Геродот и его роль как историка

Популярные темы сообщений

  • Теорема Пифагора С малых лет Пифагор Самосский был одаренным ребенком. Еще до рождения самого великого ученого, Пифия предсказала отцу Пифагора, рождение ребенка, который принесет миру огромную, несоизмеримую пользу. Согласно сведениям историков,
  • Религия Древнего Египта Из всего многообразия сил природы, которые в религии всех народов осуществлялись с силами природы, древние египтяне особенно ценили солнце. Для них оно было не только источником жизненной энергии, но и чем-то большим,
  • Профессия художника Художник – профессия творческая. Этот человек мастерски умеет отобразить свои волнения и чувства на холсте или листе бумаги. Творчество известных художников поражает разнообразием направлений в искусстве.

«Ложь» и «намеки»

Так что же, получается, что Геродот абсолютно достоверен? Да нет, вопрос снова оказывается сложнее, чем кажется на первый взгляд. Если в начале археологического исследования описанных Геродотом стран европейцы вполне могли, подобно Флоберу в Египте, пользоваться его сочинениями как путеводителем и им хватало точности, то по мере накопления знаний выяснилось, что полно и таких случаев, когда сведения древнего грека никак не совместимы с тем, что видит современный путешественник. Кроме случаев явных фантазий (например, упоминание о костях летучих змей, которые он якобы сам видел на Красном море), есть и примеры простой путаницы. Геродот путает географические координаты Фермопильского прохода, места героической битвы спартанского царя Леонида с Ксерксом. Он опровергает личным опытом информацию Гекатея из Милета, говоря о расстоянии от Босфорского пролива до Фасиса морем, и ошибается почти вдвое.

Еще один характерный пример с изображениями египетского царя Сесостриса в Малой Азии. «В Ионии, пишет «отец истории», также есть два высеченных на скале рельефных изображения этого царя: одно на пути из Эфеса в Фокею, а другое из Сард в Смирну. В том и другом месте это рельефное изображение мужчины-воина в четыре с половиной локтя высотой. В правой руке он держит копье, а в левой лук. Соответственно и остальное вооружение египетское и эфиопское. На груди у него от одного плеча до другого вырезана надпись священными египетскими письменами, гласящая: «Я завоевал эту землю моими плечами». Действительно, как раз в этих краях, у перевала Кара-Бель, и сейчас можно видеть два рельефа, практически полностью отвечающие геродотову описанию. Конечно, они не египетские, а хеттские, и связь с мифическим Сесострисом, как и перевод иероглифов, нужно оставить на совести писателя. Но главная проблема даже не в этом: два рельефа находятся не на разных дорогах, а совсем рядом друг с другом, на дороге из Эфеса в Фокею, примерно в шести километрах от пересечения с дорогой на Смирну. К тому же воин, наоборот, держит копье в левой руке, а лук в правой Легко понять, как такие ошибки могли проникнуть в сочинения Геродота, если предположить, что он записывал чей-то чужой рассказ, а сам этим путем никогда не ездил.

Но тут логически возникает следующий вопрос а могли ли собеседники Геродота рассказывать ему решительно все то, что он им приписывает? Ведь, по меньшей мере, странно слышать, скажем, из уст египетского жреца такой вариант греческого мифа о Елене: будто бы та провела годы Троянской войны вовсе не в Илионе, а в Египте, в надежном убежище у царя Протея, отнявшего ее у похитителя Париса. И именно поэтому, мол, троянцы просто не могли вернуть ее ахейцам. В Греции, а вовсе не на берегах Нила, эта версия пользовалась популярностью Еврипид в финале своей «Электры» вставляет ее в монолог Кастора без особых оговорок, как общеизвестный факт.

Или можно ли поверить, будто скифы сами рассказали Геродоту, что их народ самый молодой на свете? А вот римский автор Юстин, например, сообщает, что «скифское племя всегда считалось древнейшим; впрочем, между скифами и египтянами долгое время происходил спор относительно древности».

На основании этих и подобных фактов немецкий ученый Детлев Фелинг даже выдвинул теорию: мол, большая часть того, о чем Геродот рассказывает как о своих личных наблюдениях или со слов информаторов, есть не более чем литературная игра, где автора интересует лишь увлекательность рассказа, а вовсе не поиск истины. Не в этом ли упрекал предшественника и Фукидид, когда писал в своем собственном труде, что он предназначен быть достоянием на века, а не усладой слушателей? Да и слово «представление» (apodexis), которое употребил в отношении своего сочинения Геродот, в греческом языке, как и в русском, может обозначать и выступление артиста.

Наука

Благодаря Геродоту наука обогатилась фундаментальным сочинением «История». Эта книга не может быть названа историческим исследованием. Она представляет собой интересное повествование любознательного, общительного, одаренного человека, который побывал во многих местах и располагал обширными знаниями о современниках. В «Истории» Геродота сочетаются сразу несколько компонентов:

  • Этнографические данные. Историк собрал внушительный объем информации о традициях, обычаях, особенностях быта различных племен и народов.
  • Географическая информация. Благодаря «Истории» стало возможным восстановление очертаний древних государств по состоянию на пятое столетие до нашей эры.
  • Естественно-исторические материалы. Геродот включил в книгу данные об исторических событиях, свидетелем которых ему удалось стать.
  • Литературный компонент. Автор был одаренным писателем, которому удалось создать интересное и увлекательное повествование.


Книга «История» Геродота В общей сложности сочинение Геродота включает в себя девять книг. При этом сочинение принято делить на две части:

  1. В первой части автор рассказывает о Скифии, Ассирии, Ливии, Египте, Вавилонии и ряде других государств того времени, а также о возвышении Персидского царства. Поскольку во второй половине труда автор предполагал повести рассказ о многочисленных греко-персидских войнах, в первой части он стремился проследить вехи исторической борьбы между эллинами и варварами. Из-за стремления к подобному единству, взаимосвязанности изложения Геродот не включил в произведение все материалы, которые запомнились ему из путешествий, а обошелся ограниченным их количеством. В своем труде он нередко высказывает субъективную точку зрения на те или иные исторические реалии.
  2. Вторая часть труда Геродота – это хронологический рассказ о военном противостоянии между персами и греками. Повествование завершается 479 годом до нашей эры, когда афинские войска осадили и взяли персидский город Сеста.

При написании своей книги Геродот уделял внимание прихотям судьбы и зависти божественных сил по отношению к счастью людей. Автор верил в то, что боги постоянно вмешиваются в естественный ход исторических событий

Он признавал и тот факт, что личные качества политических деятелей также являются залогом их успеха.


Мир с точки зрения Геродота

Геродот осуждал правителей Персии за их дерзость, за стремление нарушить существовавший порядок устройства мира, в соответствии с которым персы должны жить в Азии, а эллины – на территории Европы. В 500 году до нашей эры состоялось ионийское восстание, из-за которого Древняя Греция и была вовлечена в кровопролитную войну. Это событие автор характеризует как проявление гордыни и крайней неосмотрительности.

Структура «Истории» Геродота

  • Книга первая – «Клио». В ней рассказывается о начале раздора между варварами и эллинами, приводится история древней страны Лидии, рассказ об афинском политике и мудреце Солоне, тиране Писистрате, история Мидии и Спарты. В этой книге Геродот упоминает и о скифах в контексте противостояния с киммерийцами, а также рассказывает о войне между массагетами и персами.
  • Книга вторая – «Эвтерпа». В этой части труда историк решил рассказать об истории Ливии и Египта, о пигмеях и насамонах, о древних египетских фараонах. Здесь Геродот изложил легенду о том, как Псамметих I определил, что древнейшим народом в мире являются фригийцы.
  • Книга третья – «Талия». В ней приводятся сведения об Аравии и Индии, о греческом тиране Поликрате, а также рассказывается о завоевании Египта персидским царем Камбисом, о восстании магов, заговоре семи и антиперсидском восстании, произошедшем в Вавилоне.


Фрагмент страницы из книги «Истории» Геродота

Этнографические отсылки

Эта неоднородность материалов позволила выдвинуть гипотезы о происхождении сведений, отраженных в труде: внутренние и внешние характеристики исследований различных народов были посвящены главным образом персам, и этим можно объяснить, почему изначально автор сосредоточился на историческом и этнографическом описании Персидской империи. Но по ходу работы над повествованием Геродот увлекся захватывающими событиями военного конфликта с Грецией, которые имели значение для него и для его читателей.

После того, как все отрывки были соединены, их последовательность оказалась нелогичной: одни встали в нужное место, согласуясь с хроникой персидских завоеваний (например, рассказы афинян о Египте, к которому проявился большой интерес); повествования о других народах, например, о лидийцах, переместились туда, где они соответствовали теме; а третья группа рассказов, в конце концов, (например, случай с одним из ассирийцев), вообще никак не связана с хронологией. Таким образом, повествование сохранилось как собрание независимых пассажей, представляющих собой логосы или вступления, которые были предназначенные для чтения перед аудиторией.

Предшественники Геродота, именуемые логографами, просто интересовались исследованиями, систематизировали мифические истории о божественном и человеческом происхождении в генеалогии и хрониках, собирали новости о географических открытиях.

Естественно, Геродот по-прежнему очень близок к стилю и методам логографов ― легкое плавное повествование, присущее ионическому диалекту. В действительности, он отходит от мифологии, что дает ему больше возможностей для географических и этнографических описаний многочисленных путешествий. Прежде всего, он интересуется всем тем, что показалось ему странным и необычным, и его описания, по существу, являются собранием случаев, которые произошли непосредственно с ним, или рассказов о народах и странах, услышанных им от других людей

И поскольку Геродот приводит подробные конкретные и живописные примеры, не делая упора на важности каких-либо фактов, его работа местами приобретает очарование сказки

Несмотря на архаичные черты исторического повествования, метод Геродота отличается критичностью: он знал, в какой последовательности происходили события, вести о которых поступали из Египта, или мог отличить события, свидетелем которых был он сам, от тех, которыми с ним поделился кто-то другой. Фактически, термин «история» происходит от греческого слова ἱστορέω, которое означает «узнаю, исследую, спрашиваю». Тем не менее, Геродот лишен субъективности (обнаружены следы даже софистской школы), но нечасто позволяет себе высказывать собственное мнение и предпочитает позволить читателю судить самому.

Несомненно, Геродот периодически допускает ошибки, довольно грубые и даже невежественные; но неоднократные попытки историков доказать его недобросовестность как автора, потерпели неудачу. Такое изложение событий характерно для обычного человека, которого не особо интересуют великие политические, социальные и экономические явления. События в государстве часто описываются как анекдотическая ситуация из биографии правителя или других важных героев. Но Геродот, без сомнения, не игнорирует первопричины крупных событий, просто они отодвигаются на второй план, давая место личным переживаниям. Также самые важные события, такие как битвы при Саламине и Платеях, переполнены подробностями об отдельных приключениях, о героизме, советах и ​​памятных фразах, и практически перекрывают собой сами исторические события.