Биография николая николаевича ге

Примечания

  1. Ге Николай Николаевич // Большая советская энциклопедия:
  2. ↑ , с. 6.
  3. Ге, Иван Николаевич // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  4. Черкасов П. П. Французы в русской армии в 1793 г. Из фондов архива внешней политики Российской империи. — в сб.: Россия и Франция XVIII—XX века. — М., 2000. — С. 116—118.
  5. . Национальный художественный музей Республики Беларусь.
  6. ↑ , с. 7.
  7. ↑ , с. 8.
  8. , с. 9.
  9. ↑ , с. 10.
  10. , с. 11.
  11. , с. 13.
  12. , с. 12.
  13. ↑ , с. 14.
  14. . vesti.ru. Дата обращения: 20 января 2016.
  15. , с. 15.
  16. . Дата обращения: 27 июня 2016.
  17. , с. 18.
  18. после 1927 года, Санкт-Петербург
  19. . www.citywalls.ru. Дата обращения: 3 октября 2019.
  20.  (недоступная ссылка). ГТГ (20 июня 2011). Дата обращения: 29 июня 2011.

Личная жизнь

В октябре 1856 года Николай Ге женился на Анне Забеле. Украинка по происхождению составила счастье живописца в личной жизни. Вместе с ней Ге, не дождавшись оплаты поездки, сбежал за границу, чтобы творить. Жена родила творческому деятелю двоих сыновей, Николая и Петра.

Семья оказалась на удивление крепкой. 13 лет она прожила в Италии, а затем вернулась в Россию. Четыре года Ге пробыли в Санкт-Петербурге, после чего перебрались в Черниговскую область, обосновавшись в Ивановском.

Картина Николая Ге «Голгофа»

Будучи другом Льва Толстого, Николай Николаевич разделял его идеи. Он перестал употреблять мясо и табак, раздал крестьянам землю, самостоятельно работал в поле и занимался кладкой печи. Главной ценностью живописец считал возможность жить так, чтобы приносить пользу окружающим.

Новые взгляды провоцировали ссоры с супругой. Анна демонстрировала решительность и нежелание идти на компромисс, поэтому Ге ласково звал ее «прокурором». Жена была первым критиком работ художника, и он прислушивался к ее замечаниям.

Анна Забела скончалась в 1891 году и была похоронена в семейной усадьбе, где позднее нашел последний приют и живописец.

История жизни Николая Николаевича Ге

В 1867 году Ге создает не только наиболее значительное произведение итальянского периода, но и одно из лучших произведений русской портретной живописи вообще — «Портрет А. И. Герцена». Портрет был написан за пять сеансов. Большая личная симпатия к писателю позволила художнику создать образ необычайной теплоты и проникновенности. Ге сумел передать внутреннее благородство, глубокую одухотворенность натуры Герцена. Возвращаясь в Россию в 1869 году, Ге тайно перевез этот портрет через границу.

Голгофа, 1893

В Петербургский период (1869-1875) Ге принимает самое живое участие в организации Товарищества передвижных художественных выставок. Это время наибольшей близости его творчества к демократическому реализму передвижников. Появляется картина «Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе» (1871). Две следующие картины Ге — «Екатерина II у гроба Елизаветы» (1874) и «Пушкин в Михайловском» (1875) — значительно уступали «Петру I».

В семидесятые-восьмидесятые годы художник много работает над портретом. Он стремится запечатлеть для потомства выдающихся людей своего времени и создает портреты Некрасова, Тургенева, Салтыкова-Щедрина, Костомарова, Пыпина, Антокольского, лепит бюст Белинского.

В середине семидесятых годов художник переживает глубокий душевный кризис:

«Все, что казалось мне хорошим и добрым, стало казаться ветхим и лживым. Я понял, что у меня нет идеала! Продолжать в том же роде не мог уже, а настоящей дороги не было видно. Все, что могло бы составить мое материальное благосостояние, шло вразрез с тем, что мною чувствовалось на душе».

Воспитание подраставших сыновей требовало денег. Появились первые долги.

Христос и Пилат, 1890

В 1876 году художник с семьей переселяется из столицы на Украину, в степной хутор Ивановский Черниговской губернии. До 1879 года художник почти не работает.

Любопытный случай из украинского периода жизни художника приводит в своей книге А.В. Лазарев: «Ге неохотно позировал для портретов. Особенно же не хотел позировать Репину, о котором шла нехорошая слава, что все написанные им люди вскоре после этого умирают. Репин же, напротив, очень хотел написать портрет Ге и даже специально приехал к нему на Украину.

-К чему это? — принялся увиливать тот от предложения Ильи Ефимовича. — Это, знаете ли, пренеприятно — будто примериваются тебя хоронить, подводят, так сказать, человеку итог. — Ну, вы, милый мой, совсем как дикарь! — возмутился Репин. — Дикарям тоже жить хочется, — проворчал поднос Ге».

В 1882 году живописцу попалась на глаза статья Толстого «О переписи в Москве». Ге понял, что нашел долго искомую нравственную опору, духовного единомышленника:

«Я понял, что я прав, что детский мир мой не поблекнул… Теперь я мог назвать то, что я любил целую жизнь».

Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе, 1871

Ге приехал к Толстому в Москву, в Хамовники. Вскоре он стал едва ли не членом семьи Толстого. В 1884 году он создает портрет Льва Николаевича, изображая великого писателя за работой.

Влияние Толстого на Ге нельзя сводить к моральному истолкованию евангельских сюжетов и проповеди нравственного самоусовершенствования. Оно сказалось в углубленном психологизме портретов художника этого периода. Написанные с большой живописной силой, они воплощают веру художника в человека, его огромные творческие возможности, таковы портреты П.А. Костычева (1892), Е.И. Лихачевой (1892), Н.И. Петрункевич (1893).

Последний период творчества художника в основном связан с евангельскими темами. Ге создает цикл картин о страданиях Христа, истолковывая их как страдания чисто человеческие: «Христос и Никодим», «Выход с тайной вечери», «Что есть истина?», «Суд Синедриона», «Голгофа», «Распятие».

Тайная вечеря1861 — 1863

«Картина «Что есть истина?» была запрещена царской цензурой, которая усмотрела в ней «неуважение к личности Христа и нарушение его канонического изображения», — пишет Т.Н. Горина. — Однако далеко не полностью была удовлетворена ею и демократическая общественность, так как в те годы ряд художников уже давал прямое решение социальных вопросов на материале современной действительности».

Возможно ли покаяние?

Ответ находим в картине «Распятие» (после смерти художника осталось 208 рисунков к ней). Николай Ге намеревался потрясти души людские этим полотном, на котором завеса тьмы контрастирует с яркой зеленью в фокусе ослепительного света: «Я сотрясу их мозги страданиями Христа. Я заставлю их рыдать, а не умиляться» . Именно у разбойника, прозревающего на кресте («И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23:42–43)), происходит духовное перерождение.

Николай Ге. Распятие

Художник полагал, что время католического искусства в прошлом, и, как и Николай Гоголь, ратовал за возрождение человека, даже гибнущего грешника, что и стало возможным для покаявшегося разбойника, но, к сожалению, не для Иуды, погубившего душу свою и впоследствии удавившего себя (Мф. 27:3–5) или, согласно Деяниям, «приобретшего землю неправедною мздою и… низринувшегося…» (Деян. 1:18).

Момент осознания своего греха ссутуленным Иудой, закутанным в коричневый плащ и смиренно склонившим голову в пещере у гробницы Спасителя, запечатлен на картине Николая Ге «На месте погребения Христа», известной еще под названием «Раскаяние Иуды», где снова использован неканонический фрагмент «раскаяния», отсутствующий в Священном Писании.

Николай Ге. На месте погребения Христа (Раскаяние Иуды)

Этическая сторона учения Христа становилась главенствующей в индивидуальных исканиях Истины, в осмыслении живописцем библейских событий (в этом ярко выраженная близость с Л. Толстым и его тенденцией «демифологизации» слова Божьего), за что упрекали Николая Ге и чем аргументировали его отход от традиции писания Спасителя и даже профанацию Евангелия (которое, по воспоминаниям сестры Л. Толстого, он знал чуть ли не наизусть и всегда носил при себе) в угоду новейшим теориям христианства. Религиозной же живописью в свою очередь художник считал лишь ту, которая может отражать судьбы человечества и духа, «обреченного на исправление». Художественное неканоническое «воззрение», пожалуй, стало одной из причин, по которой Николай Ге в 1855 г. не был приглашен расписывать Владимирский собор вместе с В. Васнецовым, М. Врубелем, М. Нестеровым и др. В воспоминаниях последнего читаем: «Последний раз я видел Николая Николаевича в Киеве, в те дни, когда я расписывал Владимирский собор. Помню, мы сидели с Виктором Михайловичем Васнецовым на балконе. Мы отдыхали после рабочего дня, о чем-то лениво говорили, как вдруг Васнецов говорит: ‟Смотрите, ведь это едет Ге”. Я обернулся и увидел Николая Николаевича, ехавшего на извозчике в сторону Софийского собора. С ним на пролетке сидел почтительно, бочком, молодой человек, по виду художник. Николай Николаевич что-то оживленно ему говорил, и нам показалось на наш счет, так как смотрели оба на наш балкон. Ни он нам, ни мы ему не поклонились, и этот наш поступок мы не могли забыть и простить себе всю жизнь. Вызван он был тем, что Ге всюду и везде с великой враждой относился к нашей попытке росписи во Владимирском соборе» .

Ярким свидетельством жизни Ге для других, творчества как служения является его искреннее искусство и тысячи душ, обращенных ко Христу посредством душевного огня, зажженного в них при знакомстве с играющими светотенями полотнами мастера.

«Что есть истина?» (1890)

Картина «Что есть истина?», представленная публике в феврале 1890 года на Восемнадцатой передвижной выставке, вызвала бурю страстей.

Анна Петровна, наблюдавшая реакцию зрителей, писала сыну Петру:

Уже в марте по повелению императора полотно сняли с выставки. До отправки за границу художник привез картину в Ясную поляну. Семья Толстого собралась перед картиной, выясняя ее суть. Ге неожиданно сказал:

На картине представлены Христос и Пилат. Пилат стоит к зрителю спиной. Слева на его фигуру падает свет. Да, он сейчас на виду у всех. Справа от тоги Пилата лежит тень, как темный след деяний. Утомленный величием Рима он не держит зла на Христа. Правитель, равнодушный к происходящему, не кричит: «Распни Его!». Рука Пилата замерла в риторическом жесте. Он задает Христу «риторический» вопрос, зная, что единственной Истины нет.

Христос не пытается ответить на вопрос прокуратора. Он знает, что Пилат все равно его не услышит, как не услышат ответа те современники, к которым обращена картина Ге. Два противоположных образа разделяет как меч полоса света.

О «совестливых» потомках

Нынче на хуторе Ивановском (теперь с. Шевченко Бахмачского р-на Черниговской обл.) осталось около 5 домов, тополевая аллея, насаженная художником, была вырублена, пруд засыпали, на месте усадьбы – пустырь. Захоронения Николая Ге и его жены сохранились благодаря усилиям местного учителя и краеведа А. Цыганка из с. Ивангород (находится в нескольких километрах от хутора Ге), и только к 140-летию (в 1971 г.) на могиле был установлен бронзовый памятник. Коллекцию организованного народного музея Н. Н. Ге в с. Ивангород, где было собрано 884 экспоната усилиями правнучатой племянницы О. Рубан, трижды грабили во времена «перестройки». Оставшиеся работы живописца передали в Ичнянский краеведческий музей. Открытие отдела, посвященного Ге, приурочили к 180-летию со дня его рождения.

Могила художника в с. Шевченко Черниговской обл.

Время бежит неумолимо… 27 февраля исполняется 190 лет со дня рождения великого художника, написавшего изумительные исторические и религиозные полотна, более ста портретов известных русских писателей, поэтов, ученых, украинских видных деятелей, крестьян («Девушка-украинка», «Старый крестьянин», «Мальчик-украинец»). Ге придавал каждой картине, по его выражению, «форму живую», запечатлел колоритные пейзажи дивного украинского края («Сумерки. Украина», «Пруд на хуторе», «Рассвет. Хутор», «Лунная ночь. Хутор»), инициировал продажу работ для сбора денег на памятник великому Гоголю в Нежине.

Почтим память этого «чистого, нежного, гениального старика-ребенка, всего по края полного любовью ко всем и ко всему, как те дети, подобными которым надо быть, чтобы вступить в Царство Небесное» (Л. Толстой). Окунаясь же в бурлящий океан жизни, унывать и хандрить не станем, следуя наставлениям самого Николая Ге: «…Нужно жить так, как человек плывет… Плыть нужно непрестанно и всякую минуту брать с бою усилием в этом плаванье, в этом и жизнь. Хандра – глупость, ее нужно гнать, ведь вы здесь временно, вы здесь посланы, чтобы сделать дело. Мямлить некогда, нужно спешить, чтобы побольше сделать на Того, кто нас послал на работу (выделено нами. – Н. С.). Ну! Милый человек, поднимите голову… Бодро, смело, с достоинством идите вперед, а что будет, это не наше дело. Это разберут без нас…» .

Наталья Сквира

Литература:

Рядом со Львом

Ге сблизился с Толстым после того, как в 1882 году Николай Николаевич прочитал в газете «Современные известия» статью Льва Николаевича «О переписи в Москве». Толстой писал о «любовном общении людей с людьми», о разрушении условных человеческих пре;град, которые разъединяют богача и нищего. «Как искра воспламеняет горючее, так это слово меня всего зажгло», — отозвался Ге на мысли Толстого. В великом писателе русской земли Ге нашел единомышленника, поддерж;ку, нравственную опору. Со временем он, как и Толстой, отказался от имущества, старался не пользоваться наемным трудом. Ге собственноручно бесплатно клал печи беднякам, считая это делом «настоящим и радостным», охотно читал Евангелие нищим, а закончив картину, всегда созывал своих соседей-крестьян и показывал им свою работу, внимательно прислушиваясь к их мнению. Свою приятельницу, пейзажистку Екатерину Федоровну Юнге, Ге будет умолять: «Голубушка, дорогая, ну сделайте это хоть один раз, ну сделайте для меня — пойдите, вымойте бедному человеку пол». Многие воспринимали это как чудачества, но Ге сердцем разделял толстовские взгляды. Он и старшего сына, Николая, на какое-то время обратил в толстовство. Правда, после смерти отца Николай подведет итог своего «жития» по Толстому:

«Все, что я делал за эти десять лет, не было ни делом, ни любовью, это была мелочная, грязная и жестокая жизнь внутри и исполнение какого-то выдуманного долга снаружи». В другом письме он скажет, что «жил по заказу». Он будет долго метаться, неустроенный ни внешне, ни внутренне, будет возвращаться к учению Толстого и отрекаться от него, бесконечно пытаясь жить по-новому. Младший сын Петр и жена Ге, Анна Петровна, духовных взглядов художника не разделяли. «Моя барыня не хочет жить просто», — писал Ге Толстому 30-го июня 1890 года.

Сам Николай Ге до конца своих дней оставался духовно и по-человечески близок с Толстым. Портрет Толстого, написанный Ге, в семье писателя ценили больше всего и считали наиболее удачным.

Убрать с выставки!

В 1889 году на XVII выставку передвижников Ге отправляет свою новую работу «Выход Христа с учениками в Гефсиманский сад». В картине ощущается безошибочное попадание в ритм, в цвет, но главное — здесь живая ткань реальных предметов, событий и одновременно это не «обыкновенная встреча обыкновенных людей». На древние, истертые камни нисходит мертвенный лунный свет и создает ощущение одиночества — и одновременно чего-то иррационального, вневременного. Художник Михаил Врубель как-то сказал о картине: «Здесь такой лунный свет, от которого болит голова».

Вот наступает час, и настал уже, что вы рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного (Ин 16:32) — кажется, эти евангельские слова озвучивают сцену, которую запечатлел Ге. Христос стоит на крыльце после Тайной Вечери, ученики спускаются, уходят в темень сада. В том, как они идут вереницей, «звучит» ритм похоронной процессии. Приближается время последних страданий Христа.

Вся Его фигура — собранная вертикаль, Он поднимает глаза к небу, к Тому, Кто пройдет с Ним весь путь со-страдая и со-чувствуя. Но Я не один, потому, что Отец со Мною (Ин. 16:32).

Именно здесь Ге удалось явить извечное горнее одиночество Христа на земле. Владимир Порудоминский, историк культуры, точно почувствовал в картине это состояние: «Кажется, вот так вечно будут они уходить от Учителя, страдать, мучительно думать и …. Уходить. И так вечно будет Он стоять, напряженно выпрямившись, сказавший им последнее слово и погруженный в себя — уже не с ними».

Все, что дальше Ге напишет на евангельскую тему, породит огромный конфликт — и внутренний, и внешний, вплоть до запрета на экспонирование. Картина «Что есть истина? Христос и Пилат» (1890 год) была снята с ХVIII выставки передвижников по приказу санкт-петербургского градоначальника. Затем под запрет попадает «Суд синедриона. Повинен смерти» (1892 год), которая выставлялась в конференц-зале Академии наук не для широкой публики, а для друзей и знакомых художника.

Обер-прокурор Святейшего Синода Константин Петрович Победоносцев высказался об этих картинах как о профанации Евангелия. «Социалист в самом неприглядном костюме и с всклокоченными волосами» — так описал Христа в картине «Что есть истина» издатель и журналист того времени Александр Суворин. Обе работы так или иначе — перепевы мотива, уже прозвучавшего в «Тайной вечере» — темы противостояния Истины Христа и правды мира сего. Однако Ге в этих работах все дальше уходит и от церковного канона, и от устоявшейся художественной традиции в изображении Спасителя. Сам Ге гордился, что он «сломал тициановского и давинчевского Христа». Речь о влиянии западной (ренессансной) традиции изображать Иисуса Христа как человека, прекрасного духом и телом. Не телесное, «языческое», навязанное христианскому идеалу, стоит воспевать, считал Ге, красота Христа есть духовная красота. Но где в его картинах дверь в этот нездешний мир духовной красоты? Большинство зрителей ее не заметили.

Многие считали, что художник сводит евангельский конфликт к социальному и философскому спору.

Впрочем, нашелся человек, который назвал картину «Что есть истина» эпохой в христианском искусстве. И это был Лев Николаевич Толстой.

Портреты художника

С портретами художника дети среднего и старшего школьного возраста знакомы из учебников литературы.

Н. Н. Ге писал портреты тех, кого хорошо знал. Все его портреты создавались для друзей и близких знакомых в подарок.  В них отражены некие дружественные и личные отношения. В те годы, когда художник жил на Васильевском острове, к нему в гости захаживали знаменитые литературные деятели: Некрасов, Салтыков, Тургенев, Кавелин, Костомаров… Во время сеанса Ге непременно общался с моделью.

О портрете писателя Л.Н. Толстого Ге сказал:

В России этот портрет стал очень известен сразу же после написания. По нему «представляли» Толстого. Все, кто впервые посещал Ясную Поляну, говорили о писателе: «Передо мной был портрет Ге».

Лишь один из его портретов был заказным. Это портрет адмирала А. И. Панфилова, участника обороны Севастополя.

Для Ге семья и связь поколений была очень дорога.

Однако жизнь семьи редко встречается в работах художника. Анну Петровну он писал лишь в начале их брака. В 1889 году художник написал «Портрет Николая Ге, внука художника». Внуку Николаю дедушка однажды подарил дорогой ему стакан, из которого он ровно полстолетия пил чай и который достался художнику от его бабушки.

Мое отношение к художнику сформировано в процессе знакомства с его жизнью и творчеством. Перед таким редким человеком стоит снимать шляпу. У него особый взгляд на мир: он извинял людские грехи, искал и объяснял причины их возникновения, сеял в людях милосердие и всепрощение… С детства в нем родилось чувство благодарности за доброту, сочувствие к чужим страданиям и стремление к справедливости. По воле судьбы ребенком он получил материнскую любовь от совершенно чужого человека – няни.  Художник испытывал огромную любовь к семье, друзьям и незнакомым людям.

Николай Николаевич Ге писал:

Уважаемый читатель! Как вы считаете, какое значение для художника имеет идея всепрощения?

«Голгофа» (1893)

Многие живописцы XIX века (Иванов «Явление Христа народу», Крамской «Христос в пустыне», Поленов «Христос на Генисаретском озере») обращались к образу Христа. В этот созданный современниками контекст картина «Голгофа» не вписывается. Принять образ Христа, истерзанного разбойниками было трудно. Одетый в рубище с разлохмаченными волосами, он взялся руками за голову. Опухшее от побоев лицо передано как печать огромного страдания. Этот жест пронзителен и страшен. Глаза Иисуса Христа закрыты.

Художник меняет представление зрителя о Христе – Сыне Божьем. В «Голгофе» Христос предстает Сыном Человеческим.

Одну из поклонниц творчества Ге возмущал «некрасивый» образ Христа в поздних работах художника. На ее упреки Н. Н. Ге ответил:

Разбойник, стоящий слева со звероподобным лицом показан автором в глубоком раскаянии. Преступник справа больше похож на жертву. Опустив голову, он как бы сочувствует Христу и раскаивается в содеянном.

В своем полотне Н.Н. Ге говорит о том, что каждый человек рождается добрым. Злым его делают окружающие люди и обстоятельства, в которых он оказывается.

Особый смысл заключен в руке, указывающей на Христа. Она не принадлежит конкретному герою картины. Это рука общества, приговорившего Иисуса Христа к смерти две тысячи лет тому назад.

О совести

Задумывались ли вы, что такое совесть? Со-весть… Вeсть от ст.-слав. вѣдѣти (ведать, знать, разуметь). То есть соединение со знанием, истиной, волей Господа. Современный русский поэт И. Жданов рассуждает так: «Со-весть, весть, совместная с кем? С кем в первостепенную очередь, если не с Богом? Твоего бессмертного с твоим абсолютным собеседником. Твоей души с ее Создателем» . Незатейливым способом можно выяснить, что слово «совесть» встречается в Новом Завете около 30 раз. Так, например, в Послании Петра читаем: «Имейте добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас, как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе» (1 Пет. 3:16). Легко ли иметь добрую совесть? Частенько каждый из нас испытывает ее угрызения, даже муки… Трудно не согласиться с Е. Евтушенко:

Мы живем, умереть не готовясь,забываем поэтому стыд,но мадонной невидимой совестьна любых перекрестках стоит.

Совесть не просто стоит, а еще, как верно подметил А. Пушкин, этот «когтистый зверь» скребет струны сердца. Вот что наскребывала совесть на скрижалях сердца великого художника Николая Ге, который, отказавшись от должности профессора (звание было присвоено за «Тайную вечерю») Императорской Академии художеств в Петербурге, последние 18 лет жизни провел на глухом хуторе Ивановский Черниговской губернии в поиске ответов на самые главные вопросы духовного характера? Из-за этого современники видели в нем то апостола-проповедника, то юродивого, то чудного барина-«доброго пана», не чурающегося ни в поле пахать, ни пасеку завести, ни ремесло печника освоить.

Известно, что гостями Ге в этих краях были Илья Репин, Михаил Врубель, Валентин Серов, Лев Толстой, Павел Третьяков, а также ученики Киевской рисовальной школы Н. Мурашко, впоследствии небезызвестные художники И. Пархоменко, С. Костенко и др. К слову, Николай Ге учился в первой Киевской гимназии на Липках и историю преподавал ему не кто иной, как Николай Костомаров.

Детство и юность

Будущий известный живописец Николай Николаевич Ге появился на свет 15 февраля (27 февраля по григорианскому календарю) 1831 г. в Воронеже. Он происходил из старинного дворянского французского рода.

Его прадедом был Матвей (Матье) Ге, который переехал из Франции в Российскую империю и открыл собственную фабрику. Дед живописца – Осип (Иосиф) Матвеевич Ге, служил в чине прапорщика. Отец Николая Николаевича Ге – Николай Осипович Ге, старший сын Осипа Матвеевича. В 1814 г. он участвовал в штурме Парижа. Несколько лет он прожил во Франции, а потом вернулся в Россию.

Матерью художника была Елена Яковлевна Ге (в девичестве Садовская). У будущего великого художника было два брата: Осип (Иосиф)  и Григорий. Осип, скорее всего, был инженером. Григорий был эскадронным офицером Гродненского гусарского полка. Мать Николая Николаевича Ге Елена Яковлевна умерла от болезни через 3 месяца после появления на свет младшего ребенка. Воспитание малыша взяла на себя бабушка Дарья Яковлевна и няня, которая была крепостной крестьянкой. У художника был также единокровный брат Иван. Сведений о матери Ивана практически не осталось.

Раннее детство Николай Николаевич провел в деревне. Потом он обучался в частном пансионе Гедуэна, затем учился в Первой киевской гимназии. Именно в гимназии впервые заметили и оценили художественный талант мальчика. Однако, по настоянию отца. Николай Николаевич поступил  в Императорский Университет Святого Владимира на физико-математический факультет. В 1848 – 1849 гг. он, продолжая обучение в высшем учебном заведении, обучался также рисованию.

В 1850 г. Николай Николаевич бросил университет и начал учиться в Императорской Академии художеств, в которой провел долгие и плодотворные 7 лет.

Николай Николаевич Ге. Портрет 1890 г.

Н. Ге «Пушкин в селе Михайловском»

Н. Ге «Пушкин в селе Михайловском» (1875). Холст, масло. 233 х 171 см. Харьковский художественный музейНа картине изображена встреча опального Пушкина с Иваном Пущиным, лицейским другом, 11 января 1825 г. в Михайловском. Литературовед Ю. Лотман пишет, что приезд Пущина «требовал мужества; А.И. Тургенев усиленно отговаривал его от этого опасного предприятия, а дядя поэта, Василий Львович, сначала пустился в предостережения, а потом кинулся обнимать со слезами, как героя. Но Пущин был не из пугливых: он давно уже член тайного общества, а 14 декабря покажет себя на площади как один из самых хладнокровных и деятельных руководителей восстания. Николай I приговорил его к 12 годам каторги.Известна и доброта Пущина, которая ярко проявилась в ссылке.Свидание друзей в Михайловском было недолгим, а разговор откровенным. Пущин открыл Пушкину свою причастность к тайному обществу. Вечером Пущин уехал. Позже он вспоминал: «Мы еще чокнулись стаканами, но грустно пилось: как будто чувствовалось, что последний раз вместе пьем, и пьем на вечную разлуку!» Через двенадцать лет, когда Пущин отбывал каторгу в Нерчинске, умирающий Пушкин назвал имя своего друга».Оставленные воспоминания Е.И. Осиповой говорят о том, что Н

Ге недостоверно написал михайловский кабинет поэта, где происходила последняя встреча друзей, – это кабинет его сына, Григория Александровича, но какое значение это обстоятельство имеет для нас? Хотя, может быть, всё-таки имеет? Поэт жил очень скромно – пожалуй, в этом и состоит важность её замечания. Вот что она пишет по этому поводу: «Я сама, еще девочкой, не раз бывала у него в имении и видела комнату, где он писал..

Комнатка Александра Сергеевича была маленькая, жалкая. Стояли в ней всего на все простая кровать деревянная с двумя подушками, одна кожаная, и валялся на ней халат, а стол был ломберный, ободранный: на нем он и писал, и не из чернильницы, а из помадной банки». Дом поэта в Михайловском сгорел во время Отечественной войны, поэтому эта деталь важна в биографическом плане.Для нас же важно увидеть и почувствовать ту атмосферу, которая царила в доме в связи с приездом Пущина, атмосфера эта была радостной, праздничной, наполненной той высокой нотой дружбы и взаимопонимания, которые царили между этими людьми, включая Арину Родионовну. Комната, озарённая светом, падающим из окна, наполнена счастьем встречи, радостью взаимопонимания и дружбы – такого ценного дара, который они пронесли через всю свою жизнь!

  • < Назад
  • Вперёд >