Великий имам шамиль. тарикатский шейх и ученый, полководец и политик

Краткая биография

Жизнь Самуила была насыщена событиями. Большая часть посвящена войне и стратегическим операциям.

  1. В 1828 г. Гази Мухамеда избирают имамом. Он объявляет священную войну против правления России на территории Кавказа. Шамиль присоединяется к нему и принимает участие в нескольких битвах против русских войск.
  2. 1832 г. – Шамиль вместе с наставником Гизи Мухамедом были окружены в ауле Гимзе русскими. Его друг погибает, а он сумел пробиться сквозь осаду и сбежать. Новым имамом становится Гамзи-бек. Шамиль помогает ему добычей материальных средств, проводит набор рекрутов и организовывает походы против русских.
  3. В 1834 г. благодаря своим организаторским и военно-стратегическим способностям становится имамом. В начале отказывается от звания, но под натиском горцев и из-за обвинения в малодушии соглашается стать духовным лидером. В этом же году генерал фон Клюгенау захватывает резиденцию Шамиля в селении Гоцатль. Новому имаму пришлось отступить на территорию Северного Дагестана. Здесь Самуил укрепляет свои позиции и обретает авторитет, горцы активно его поддерживают. Возобновляется противостояние с русскими.
  4. В 1837 г. проиграл битву в Дагестане, вынужденно заключил перемирие и отпустил захваченных пленников.
  5. В 1838 г. в отдельных регионах Азербайджана и Дагестана чувствовалась обеспокоенность. Это помогло имаму успешно поднять восстание.
  6. 1839 г. – против Самуила направили экспедицию, контролируемую генералом П. Х. Граббе. Крепость, в которой находился Самуил, была окружена. В этой битве погибает жена имама с маленьким сыном. Его дядю убивают, а родная сестра, не выдержав всех этих потрясений, кидается в пропасть. Самому Шамилю удалось пробиться сквозь войска русских. Полководец скрывается в горах Кавказа.
  7. В 1840 г. Россия решила разоружить всех мужчин в Чечне. В результате в регионе вспыхивает восстание, благодаря которому Шамиль взял под контроль Чечню.
  8. В 1842 году начался новый поход против имама. Его возглавляет генерал Головин. Но в ауле Дарго армия была разбита.
  9. 1842 год – лидер горцев создает диван (совет), где будут решаться все важные вопросы, касающиеся военной, административной и политической жизни. В состав совета вошли приближенные Самуила.
  10. В период с 1843 по 1847 год под руководством Шамиля объединяются все горные народы Чечни и Дагестана. В эти годы он ведет священную войну, где несет знамя Пророка. Его цель построить новое государство, где будут соблюдаться все правила, вверенные Аллахом. В этот период принимают сбор правил, которые соответствуют шариату. Шамиль проводит несколько реформ. Отменен обычай на выкуп невесты, кровная месть каралась сводом законов, запрещен обычай умыкания. В это время ему присваивают титул Халиф, что означает предводитель правоверных. Его правление было авторитарным и жестоким. В 1844 году его ставленника убили. И это послужило поводом для уничтожения всех жителей селения Цонтери.
  11. В 1850 г. влияние Шамиля потихоньку идет на спад.
  12. В 1853 г. начинается Крымская война. Имам надеется получить поддержку от Турции, Великобритании и Франции. Но ему это не удается.
  13. В 1856 году новый предводитель русской армии Александр Барятинский берет в блокаду Имамат.
  14. В 1858 г. начинается восстание чеченцев против власти имама Шамиля.
  15. В 1859 г. в ауле Ведено падает резиденция предводителя кавказцев, ему самому удается бежать в другое селение – Гуниб. В августе из-за осады вынужденно сдался и позже был сослан. В октябре вместе с соратниками и близкими отправлен в Калугу.
  16. В конце лета 1866 г имам и его сыновья дали клятву верности российскому государю. Он переезжает в Киев.
  17. Через 6 лет получил от императора Александра II разрешение на паломничество в Мекку, затем он оправляется в Медину.
  18. В феврале 1871 Самуил умирает. Его хоронят в Саудовской Аравии на кладбище Аль-Бакия.

Фото 1859 г.

Съезд чеченского народа

В 1840 году Шамиль принимает участие в съезде чеченского народа. Для этого он прибывает в Урус-Марта, куда его приглашает Иса Гендаргеноевский. Там предварительно проходит съезд чеченских военачальников.

А уже на следующий день на съезде чеченского народа его выбирают имамом Чечни и Дагестана. В краткой биографии имама Шамиля этот факт обязательно упоминается, являясь одним из ключевых. Будущий герой кавказского народа становится третьим имамом. Своей главной задачей он ставит объединение горцев, при этом продолжает вести борьбу против российских войск, которые, как правило, превосходят дагестанцев и чеченцев количественно, да и вооружение с обмундированием у них более качественное.

От предыдущего имама Дагестана Шамиль отличается военным талантом, неторопливостью и расчетливостью, у него проявляются организаторские способности, а также настойчивость, выдержка, умение выбирать момент для удара.

Своей харизмой ему удавалось поднимать и воодушевлять горцев на борьбу, в то же время принуждая подчиняться своей власти, которая распространялась на внутренние дела практически всех подвластных общин. Последний момент был особенно непривычен для дагестанцев и чеченцев, воспринимался он не просто, но Шамиль с ним справлялся.

Дело о руководстве ОПГ

В 2019 году Шамиль Смолянский вновь оказался задержан, и в его отношении даже было начато целое расследование. 3 сентября этого года его задержали уже в Махачкале, и в его отношении была избрана предварительная мера пресечения в виде ареста длительностью в два месяца — до 3 ноября 2019 года. Дело в том, что при аресте было обнаружено много улик: незаконно хранимое оружие, крупные денежные суммы в различных валютах, разные сим-карты. А вместе с Магомедовым задержали и еще одного связанного с ним криминального «авторитета» — Зиявутдина Абдулхаликова по прозвищу Зява Махачкалинский. Шамилю Магомедову в вину вменяют то, что он руководит в дагестанской столице организованной преступной группировкой, которая занимается поставками наркотиков, похищениями людей и кражами.

Вор в законе Абдулхаликов Зиявудин — Зява Махачкалинский

Интересно то, что до задержания ходили слухи о том, что банду Смолянского поддерживали некоторые высшие чиновники Республики Дагестан. В частности, Саид Муртазалиев по прозвищу Голодный.

После оглашения решения Советского районного суда Махачкалы о содержании подозреваемого под стражей, его адвокаты подали апелляцию (даже, скорее, жалобу) с просьбой изменить меру пресечения для своего клиента. Однако высшая инстанция (Верховный суд Республики Дагестан) отказал Магомедову в освобождении. Но клиент на этом отнюдь не угомонился и недовольство своим заключением Смолянский и Махачкалинский (обоих отправили в одну и ту же исправительную колонию № 7 в Республике) выражали также тем, что попытались поднять в колонии бунт заключенных. По причине того, что сотрудники колонии якобы нарушали права заключенных и издевались над ними. Бунт был быстро подавлен не силовыми методами, а Смолянскому продлили пребывание под стражей.

Вор в законе Шамиль Магомедов — Шамиль Смолянский

На сегодняшний день он находится всё в том же заключении и ожидает решения суда по делу о занятии высшего положения в криминальной иерархии. Ему может грозить самое долгое в его жизни лишение свободы — длительностью до пятнадцати лет.

Почетный пленник

Почетную сдачу принял князь Барятинский. Князя наградили чином генерал-фельдмаршала, орденом Андрея Первозванного и орденом св. Георгия II степени. В истории он остался как «Победитель Шамиля». Став пленником, Шамиль не сомневался, что его рано или поздно убьют. Но его не только не убили, но и предоставили дом в Калуге, где он мог проживать со всем семейством, во дворе дома построили мечеть и выделили 15 тысяч годового содержания. Младшего сына отправили учиться в пажеский корпус. Такое великодушие ему было непонятно, и вскоре чувство ненависти сменилось беспредельной благодарностью. Через несколько лет он писал царю: «Ты, Великий Государь, подарил мне жизнь… покорил мое сердце».

Через несколько лет Шамиль вновь обращается к царю с просьбой принести присягу на верноподданство, и он готов принести ее всенародно.

Торжественную присягу он вместе со своими сыновьями принял 26 августа 1866 года в парадном зале Калужского губернского дворянского собрания. Через три года он был возведен в дворянское сословие.

Система управления горцами

Рассказывая о биографии имама Шамиля, нужно сделать акцент на том, как он организовал систему управления. Все подчинялось ему через военно-административную систему, которая была основана на стране, разделенной на округа. При этом каждый из них непосредственно управлялся наибом, который имел право принимать ключевые решения.

Для осуществления правосудия в каждом из районов был кади, назначаемый муфтием. При этом самим наибам строго запрещалось решать любые дела по шариату, это было ведомство, исключительно подведомственное кади или муфтию.

Каждые четыре наибства объединялись в мюриды. Правда, в последнее десятилетие своего правления Шамиль был вынужден отказаться от такой системы. Причиной тому стали начавшиеся распри между амирами джамаата и наибами. Помощникам наибов часто поручали самые важные и ответственные дела, ведь именно они считались преданными «священной войне» и очень мужественными людьми.

Их общее число было окончательно не установлено, но в то же время 120 из них обязательно подчинялись так называемому сотнику, входили в почетную страду самого Шамиля. И днем, и ночью находились при нем, сопровождая во всех поездках и на всех встречах.

Все должностные лица без исключения беспрекословно подчинялись имаму, любое ослушание или проступки были чреваты строгими выговорами. Они могли даже закончиться арестами, разжалованиями, телесными наказаниями плетьми. От этого избавлялись только наибы и мюриды.

В управлении, выстроенном имамом Шамилем, в биографии этого героя кавказского народа это описано, военную службу были обязаны нести все мужчины, способные носить оружие. При этом они делились на отряды до 10 и 100 человек. Соответственно, они были под руководством десятских и сотников, которые, в свою очередь, напрямую подчинялись уже наибам.

В самом конце своего правления Шамиль несколько изменил систему управления армией. Появились полки, насчитывавшие тысячу человек. Они уже делились на более мелкие отряды.

Мюрид и воин

Гази-Мухаммад — один из первопроходцев исламизации и антироссийской борьбы на Кавказе, первый имам Чечни и Дагестана, — остался близким другом Шамиля. Родом, как и Шамиль, с Гимры, Гази-Мухаммад был всего на три года старше Шамиля, и их дружба продлилась до самой смерти. В большой степени можно сказать, что Шамиль стал его преемником и с удвоенной силой продолжил радикальные реформы горского сообщества, начатые Гази-Мухаммадом: образование централизованного государства, изменение правовой системы и ценностных ориентиров родоплеменного общества Северного Кавказа.

Именно под руководством Гази-Мухаммада Шамиль начал свои первые шаги в качестве воина.

В 1829 году Гази-Мухаммад был избран имамом Дагестана и Чечни и объявил газават (священную войну) России — и Шамиль присоединился к его отрядам. Первые годы друг Шамиля занимался активным насаждения своей власти среди горных племен — как сказали бы сейчас, выстраивал вертикаль власти. Идеологией мизантропа был суфизм (в русской терминологии — мюридизм) — ответвление суннитского ислама со своими культурными и мистическими особенностями. Оно имело в виду строгое соблюдение норм Корана, послушание духовным наставникам и стремление к духовному росту. Последователей этого учения называли мюридами.

Гази-Мухаммад в старости

Первыми шагами армии Гази-Мухаммада стали атаки на лояльные царской власти аулы. После этого армии мюридов численностью в несколько тысяч человек штурмовали крепости «Бурную» и «Внезапную». В 1831-м Шамиль участвовал в нападении на Терки и Кизляр, вместе с другими мюридами пытался штурмовать Дербент. В том же году при селе Атлы-буюне был разбит отряд русских. Однако военная и политическая карьера первого имама оказалась недолгой. 17 октября 1832 русские войска в количестве не менее 4000 человек осадили родное село Шамиля и Гази-Мухаммада — Гимры.

Два дня шла битва. Почти все защитники аула погибли. Шамиль, благодаря своей невероятной храбрости, смог спастись. Этот момент станет одним из самых ярких в его биографии. Заблокированный в башне со своим другом детства, он тогда по-настоящему посмотрел смерти в лицо. Вот как этот эпизод записан со слов самого Шамиля.

Франц Алексеевич Рубо. Штурм аула Гимры.

«… Гази-Мухаммад сказал Шамилю:« Здесь всех нас перебьют, и мы погибнем, не нанеся вреда неверным. Лучше выйдем отсюда и погибнем, пробиваясь». С этими словами он, надвинув на глаза шапку, бросился из дверей. Только выбежал он из башни, как солдат ударил его в затылок камнем. Гази-Мухаммад упал и сразу был заколот штыками. Шамиль, видя, что против дверей стояли два солдата с нацеленными ружьями, в одно мгновение прыгнул из дверей и оказался позади обоих. Солдаты сразу повернулись к нему, но Шамиль пасек их. Третий солдат побежал от него, но он догнал и убил его. В этот момент четвертый солдат воткнул ему в грудь штык, так что конец прошел через спину. Шамиль, схватив правой рукой дуло ружья, левой пасек солдата (он был левшой), вырвал штык и, зажав рану, начал рубить в обе стороны, но никого не убил, потому что солдаты от него уносились, впечатленные его смелостью, а стрелять боялись, чтобы не поранить своих, окружавших Шамиля».

Командующий Барон Розен, которому донесли об этом эпизоде, сказал: «Ну, этот парень наделает нам со временем беспокойств …»

Шамиль, конечно, был уже далеко не юноша. После смерти Гази-Мухаммада 35-летний воин стал помощником нового имама — Гамзат-Бека. Он собирал войска, добывал средства и командовал отдельными отрядами, которые нападали на русских и на горцев пророссийской ориентации.

В 1834 году Гамзат-Бек ворвался в Аварию и истребил ее руководителей, которые поддерживали империю в Кавказской войне, но быстро и сам погиб от кровной мести родных убитого хана.

Гамзат-Бек

После смерти Гамзат-Бека Шамиль поднимает его штандарт борьбы и начинает активную партизанскую войну. Как с его участием, так и без него поднимались большие восстания — в Северном Дагестане, в Чечне, в Азербайджане. Армия Шамиля на тот момент оценивается в 9 тысяч человек.

В 1839 году — первое крупное поражение. Карательная экспедиция генерала Грабе осадила Шамиля и его армии в крепости на горе Ахульго. Во время кровавого штурма с младенцем на руках погибла жена Шамиля Жавгарат, был убит его дядя, а сестра бросилась в пропасть. С горсткой мюридов имам Шамиль пробился сквозь ряды врагов и скрылся в горах Аварии.

«Жалеть ты не будешь»

Как писал в своей книге «Имам Шамиль» дагестанский историк и писатель Шали Казиев, после того как плененного имама повезли в Россию, лидер горцев поначалу сомневался, не определят ли ему в качестве места жительства Сибирь. В сентябре Шамиля доставили в Харьков. Спустя два дня в городе Чугуеве (28 км от Харькова) с имамом встретился сам император Александр II. Причем, как утверждали очевидцы, русский царь был очень радушен по отношению к пленнику, обнял его, подарил золотую саблю. Император сказал, что рад тому, что Шамиль наконец-то в России и жаль, что этого не случилось раньше. «Жалеть ты не будешь – я тебя устрою, будем друзьями», – так приветствовал имама император.
И император (они с Шамилем впоследствии встречались еще дважды) слово свое сдержал – в качестве «почетного туриста» имама из Харькова провезли по нескольким российских городам, где показывали различные достопримечательности и каждый раз вручали какие-нибудь ценные подарки – Шамиль побывал в Курске, Туле, Москве и Петербурге, в северной столице горца и его свиту встретили с оркестром. Шали Казиев писал, что отклики в прессе о визите «Наполеона Кавказа» были в основном положительные, в статьях и заметках упоминалось, что имам получил монаршую милость и надо бы покорить высокого гостя любовью и гостеприимством.

Артиллерия Шамиля

Среди персональной охраны Шамиля были польские кавалеристы, которые раньше воевали на стороне русской армии. У горцев была своя артиллерия, которой руководил, как правило, польский офицер.

Некоторые селения, которые сильнее остальных пострадали от вторжения и обстрелов русских войск, избавлялись от воинской повинности. Это было исключение. Взамен они были обязаны поставлять селитру, серу, соль и другие необходимые составляющие для ведения успешных боевых действий.

При этом максимальная численность войска Шамиля в отдельные времена достигала 30 000 человек. К 1842 году у горцев появилась постоянная артиллерия, которая была составлена из брошенных или трофейных пушек, принадлежавших ранее русским войскам. За счет этого во время Кавказской войны имам Шамиль стал добиваться успехов и даже определенного перевеса.

К тому же часть пушек производилась на собственном заводе, расположенном в Ведено. Там были отлиты, как минимум, 50 орудий. Правда, из них оказались годными не более 25%. Порох для артиллерии горцев изготовлялся также на территориях, подконтрольных Шамилю. Это было все то же Ведено, а также Гунибе и Укцукуле.

Исламский реформатор

В 1842 году из приближенных Шамиля был создан совет (диван) — аналог кабинета министров, который разбирал политические, административные, религиозные и судебные дела. В субботу и воскресенье Шамиль лично принимал желающих пожаловаться.

В 1842-1847 годах был принят единый для всех свод правовых норм Шамиля под названием «Низам» («Порядок»), который создавался из правил, которые бы соответствовали правилам шариата и регулировали различные стороны жизни горцев: от уголовного права к вопросам женитьбы и наследия. Низам запрещал ряд местных обычаев, таких, как кровная месть и похищение невесты.

Шамиль полностью ликвидировал институт местных князей, старейшин и ханов, заменив его своим административным аппаратом, который состоял из наибов и мюридов. В обязанности мюридав входило управление наибствами (регионами), сбор налогов, надзор за соблюдением шариата, набор рекрутов. При наибах были муфтии, управлявшие деятельностью судей и объяснявшие законы Корана. При этом приговор о смертной казни обязательно утверждал лично имам. Мюриды были помощниками наибов, составляя их гвардию.

Преобразования прошли и в армии. Партизанка изменилась регулярными подразделениями. Шамиль завел полки численностью в 1000 человек. Каждый полк делился на 2 пятисотенных, 10 сотенных и 100 отрядов по 10 человек с командирами у каждого звена. Села, наиболее пострадавшие от русской армии, были освобождены от воинской повинности — она ​​была заменена поставками на нужды армии.

В 1842 году Шамиль завел артиллерию и даже построил завод по литью пушек. Артиллерией командовали офицеры-поляки, перебежчики из российской армии. В общем, Шамиль очень лояльно относился к дезертирам, которые не хотели воевать за Империю. Христианам в горной Чечне разрешалось жить по своим законам и строить церкви. Многие из бывших российских солдат и офицеров прошли с Шамилем до самого конца — вплоть до плена в Гунибе.

По понятным причинам, радикальные реформы Шамиля встречали и недовольство. Особенно у местных руководителей, которые лишались власти. Но и рядовые горцы привыкли жить по адату. Новый порядок насаждался буквально огнем и мечом. В 1844 году за убийство своего ставленника Шамиль поголовно уничтожил жителей аула Центеры.

Несмотря на радикальность реформ, Шамиль оставил в неприкосновенности фундамент горского общества — традиционную сельскую общину (джамаат).

Заложник царя

Столицей имамата был аул Ахульго у стен которого и произошла одна из самых кровопролитных битв Кавказской войны. В 1836 году осада Ахульго царской армией, под командованием генерала Граббе, продолжалась несколько месяцев. Горцы не сдавались. Гибли не только мужчины, но и женщины с детьми. Несмотря на полную блокаду, сдаваться никто не соглашался.

Граббе, через парламентера, предложил Шамилю сдаться вместе со своим восьмилетним сыном Джамалуддином, тогда он гарантировал прекращение осады. Шамиль ответил отказом. Штурм возобновился с новой силой. Уже практически не осталось мужчин, которые могли бы сдерживать атаки. Зная, что Джамалуддину не причинят зла, Шамиль был вынужден отдать своего сына в заложники, спасая оставшихся сельчан. Сам он, с небольшим отрядом, сумел прорваться в соседнюю Чечню.

Джамалуддин был увезен в Россию и определен в кадетский императорский корпус для сирот. Были у имама еще три сына и две дочери, но все последующие 15 лет его душа болела за ребенка, который воспитывался теперь чужими людьми. Случай помог Шамилю снова увидеть своего ребенка. Его отряд захватил поместье армянского князя Чавчавадзе, пленив княгиню и ее сестру. Княгинь было решено обменять на сына Шамиля. Пока ожидался ответ от царя Николая Первого, их поселили в доме Шамиля. Позже, графиня Чавчавадзе отзывалась о Шамиле, как об образованном и обаятельном человеке.

В 1840 году Шамиль женится во второй раз. Его избранницей становится дочь зажиточного купца из Моздока Анна Улуханова, попавшая в плен к горскому отряду. Однако, полюбив имама всей душой, она согласилась принять ислам и стать женой Шамиля. До конца жизни Шамиль был влюблен в свою Анну, которая взяла себе мусульманское имя Шуанат и родила ему пятерых детей.

Джемал-Эддин Шамиль – так звали Джамалуддина русские, к этому времени уже имел звание корнета, был доволен своей службой и любил Россию. Перед возвращением на Родину, он был приглашен во дворец, где Николай Первый просил его передать отцу, что он хочет мира.

Отвыкший от горного климата и горской жизни, 26-летний Джамалуддин заболевает чахоткой и умирает, до последнего дня прося отца примириться с Россией.

В последние годы

После поимки Шамиля отправили в Санкт-Петербург на встречу с царем Александром II . После этого он был сослан в Калугу , а затем небольшой городок недалеко от Москвы . После нескольких лет в Калуге он пожаловался властям на климат, и в декабре 1868 года Шамиль получил разрешение переехать в Киев , торговый центр на юго-западе Империи. В Киеве ему предоставили особняк на Александровской улице . Императорские власти приказали киевскому надзирателю держать Шамиля «под строгим, но не слишком обременительным надзором» и выделили городу значительную сумму на нужды ссылки. Шамилю, казалось, нравилось его роскошное заключение, а также город; Это подтверждают письма, присланные им из Киева.

В 1859 году Шамиль писал одному из своих сыновей: «По воле Всевышнего, Абсолютного Правителя, я попал в руки неверующих … Великий Император … поселил меня здесь … в высоком просторном доме. дом с коврами и всем необходимым ».

В 1869 году ему было разрешено совершить хадж в священный город Мекка . Сначала он отправился из Киева в Одессу, а затем отплыл в Стамбул , где его встретил османский султан Абдулазиз . Он ненадолго стал гостем в Императорском дворце Топкапы и покинул Стамбул на корабле, зарезервированном для него султаном. В Мекке во время паломничества он встретился и поговорил с Абделькадером Эль Джезаири . После завершения своего паломничества в Мекку он умер в Медине в 1871 году во время посещения города и был похоронен на Джаннатул Баки , историческом кладбище в Медине, где похоронены многие выдающиеся личности из исламской истории. Два старших сына ( Джемаледдин   и Мухаммед Шефи), которых ему пришлось оставить в России, чтобы получить разрешение на посещение Мекки, стали офицерами российской армии, а два младших сына ( Мухаммед Гази   и Мухаммед Камиль), служил в турецкой армии, в то время как их дочь Пеэт’мат Шамиль вышла замуж за шейха Мансура Федорова, имама, который позже бежал из Российской империи из опасений за себя и жизнь своих детей. У него было 11 детей, одним из которых был Джон Федоров, который изменил свое имя на Джон Федерофф после миграции в Чайлдерс в Квинсленде, Австралия, где он основал империю по выращиванию сахарного тростника.

Саид Шамиль, внук имама Шамиля, стал одним из основателей Горной республики Северного Кавказа , которая просуществовала между 1917 и 1920 годами, а позже, в 1924 году, он основал в Германии «Комитет независимости Кавказа» .

Реформы имама Шамиля

Делом всей жизни Шамиля стало создание имамата — теократического государства, базирующегося на принципах шариата.

В 1842 году из приближенных Шамиля был создан совет (диван) для решения политических, административных, религиозных и судебных обязанностей. В субботу и воскресенье Шамиль лично принимал жалобщиков.

В 1842-1847 годах был принят свод правовых положений Шамиля под общим названием «Низам» (Порядок).Сборник состоял из постановлений и правил, соответствующих требованиям шариата и дополнявших его положения с учетом тех или иных конкретных обстоятельств. В низамах рассматривались вопросы женитьбы и наследства, торговли и мены, денежные штрафы за драки и поножовщину, положения об общественной казне и содержании административных лиц и т.п. Введен запрет на народные увеселения. Запрещен был обычай кровной мести (канлы) и умыкания невест и даже выкуп за неё.

Правовая реформа (низам) Шамиля, как и другие мероприятия, проводившиеся в имамате в условиях бесконечных войн, не могла быть последовательной и окончательной. Положения мусульманского права сочетаются в ней с некоторыми нормами традиционных законов горцев — адата. В наибствах по законам низама судили с учетом местного обычного права.

Важным последствием 25-летнего правления Шамиля стало также распространение в Чечне и Дагестане суфийских тарикатов, которые до сих пор оказывают большое влияние на повседневную жизнь этих народов.

Шамиль оставил в неприкосновенности основу горского общества — традиционную общину. Именно сельская община (джамаат) стала социальной опорой государства Шамиля.

Под руководством Шамиля в имамате сложился эффективный административный аппарат, состоящий из наибов и мюридов. В обязанности наибов входило управление наибством, сбор налогов, набор рекрутов, наблюдение за исполнением законов шариата. При наибах находились муфтии, которые руководили деятельностью судей (кадиев), толковали мусульманские законы и решали спорные дела. Первоначально каждый наиб имел право назначать и смещать муфтиев и кадиев, а также судить и казнить жителей наибства. Приговор о смертной казни обязательно утверждал сам имам. Наибские мюриды, в отличие от мюридов тарикатских, были помощниками наибов (своего рода «наибской гвардией»). За свою службу мюрид получал все необходимое для жизни и войны.

Реформы Шамиля, направленные на смену власти ханов и беков на имамо-наибскую, встречали решительный отпор, потому что шли вразрез с традиционным укладом жизни горцев. Стремление Шамиля заменить суд по адату шариатским судом потерпело полный крах. После пленения третьего имама «все население Дагестана немедленно восстановило у себя разбор дел по адату, и от шамилевского шариата осталось только одно воспоминание…» (генерал А.В. Комаров).

Новый порядок насаждался жесткими, а зачастую и просто жестокими методами. Так, в 1844 году по причине убийства своего ставленника, Шамиль поголовно уничтожил всех жителей восставшего аула Цонтери.

Во внешней политике Шамиль ориентировался на турецкого султана и с недоверием относился к западным странам, предпочитая не иметь дела с гяурами-неверными. По своей инициативе имам не устанавливал связей с христианскими политиками. В дипломатической переписке Шамиль признавал первенство духовной власти за османским султаном, который также носил титул халифа и претендовал на преемственность с правителями Арабского халифата.

Благодаря реформам Шамилю удавалось почти четверть века сопротивляться военной машине Российской империи. После пленения Шамиля начатые им преобразования продолжали проводить в жизнь его наибы, перешедшие на русскую службу. Уничтожение горской знати и унификация судебно-административного управления Нагорного Дагестана и Чечни, осуществленные Шамилем, помогли утверждению российского владычества на Северо-Восточном Кавказе.