Лев и николай кекушевы. что поражает в их судьбах?

Необычный особняк

Автор дома – легендарный архитектор Лев Кекушев. Его называли отцом московского модерна. Насколько ценили и уважали творчество мастера, можно судить по высказыванию о нем в «Архитектурной Москве» (1911 год): «Это он построил одно из популярнейших и интереснейших зданий в Москве для Г.И. Хлудова. Это он старое, никуда не годное здание на Арбате превратил в уютнейший и любимейший ресторан Москвы – «Прагу». Это он построил особняк «со львами» на Остоженке. Это его особняки выделяются на Поварской».

Особняк в Глазовском переулке первоначально задумался как собственный дом архитектора. Над будущим семейным гнездом Лев Кекушев работал, не жалея фантазии и средств. Строительство началось в феврале 1898 года, когда у него родился первый сын Николай, и закончилось через 10 месяцев. Помимо дома были построены сараи, помещение для кучеров и дворников, конюшня.

Особняк облицован небольшим прямоугольным боровичским кирпичом, для декоративных элементов был использован тарусский мрамор. Здание имеет угловую лоджию и мозаичное панно работы Вильяма Валькота с изображением подводного мира. Рисунок рамы каждого окна индивидуален. Архитектор описывал свой дом так: «Потолки в кабинете и столовой обработаны в балочку с кессонами и живописью между ними; гостиная с ореховым потолком и панелью в японском характере. На втором этаже отделка простая: на стенах – обои и масляная краска. Парадная лестница – железный каркас, дуб. Облицовка стен в ванных и кухне – фарфоровые плиты; полы вестибюля и кухни выложены металлическими плитами»

Обратите внимание на верх маленькой угловой колонны – она выполнена из металла

Интерьеры и оформление: почему дом оценили в 100 тыс. рублей

Площадь дома – 391 кв.м. По задумке Кекушева комнаты располагались рядом с большой лестницей. На цокольном этаже была котельная, погреб, кухня и комнаты для прислуги. На первом этаже – кабинет, буфетная, гостиная и столовая. На втором – жилые комнаты для обитателей дома и прислуги, лоджия. Кекушев спроектировал и еще одну лестницу, в задней части дома, которая вела на чердак и на две террасы.
Внутри особняк был отделан дорогими материалами. Цена увеличилась и за счет того, что архитектор спроектировал специальные ниши под мебель, которую делали на заказ. К сожалению, они не сохранились.

Фото Елены Крижевской

Шедевр Л. Кекушева быстро оброс славой: на архитектора тут же посыпались соблазнительные предложения о продаже. Самым щедрым оказался Отто Лист. Один только участок дома оценивался в 20 тыс.р., а сам дом – в 100 тыс.р. Интересная вещь: здание построил один человек, оно носит имя покупателя, а сам расцвет связан с другими людьми. Примерно в 1908 году особняк купила Наталья Кусевицкая – жена контрабасиста и дирижера Сергея Кусевицкого.

Эпоха Кусевицких

Благодаря Кусевицким дом стал центром творческой жизни столицы − музыкальной и художественной . Среди гостей особняка были Александр Скрябин, Сергей Дягилев, Клод Дебюсси, Сергей Прокофьев, Борис Пастернак, Федор Шаляпин, Александр Глазунов и не только. Здесь же проходили собрания совета «Российского музыкального издательства».
Из воспоминаний музыкального критика Леонида Сабанеева: «В доме Кусевицких Скрябины были окружены огромным почётом, но в этом пышном и мрачном доме всё было смертельно натянуто, от хозяина и его миллионной супруги и до лакеев и… бульдогов, которые составляли тоже органическую часть обстановки. В огромном кабинете, где с потолка свешивались какие-то лиловые огурцы-лампы, похожие на баклажаны, и стиль напоминал отдельный кабинет ресторана, было неуютно и чопорно, но мне показалось, что Татьяна Фёдоровна до некоторой степени наслаждалась этой буржуазной пышностью».

Николай Кекушев

Николай Львович Кекушев родился в 1898 году. Учился в Кадетском корпусе и Артиллерийском училище. В 1917 году ушел добровольцем на фронт. После революции — летчик. Открывал Среднеазиатские авиалинии, перешел в полярную авиацию. Первый арест и первый приговор в 1931 году — 5 лет лагерей.

Вот как описывает Кекушев свои чувства после обыска: «…мы с мамой долго строили догадки о причинах случившегося, но так и не смогли постичь логики хода этой все набирающей обороты адской машины».

Сразу же после освобождения — участие в экспедиции на Северный полюс и орден Ленина.

В Великую Отечественную Николай Кекушев сначала вывозит изможденных блокадников из Ленинграда, затем работает в дальней авиации в отряде по борьбе с подводными лодками.

После войны — вторая экспедиция на Северный полюс. И тут же — второй арест и новый срок — 10 лет. Этот срок Николай Кекушев отбывал в поселке Джезказган в Казахстане. После смерти Сталина срок был изменен, и в 1955 году Кекушев возвращается в Москву. Последовала реабилитация, получение паспорта, возвращение орденов. Помогли, как часто тогда бывало, просто люди, которым было не все равно, которые считали своим долгом заступиться:

«Генеральному прокурору СССР товарищу РУДЕНКО Р. А.

…В многочисленных полярных экспедициях т. Кекушев проявил себя как человек, преданный нашей Родине, выполнявший труднейшие и опасные полеты, не считаясь ни с какими трудностями.

За свою работу т. Кекушев неоднократно удостаивался высоких правительственных наград.

Т. Кекушев — единственный оставшийся в живых член экипажа летчика Головина П. Г., Героя Советского Союза — первые советские люди, достигшие Северного полюса.

В Великую Отечественную войну т. Кекушев совершил 76 боевых вылетов и ряд ответственных полетов в Арктику: в 1947—1948 гг. он участвовал в высокоширотных экспедициях Главсевморпути.

Мы не можем поверить, что человек, которого мы знаем в течение 20 лет, может быть виновен в предъявленных ему тягчайших преступлениях. Просим Вас пересмотреть дело Кекушева в его присутствии.

Мы убеждены, что, ответив лично на предъявленные обвинения, он сможет реабилитировать себя и вернуться к авиационной работе на пользу и благо нашей Родины.

Герой Советского Союза Генерал-майор авиации (Водопьянов)

Герой Советского Союза Генерал-лейтенант авиации (Шевелев)

Герой Советского Союза Генерал-майор авиации (Ляпидевский)

Герой Советского Союза Гвардии полковник авиации (Алексеев)

Герой Советского Союза Полковник авиации (Слепнев)

Полковник авиации в отставке (Чухновский)

(Письмо приводится по книге Н. Кекушева «Звериада»).

И снова — работа в авиации. Уже на пенсии Николай Кекушев написал книгу «Звериада». Это — книга воспоминаний, большая часть из которой посвящена лагерям и пересыльным тюрьмам, через которые ему довелось пройти.

Судьбы 20 века — они всегда поражали меня масштабностью несчастья и тягот. И одновременно — величием человеческого духа.

«Видения, но уже другие, витают передо мной как кадры своеобразной киноленты «Моя жизнь». «Первая мировая война и… «прапорщик юный со взводом пехоты», гражданская война, Добролет, Хива, басмачи, «Красное Знамя Хорезма», первые авиационные линии, Полярная авиация, Северный полюс, Отечественная война, арест, допросы, бессонные ночи, этапы, этапы, ужасы лагеря, «сабантуй» и… освобождение. Много-много людей, добрых и злых, разных национальностей и взглядов… Я мысленно просматриваю эти «кадры» и прихожу к убеждению, что жизнь выделила мне веселые минуты строго по карточкам, но все-таки она хороша и интересна, если прожита в ладу с самим собой и в соответствии с собственным понятием о чести и совести». (Н. Кекушев, «Звериада»)

И дальше уже все остальные слова будут здесь излишними.

Собственная архитектурная мастерская[править | править код]

Кекушев организовал собственную архитектурную мастерскую-бюро в конце 1890-х годов. Документов о работе мастерской не сохранилось, однако известны имена архитекторов, выполнявших по заданиям зодчего технические чертежи, наблюдавших за строительством, разрабатывавших декоративное убранство фасадов и интерьеров.

Постоянными помощниками Кекушева на протяжении долгих лет работали братья Шуцманы — Михаил, Сергей и Николай. Чаще всего в проектной документации Кекушева упоминается имя младшего из братьев — Сергея. Он участвовал в проектировании особняков Саарбекова и Коробкова, доходных домов Грязнова и Франка, наблюдал за строительством Никольских торговых рядов. В 1898—1900 годах помощниками зодчего были Николай Шевяков и Владимир Воейков, которые стали соавторами конкурсного проекта гостиницы «Метрополь», удостоенного 1-й премии. С началом строительства гостиницы оба архитектора работали вместе с Кекушевым над рабочими чертежами; Шевяков, кроме этого, состоял с 1900 года производителем работ. Вероятно, помощниками зодчего были также С. А. Власьев и Н. Д. Поликарпов; эпизодически выполняли некоторые чертежи и производили работы по заданиям Кекушева К. Ф. Буров и В. С. Масленников.

Через школу Кекушева прошли Александр Кузнецов и Иван Фомин — видные русские зодчие, крупные мастера советской архитектуры, в конце 1890-х — начале 1900-х годов работавшие в архитектурном бюро зодчего. Отношения между Кекушевым и Фоминым, видимо, не сложились, свидетельством чему может служить отсутствие Кекушева, на тот момент одного из самых видных московских зодчих, среди экспонентов Московской выставки архитектуры и художественной промышленности 1902 года, главным организатором которой был Фомин; этот факт с удивлением был отмечен публикой и архитектурной критикой. В 1904 году Фомин в одной из статей охарактеризовал своего недавнего работодателя как архитектора «безбожно испортившего» пристройками здание Императорского технического училища. Александр Кузнецов, поступивший в мастерскую зодчего в 1899 году после окончания Берлинского политехникума, уже в 1900 году начал самостоятельную архитектурную практику, однако некоторое время продолжал подрабатывать у Кекушева, а затем у Шехтеля.

В то же время у Кекушева работал Василий Кузнецов, брат Ивана Кузнецова; именно он выполнил и подал на утверждение проект собственного особняка Кекушева на Остоженке (дом № 21). Этот дом, представляющий собой средневековый замок в миниатюре, Кекушев строил в 1903 году для себя, супруги Анны и троих маленьких детей (однако последовал развод). Дом считается «прототипом» особняка булгаковской Маргариты.

Особняк во времена Первой мировой и Октябрьской революции

В особняке гостили музыканты, гастролирующие по России. Одна из забавных историй связана с Клодом Дебюсси: он обучил дрозда Кусевицких насвистывать его мелодию. Дрозд так хорошо освоил этот навык, что даже композитору Александру Глазунову не удалось переучить птицу.
Золотое время дома прервала первая мировая война. Доходы супругов резко сократились, и они переселились в более скромную квартиру напротив.

Пустой холодный дом купил банкир и промышленник Алексей Мещерский, который вселился туда с любовницей и детьми от первого брака. «Сразу завелись там две собаки, ряд приживалок, и… мой отец почувствовал себя, наконец, вполне счастливым, покинув в течение трёх дней прежнюю семью и, главное, свою первую жену, с которой никогда не был счастлив»; жили они в Глазовском «широко, всё было, что надо, и больше того» – писала дочь промышленника. Радость закончилась вместе с Октябрьской революцией.

Мещерский был успешным предпринимателем – его называли «Русский Форд». Он владел трестом из двух заводов. После прихода к власти Ленин вел переговоры с Мещерским о создании смешанных государственно-капиталистических трестов. Закончилось все тем, что Ильич обозвал банкира жуликом и поместил в Бутырскую тюрьму. В 1918 чудом Мещерского выпускают  – этому предшествовала детективная история с вымогательством денег у жены за освобождение, которая от беспомощности и отчаяния обратилась к знакомому адвокату; в итоге вымогателей арестовали, а промышленника выпустили. Сразу после освобождения он через Петроград покинул Россию.


До 1919 года в доме жила прислуга Мещерских. Позже особняк национализировали и превратили в детскую библиотеку, которую несколько раз переименовывали. В 1927 году в доме сделали детский сад. С конца 40-х и до 90-х в особняке находилось посольство Аргентины. В 1992 году дом Листа получил статус объекта культурного наследия федерального значения. А еще через 11 лет он был отдан представительству Калужской области.

Литература

  • Московский архитектор Лев Кекушев / М. В. Нащокина; Рос. Акад. Архитектуры и строит. наук, НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства. — СПб.: Коло, 2012. — 504  с. — ISBN 978-5-901841-97-6.
  • Нащокина М. В. Лев Кекушев. — М.: Издательский дом Руденцовых, 2013. — 660 с. — (Архитектурное наследие России). — 2200 экз. — ISBN 978-5-902877-14-0.
  • Нащокина М. B. Архитекторы московского модерна. Творческие портреты. — 3-е изд. — М.: Жираф, . — С. 236—253. — 2500 экз. — ISBN 5-89832-043-1.
  • Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма (1830-е — 1917 годы): илл. биогр. словарь / Гос. науч.-исслед. музей архитектуры им. А. В. Щусева и др. — М.: КРАБиК, 1998. — С. 130—132. — 320 с. — ISBN 5-900395-17-0.
  • Багина Н. Лев Кекушев // Строительство и архитектура Москвы. — 1984. — № 9. — С. 25—27.
  • Старостенко Ю. Д. Кекушев Лев Николаевич // Архитектурные юбилеи. Календарь памятных дат 2012—2016. — Издательский дом Руденцовых, 2012. — С. 94—96. — ISBN 978-5-902887-16-4.
  • Барановский Г. В. Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников Института гражданских инженеров (Строительного училища), 1842—1892. — СПб.: Изд-во Ин-та гражд. инженеров, 1892. — С. 146. — 184 с.
  • Строители России. Москва начала века. — М.: ООО «O-Мастер», 2001. — ISBN 5-9207-0001-7.
  • // Предпринимательство и городская культура в России. 1861—1914: сборник. / Сост.: У. Брумфилд, Б. Ананьич, Ю. Петров.. — М.: Три квадрата, 2002. — С. 140—163. — (Учебник для вузов). — 1000 экз. — ISBN 5-94607-011-8.

Лев Кекушев

В модерне сколько архитекторов, столько и стилей — есть такое мнение у специалистов. У Льва Кекушева был свой собственный неповторимый стиль. Его произведения отличались от произведений других архитекторов стиля модерн.

С одной стороны, Кекушев подходил к работе достаточно рационально, с другой — вкладывал в интерьеры глубокий смысл. Витраж, где изображены растения в движении, удивительные лестницы — все это создает необыкновенное ощущение. В том числе и уюта. Скульптурная декорация снаружи, игра пространства внутри.

К сожалению, интерьеры Кекушева, хоть и вполне сохранившиеся, посмотреть невозможно. В двух его зданиях сейчас также располагаются посольства.

Лев Николаевич Кекушев родился 19 февраля 1862 года в Вильно (сейчас — Вильнюс). По дате — более-менее четко (встречала и 1963 год), а вот по месту рождения есть расхождения: указываются и Саратов, и Симбирск. Точно известно, что отец его был офицером.

«Отец, вышедший из военной семьи, ненавидел царскую муштру и воспитывал меня в ненависти ко всему военному».

Это уже из воспоминаний сына Льва Кекушева — Николая Кекушева. Офицера Николая Кекушева — знаменитого летчика-полярника. Но о нем — чуть ниже.

Лев Кекушев — первый по времени из представителей направления модерна. Никто не знает деталей жизни его самого или его семьи. Известно, что закончил он Институт гражданских инженеров в Санкт-Петербурге, затем переехал в Москву.

В Москве уже была собственная мастерская и поддержка меценатов-купцов. Довольно быстро Лев Кекушев приобретает известность вкупе с крупными заказами. У него даже появилась своя «подпись» — статуя или барельеф льва.

Его творчество прервалось внезапно. Так же внезапно, как, возможно, его жизнь. Это поразительно: ничего не известно ни о дате, ни о месте, ни об обстоятельствах смерти знаменитого архитектора. Есть версия, что его расстреляли в 1918 году во время облавы. Но в списках расстрелянных он не числился. Датой смерти указывается промежуток от 1916 до 1919 годов.

Двадцатый век, практически нам еще родной, давал такие периоды, когда обстоятельства смерти самых известных людей остаются тайной. Так произошло с Петром Бойцовым (а в его домах страх сказать, кто сейчас обитает), так произошло и с Львом Кекушевым. Но хотя бы два его дома на Поварской улице сейчас относятся к памятникам — объектам культурного наследия (регионального и федерального значения). Это особняк Понизовского — ныне посольство Афганистана, и дом Миндовского — ныне посольство Новой Зеландии. Оба дома — ближайшие соседи по одной улице.

У Льва Кекушева остался сын Николай.