Свердловск-19

История

В конце 1940-х годов количество работ в НИИ эпидемиологии и гигиены Красной Армии и их сложность существенно увеличились. Появилась необходимость в новом центре. В 1949 году на основе нескольких лабораторий Кировского института в Свердловске создаётся НИИ гигиены Министерства обороны. Новый институт был размещён в зданиях бывшего Черкасско-Свердловского пехотного училища. А в сентябре 1949 года в институт из Кирова прибыла первая группа сотрудников, во главе с первым начальником института Н. Ф. Копыловым.

С его деятельностью связаны имена таких известных исследователей инфекционных заболеваний как П. Н. Бургасов, В. И. Евстигнеев, В. А. Михайлов, В. И. Огарков, А. Т. Харечко, Г. И. Архангельский, К. К. Стяжкин и М. Г. Щербаков.

В начале строительства он находился на окраине Свердловска и был окружён лесом.
Когда стало ясно, что вследствие разрастания города границы его подойдут вплотную к городку, было принято решение разместить вокруг него промышленные предприятия, чтобы избежать его соседства с жилыми районами.
В результате расширения границ города оказался в центре Чкаловского района города.

«Свердловск-19» входил в НПО «Биопрепарат», занимавшуюся разработкой и производством биологического оружия, запрещенного международной конвенцией, к которой в 1972 г. присоединился и СССР.

Как отреагировали городские власти

Сибирская язва — особо опасное инфекционное заболевание, в первую очередь она поражает домашний скот: коров, овец, свиней. Заразиться можно при обработке мяса и шкур зараженного животного. В более чем 95% случаев болезнь протекает в кожной форме: нарывы на открытых участках тела и общая интоксикация организма. 

Именно этой версии и придерживались городские власти: заражение от больных животных. В Советском Союзе не было принято информировать население о чрезвычайных ситуациях или катастрофах, но и оставлять без внимания такую серьезную проблему в Свердловске было невозможно.

Заметка из свердловской газеты

Только через неделю после выявления первых зараженных (12 и 13 апреля) в свердловских газетах появились статьи с тревожными заголовками: «Берегитесь инфекции», «Это нужно знать всем!», «Инфекцию можно предупредить». В статьях шла речь о том, что в окрестностях Свердловска могут появиться зараженные сибирской язвой домашние животные, и как бы невзначай описывались меры профилактики и симптомы опасного заболевания. Власти спешно отпечатали плакаты и памятки по борьбе с сибирской язвой.

Заметка в свердловской газете

При этом 12 апреля в 40-й горбольнице было развернуто спецотделение на 500 коек — на случай эпидемии. С середины апреля в Свердловске началась массовая вакцинация жителей, особенно в южной части города. Официальная статистика сообщила только о 64 жертвах: смерти от сибирской язвы прекратились в июне.

По многочисленным воспоминаниям свердловчан, в конце апреля началась масштабная дезинфекция территории Чкаловского района. Там снимали верхний слой почвы, использовали моечную технику. Есть городские легенды, что дезинфекцию южной части Свердловска проводили даже с помощью военных вертолетов. По любопытному совпадению, именно весной и летом 1979 года были массово заасфальтированы все дороги и территория многоэтажной застройки в южной части Свердловска.

Чкаловский район в Свердловске, конец 1970-х

Центральные СМИ Советского Союза сообщили о сибирской язве через год. 12 июня 1980 года ТАСС упомянуло о произошедшей в Свердловске «естественной вспышке сибирской язвы среди домашних животных».

Авария 1979 года

Эпидемия сибирской язвы в Свердловске в 1979 году, по мнению некоторых исследователей, была вызвана утечкой спор сибирской язвы в одной из лабораторий центра из-за поздней замены фильтра. По официальной версии — она была вызвана мясом заражённых сибирской язвой коров. Во время эпидемии никто из жителей Свердловска-48 не заболел. По другим данным, несколько смертей на территории городка всё же было: по свидетельству начальника отдела кадров Свердловска-48 Е. Тулыкина, в начале эпидемии умер сотрудник отдела материально-технического обеспечения Николаев, после чего провели поголовную вакцинацию. Вакцинировали мужчин призывного возраста на остальных сепсис 004 не действовал, женщинам вакцину кололи для скрытия информации. По официальным данным, за всё время эпидемии в Свердловске погибло 64 человека, исследователи и журналисты называют большее число — до 100 человек. Крайне высокая летальность во время эпидемии, нехарактерная для «обычных» штаммов сибирской язвы — главный аргумент сторонников версии об утечке бактериологического оружия. Кроме того, в Свердловске преобладала очень редкая и наиболее опасная лёгочная форма сибирской язвы, передающаяся воздушно-капельным путём.[источник не указан 467 дней]

В 1980 году Б. Н. Ельциным, бывшим в то время первым секретарём Свердловского обкома КПСС, было принято решение о переносе Центра
за пределы города, но оно так и осталось невыполненным. 4 апреля 1992 года, в 13-ю годовщину трагедии, Ельцин подписал Закон РФ «Об улучшении пенсионного обеспечения семей граждан, умерших вследствие заболевания сибирской язвой в городе Свердловске в 1979 году», в котором членам семей всех умерших в результате инцидента назначалась пенсия–возмещение, равная таковой для работников предприятия, приравняв свердловскую аварию к чернобыльской и фактически признав ответственность военных бактериологов за гибель людей, но выплаты со слов современников так и не производились. Закон ссылался на ст. 64 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» и постановление Совета министров СССР от 3 июля 1984 г., по состоянию на 2020 год которые отменены, а в действующем Федеральном законе от 15.12.2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» нет упоминаний о данной категории граждан.

В августе 2020 года Министерством торговли США в отношении ЦВТПБЗ, как филиала 48-го ЦНИИ, введены санкции в виде запрета реализации товаров, оборудования и программного обеспечения, которые могут использоваться в военных целях или имеют технологию двойного назначения.

Непонятные симптомы

В инфекционные отделения ежедневно поступало по 5-10 человек в состоянии мощнейшего инфекционно-токсического шока. Вскрытие трупов показывало картину тотального кровоизлияния в мозг и внутренние органы. В свидетельствах о смерти писали: «пневмония», «инфаркт» и другие привычные диагнозы. Так в Свердловске в апреле 1979 года началась вспышка сибирской язвы.

Медиков особенно озадачила локализация заболевших: практически все они поступили в больницы из южной части города: Чкаловского района. Первыми умершими были работники керамического завода и мясокомбината, а также офицер и прапорщик из 19-го и 32-го военных городков. 10 апреля — через пять дней после госпитализации первого заболевшего со странными симптомами — в городской больнице № 40 после вскрытия был поставлен диагноз «кожная форма сибирской язвы».

Чкаловский район в Свердловске, конец 1970-х

Еще одна загадка, с которой столкнулись инфекционисты: болезнь поражала преимущественно мужчин, причем в зрелом возрасте. Почти три четверти умерших — мужчины от 25 до 40 лет, то есть люди с крепким иммунитетом. А люди из «группы риска» — дети, старики, хронические больные и другие свердловчане со слабым иммунитетом — даже не заражались.

«Сказали молчать, я 40 лет и молчала»

Михаил Ложкин почувствовал сильный жар вечером 29 апреля, одновременно у него появился сильный кашель. Маргарита позвонила в скорую, пересказав диспетчеру симптомы; не став ничего объяснять, фельдшеры увезли Ложкина в 40-ю горбольницу на юго-западе Свердловска.

«Поместили в инфекционное отделение с подозрением на воспаление легких. А у меня тогда было вот такое пузо, 6-й месяц беременности, и еще два ребенка дома, — вспоминает в разговоре с «Новой» Маргарита Петровна. — И вдруг его увозят, а мы остаемся одни, я вся на нервах, не знаю что делать».

Следующим утром семейство Ложкиных разбудил громкий стук в дверь. Открыв ее, Маргарита Петровна увидела людей в костюмах химзащиты. Работники СЭС забрали постельное белье и одежду, которой пользовался Михаил, обработали хлорной известью квартиру, а Ложкиным под роспись выдали антибиотики. «Сказали, что мы контактировали с заразным… Я потом долго думала, если он был заразным, то и мы, значит, по логике должны были заразиться?»

Ложкина отправилась к Михаилу, но внутрь больницы женщину не пустили, а о состоянии мужа отправили узнавать к информационному стенду — на доске перед вход в инфекционное отделение его имя значилось в списке пациентов с «тяжелым состоянием». Назавтра Ложкина пришла в клинику снова и увидела, что муж находится уже в списке пациентов в крайне тяжелом состоянии, а на следующий день Михаила уже не было ни в каких списках.

Тогда впервые к Ложкиной вышел врач. «Вышел и говорит: «Я ему искусственное дыхание делал, массаж сердца делал, укол в сердце ставил. А сейчас он в морге, ему там хорошенький такой шовчик сделают красивый». У меня в глазах потемнело, я беременная, с двумя детьми, а он что-то такое говорит. Побежала в морг, жара стояла страшная, и двери туда, помню, были открыты и пахнет хлоркой. Забегаю, а Мишу анатомируют. Я в истерике, медсестры сразу меня начали выгонять: идите, говорят, домой. Я пошла и почти сразу мне позвонили из Верх-Исетского военкомата и сообщили, что двоим детям будет назначена пенсия по потере кормильца, пенсия, сказали, будет как у военных».

Тело Ложкина передали жене в закрытом гробу и потребовали не открывать.

Третьего ребенка Маргарита так и не доносила. Военную пенсию не получила. «Перебивались втроем с детьми на мою зарплату воспитателя в детском садике, это 80 рублей».

После трагедии с семьей перестали общаться друзья и родственники. Никто не приезжал в гости, не звал на праздники; Ложкина говорит, что соседи, оказавшись вместе с ней в подъезде, ускоряли шаг.

Но через какое-то время в дом Ложкиной снова постучали. Мужчины в штатском не стали показывать документы, но Маргарите и без того все было ясно. Мужчины, уверенно и не боясь, прошли в квартиру и стали интересоваться, что она знает о болезни мужа, как он себя вел в последние дни, что рассказывал о военных сборах.

— В конце они сказали, что мне лучше обо всем забыть и никому ничего не рассказывать. И добавили: «Вы же не хотите, чтобы вас привлекли за разглашение военной тайны?» — вспоминает Ложкина. — Припугнули меня, и я 40 лет так и молчала. И только когда узнала про Скрипалей и про все эти химические атаки, не выдержала. Потому что мы тогда сами подверглись химической атаке, но никто в мире про нас так и не узнал. Пора нашим властям, чиновникам, военным назад оборачиваться — чего они с нами натворили, чего натворили-то?..

Авторы Гайдпарка

  • Nikol

    Верите ли вы в то, что канал RT способен распространять фейки

    Читать полностью

  • валерий рыженко

    Пьеса «Красотка» или «Сухой дождь» или «Поступок офицера».

    Читать полностью

  • Вячеслав Михалыч Михалыч

    Осень

    Читать полностью

  • БонапартВиссарионович Македонский Вольфович

    На выборах в ГД РФ на территории Дании с огромным отрывом победила КПРФ?

    Читать полностью

  • Василий Иванов

    Признаёте ли Вы осуществление экстремисткой деятельности А. Навальным и созданным им сообществом?

    Читать полностью

  • Сергей Якунин

    «Настоящие голоса попали в черный ящик» Открытое письмо членов электронного избиркома

    Читать полностью

  • Настя Иванова

    Мировая общественность не приемлет рост реваншистских настроений в Японии

    Читать полностью

  • Вячеслав Михалыч Михалыч

    У реки Орь

    Читать полностью

  • Антоха Орлёнок

    Глава российского ФБР Тэрада рассказала о жизни в «американском ГУЛАГе»

    Читать полностью

  • Александр Ларин

    Любовь после 70: старческий позор или последняя радость

    Читать полностью

  • Настя Иванова

    Курильские острова – исконно русская земля

    Читать полностью

  • Goshaperfect

    Запад теряет союзников – Франция может встать на сторону России

    Читать полностью

В поисках виновных

К этому времени, вопреки успокаивающим сообщениям в прессе, в Свердловске уже работала не одна высокая комиссия, в том числе из Минобороны и Минздрава. Последнюю возглавлял заместитель министра здравоохранения СССР, главный государственный санитарный врач СССР генерал-майор Петр Бургасов, который когда-то сам работал в лабораториях Свердловска-19. По оценкам входивших в эти комиссии специалистов, в пик эпидемии, вызванной неизвестными пока причинами, число заболевших могло достигнуть 500 человек — и именно столько коек отвели под них в свердловской больнице №40. Видимо, именно отсюда и берет начало версия о том, что итоговое число погибших от сибирской язвы весной 1979 года в Свердловске составляло не 64 человека, как значится в официальных данных, а полтысячи. Дескать, погибших тайно хоронили на специальных безымянных кладбищах, а все документы об этих захоронениях потом загадочным образом были уничтожены пожаром.

Сегодня уже трудно сказать, почему, но масштабное обеззараживание Чкаловского района, в котором фиксировались все заболевшие, началось только 21 апреля. Тогда же началась и сплошная вакцинация жителей района, совпавшая с последней вспышкой болезни. Окончательно справиться с нею удалось только к началу лета: последний погибший от сибирской язвы в районе эпидемии был зафиксирован 12 июня.

Вся информация о произошедшей в Свердловске вспышке смертельно опасной болезни была сразу же засекречена и остается под грифом «Секретно» по сей день. Семьям погибших свердловчан и участников ликвидации последствий эпидемии сибирской язвы начали выплачивать пенсии только в 1992 году, когда президент России Борис Ельцин, в те годы руководитель Свердловского обкома КПСС, своим указом фактически приравнял их к ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЭС. Именно эта завеса секретности и дает возможность по сей день выдвигать самые неожиданные версии того, что же в конце концов стало причиной вспышки сибирской язвы. В официальную — заражение от крупного рогатого скота — не верили тогда, как не верят и сейчас. Наиболее вероятной считается версия об утечке спор болезни из лабораторий Свердловска-19: именно на нее указывает большинство косвенных признаков, хотя военные ни разу не подтвердили адресованные им обвинения.

По сей день существует и имеет своих сторонников, в том числе и среди специалистов по бактериологическому оружию (до самой смерти среди них был и генерал Бургасов), что город был заражен в результате диверсионно-террористического акта, организованного на Западе. В пользу этого предположения приводят такой факт: первое сообщение в западных СМИ о вспышке сибирской язвы в Свердловске появилось 5 апреля, когда этот диагноз еще никому не был известен. Были и совсем уж дикие идеи насчет того, что на жителях города тайно испытывался новый штамм, способный заражать исключительно мужчин трудоспособного возраста. Действительно, большинство заболевших относились именно к этой категории, но это легко объяснить: все они были либо военными, либо работниками вечерней смены керамического завода, которая была преимущественно мужской.

Первый секретарь Свердловского обкома КПСС Борис Ельцин обходит территорию военного городка №32 в Чкаловском районе Свердловска. Справа от Ельцина — командир дислоцированной в городке 34-й дивизии генерал-майор Виктор Сидоров

Третья версия

Версия о диверсии американских спецслужб тоже имеет право на существование, хотя она и сильно притянута. Учитывая взаимоотношение СССР и США в те времена, факт вмешательства был бы раздут в пропагандистских целях. Но в КГБ о диверсии не говорили. Можно, конечно, косвенно притянуть то, что штаммы были иностранного происхождения. Но где гарантия, что в Свердловске-19 работали не с ними?

Супотницкий и Бургасов считают виновными иностранные спецслужбы

А вот Михаил Васильевич Супотницкий, микробиолог, полковник медицинской службы запаса, является сторонником как раз версии о диверсии. По его мнению, американцы специально устроили катастрофу, чтобы скомпрометировать Советский Союз перед началом Олимпийских игр в Москве. Поддержал его и Бургасов: «Михаил Супотницкий взял все свердловские материалы и проанализировал их заново. И доказал, что не единожды, а много раз производилось распыление этой рецептуры на автобусных остановках. Делали это по утрам, когда взрослое население шло на работу. И с Супотницким я согласен полностью — диверсия была самая настоящая».


Советская газета — о сибирской язве. (mtdata.ru)

Можно верить бывшему президенту России, можно придерживаться точки зрения главного санитарного врача СССР, можно верить в «больных собак», но факт остается фактом — от сибирской язвы погибло по меньшей мере шестьдесят четыре человека. Это по официальным данным. По неофициальным — порядка сотни. Иногда, правда, мелькает фантастическая цифра в пятьсот человек. Но надежда на то, что правда о трагических событиях весны 1979 года станет известной, конечно, есть. Ведь секретные засекреченные документы иногда придают огласке.

Возмещение морального вреда — не к Минобороны

Где именно получил заражение Михаил Ложкин, сказать точно теперь уже нельзя. Вдова Маргарита считает, что споры боевого аэрозоля он мог «подцепить», работая с запчастями во время военных сборов.

Несмотря на заверения, что сибирская язва появилась из-за зараженного мяса, власти энергично дезинфицировали районы, прилегающие к Свердловску-19. В конце апреля «Керамику» почти целиком укатали в асфальт, пожарные машины поливали спецраствором стены и крыши домов, деревья и газоны. Обработке подвергались все поверхности, на которых могли осесть смертельные споры. Доктор Ильенко вспоминала: «Когда вокруг всё стали «шевелить» и поливать специальной жидкостью, ситуация опять ухудшилась. После этого к нам опять пошли больные, вторая вспышка унесла еще 18 жизней». По версии сотрудника РАН Сергея Пархоменко, споры, быстро осевшие после утечки, были снова подняты в воздух ни о чем не подозревающими ликвидаторами.

Официально Минобороны РФ, в чье распоряжение перешел Свердловск-19, до сих пор не признает ответственности за инцидент 38-летней давности. В ответе на письмо Маргариты Ложкиной военный комиссар Свердловской области Игорь Лямин сообщил, что она не имеет права на пенсию Минобороны по потере кормильца, так как ее муж никогда не был военным, хоть и участвовал в сборах. «Что касается ваших требований о возмещении морального вреда в связи со смертью мужа, то данный вопрос не входит в компетенцию Министерства обороны РФ», — завершил свой ответ Лямин.

Ссылаясь на ельцинский закон от 1992 года, Минобороны советует обращаться за компенсацией в Пенсионный фонд РФ. Но обязательным условием для выплат является наличие документов с диагнозом «сибирская язва». Таких бумаг нет ни у одной семьи, а обращаться в ФСБ за изъятыми материалами никто не хочет. Многих — как жертв, так и очевидцев событий — уже нет в живых.

Весной 2015 года иск к Минобороны подавала жительница Екатеринбурга Раиса Смирнова. Женщина была инфицированна, но смогла выжить. В своем иске она потребовала от военного ведомства 6 миллионов рублей компенсации, однако в день решающего заседания Смирнова вдруг не явилась на процесс, а суд оставил ее иск без рассмотрения. Как пояснили в секретариате, суд не нашел документального подтверждения заявленных истцом требований и отметил, что ответственность военных за вспышку сибирской язвы не доказана.

Сегодня Раиса Смирнова отказывается разговаривать с прессой. На вопрос «Новой» женщина заявила, что «доказывать что-то больше нет сил и смысла» и претензий к военным она не имеет.

Профессор Лев Гринберг сказал, что в истории об утечке сибирской язвы как и прежде придерживается научного подхода, однако не хочет «снова поднимать волну, так как информация сейчас будет звучать совсем по-другому»:

— Был период в , когда я видел смысл . А сейчас не вижу вообще.

Автор книги об утечке в Свердловске-19 Сергей Парфенов также не захотел говорить о своем расследовании: «Мой опыт подсказывает, что все-таки связан с делом Скрипалей, а не «случайной» жертвой событий 1979 года. Сегодня Россию и так поливают грязью кто только может. Я не хочу в этом участвовать», — сообщил мне Парфенов в электронном письме.

Первая версия

Четвертого апреля произошел первый случай заболевания со смертельным исходом. Правда, в начале о сибирской язве речь не шла. Жителю Свердловска поставили диагноз «пневмония». Дальше — больше. Уже со следующего дня начали умирать люди. По неподтвержденным данным — по пять человек в сутки. И так продолжалось порядка двух-трех недель. О том, что люди погибали от сибирской язвы, стало известно десятого числа. В этот день было сделано первое вскрытие трупа в городской больнице № 40. Еще через три дня в местных газетах появились публикации, где говорилось об угрозе заражения сибирской язвой через употребление мяса зараженных животных. Эта версия и стала официальной.

По официальной версии всему виной — больной скот

Вот что писали «Уральском рабочем»: «В Свердловске и области участились случаи заболевания скота. В колхоз был завезен низкокачественный корм для коров. Администрация города убедительно просит всех свердловчан воздержаться от приобретения мяса в «случайных местах» — в том числе на рынках». Этот же текст каждые два часа передавали по телевидению.