация» кваса начала все самое интересное.

Поминовение

На международном уровне и в науке

Николас Миклухо-Маклай запечатлен в научном названии вида деревьев Новой Гвинеи Pouteria maclayana , вида бананов Musa maclayi и вида наземных улиток Canefriula maclayiana, которые были одними из обнаруженных им видов. Долгоносик Rhinoscapha maclayi был впервые собран Миклухо-Маклаем, а затем назван в его честь его другом Уильямом Маклеем.

Другие виды, названные в честь Николаса Миклухо-Маклая, включают: Colastomion maclayi (оса из Новой Гвинеи) и Dysmicoccus maclayi ( щитовка из Новой Гвинеи).

В его честь был назван астероид 3196 Маклай , открытый в 1978 году.

Маклай — основа главного героя эсперанто- исторического романа Тревора Стила «Sed Nur Fragmento».

Австралия

Морская биологическая станция в заливе Уотсона, построенная и используемая Миклухо-Маклаем, была передана Министерству обороны в 1899 году в качестве казармы для офицеров . В 80-е годы Общество Миклухо-Маклая безуспешно лоббировало превращение центра в историческую достопримечательность в память о научных трудах Миклухо-Маклая. Сегодня, хотя это здание принадлежит тресту Федерации гавани Сиднея , оно используется как частная резиденция и открыто для публики только в особых случаях.

Обществу Миклухо-Маклая удалось назвать в его честь парк в Снейлс- Бей ( Березовая роща ), недалеко от дома, где он жил какое-то время в Сиднее.

Бюст Миклухо-Маклая был открыт перед музеем Маклея в Сиднейском университете в ознаменование 150-летия со дня его рождения. Макли Миклухо-Маклай стипендии доступны из университета Сиднея каждого года.

Папуа — Новая Гвинея

Термин « Берег Маклая » время от времени использовался для обозначения северо-восточного побережья Папуа-Новой Гвинеи . Миклухо-Маклай начал использовать этот термин, определив его как простирающуюся на 150 миль между мысом Круазиль и мыс Короля Вильгельма и на 30–50 миль вглубь суши до гор Мана-Боро-Боро ( горы Финистерре ). Однако сегодня это имя не используется. Участок побережья от мыса Круазиль до Маданга называется частью Северного побережья, залив, в котором расположен Маданг, называется заливом Астролябия , в то время как побережье от залива Астролябия до Саидора является побережьем Рай, которое, в свою очередь, дает имя Район побережья Рай , электорат, возвращающий депутата в национальный парламент Папуа-Новой Гвинеи .

В Маданге , Папуа-Новая Гвинея, недалеко от того места, где исследователь останавливался в 1870-х годах, в его честь была названа улица.

В 2000 году Олег Алиев установил в Новой Гвинее памятник . В 2013 году памятник в честь Миклухо-Маклая был воздвигнут возле деревни Бонгу в провинции Маданг при финансовой поддержке «Валерии, Ирмы и Валентины Сурин, вождя, сэра Питера Бартера и волонтеров курорта Маданг и друзей Haus Tumbuna». .

Россия

В России есть Институт этнологии и антропологии и улица на юго-западе Москвы (где расположен Российский университет дружбы народов ), названная в его честь. Районный музей в Окуловке , Новгородская область , названа в честь него.

Его именем названо речное пассажирское судно класса «Хабаров» . Базируясь в Хабаровске , он использовался на реке Амур с 1960-х по 1990-е годы.

Также есть его бюст в Севастополе на Крымском полуострове.

Заключение

Н.Н. Миклухо-Маклай провел в путешествиях и экспедициях почти половину своей жизни и оставил после себя огромное наследие для будущих поколений

В частности, дневники Миклухо-Маклая — научный труд, который по сей день привлекает внимание специалистов и широкого круга читателей. Дневниковые записи прекрасно дополняются рисунками ученого, сделанными во время экспедиций

Рисунки Миклухо-Маклая по сей день остаются ценным этнографическим и антропологическим источником, ведь они «отличаются точностью пропорций, тщательной прорисовкой деталей, ярко отражают как антропологический тип, так и человеческую индивидуальность». Н.Н. Миклухо-Маклай – около 160 научных трудов в области этнологии, антропологии, метеорологии и океанологии и др., опубликованных на русском, английском, немецком и других европейских языках, а также автор более 700 рисунков. Более того, результаты исследований великого ученого-гуманиста и путешественника легли в основу ряда изданий по всему миру о жизни Миклухо-Маклая, в том числе и российского шеститомного (в семи книгах), наиболее полного на сегодняшний день собрания сочинений, новое издание которого подготовил Фонд им. Миклухо-Маклая.

Примечательно, что Н.Н. Миклухо-Маклай всегда считал себя зоологом, но впоследствии был признан мировой и российской наукой как этнограф. Неслучайно его гуманистические идеи являются воплощением заповедей этнографа. Более того, неслучайно в 1970–1980-х гг. в день рождения Миклухо-Маклая (17 июля) был учрежден День этнографа – профессиональный праздник российских ученых-этнографов

С момента первых экспедиций Миклухо-Маклая в Юго-Восточную Азию, а также на далекий остров Новая Гвинея прошло почти полтора века. За это время в мире произошли огромные перемены, но научный и общественный подвиг русского ученого и его богатое наследие по сей день служат во благо дружбы и сотрудничества во всем мире. Собранный Миклухо-Маклаем фактический материал по-прежнему актуален для науки и повседневной жизни, а точные свидетельства русского путешественника о папуасах стали одними из первых в мире правдивыми свидетельствами о населении Новой Гвинеи. Более того, труды и гуманистические идеалы Н.Н. Миклухо-Маклая дают нам, современным людям, представление о необходимости сохранения традиций, а также уважения к традициям и культуре народов мира.

Список использованных источников и литературы

  1. Миклухо-Маклай Н. Н. Собрание сочинений: В 6 т. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 2020.
  2. Миклухо-Маклай Н.Н. Путешествие на Берег Маклая. СПб., 2018. 80 с.
  3. Тумаркин Д.Д. Миклухо-Маклай. Две жизни «белого папуаса». М.: Молодая гвардия, 2012. 454 с.
  4. Чининов И.В. Материальная культура жителей деревень Горенду и Бонгу (Новая Гвинея) в начале XXI века: традиции и инновации. (По материалам полевых исследований) // Вестник антрополо-гии. 2019. № 3 (47). С. 243–255.