Что стало с немецкими пленными после возвращения в германию

Оставшиеся в СССР

Однако некоторое количество военнопленных по разным причинам и после 1956 года осталось жить в Советском Союзе. Конечно, их было не так уж много и в основном это были встретившие здесь свою любовь…

Так, известно о немецком солдате Франце Фогеле, у которого в Германии во время бомбежки погибла вся семья – возвращаться ему было некуда… Но в СССР он встретил девушку, происходившую из поволжских немцев и создал с ней новую семью. Отказавшийся от репатриации Фогель, как ценный специалист, работал на шахте горным инженером. Последние годы жизни провел в Оренбургской области и прекрасно ладил со всеми соседями, которые и не думали припоминать ему прошлое.

Можно с уверенностью заключить, что условия содержания немцев в советском плену были приемлемыми – их никто не морил голодом, над ними не издевались. Наибольшая смертность среди пленных приходится на военные годы – но тогда тяжело приходилось абсолютно всем, без исключения.

После войны

Поскольку немецкие женщины как такового участия в войне не принимали, вопрос о том, сколько немок попало в советский плен, остается открытым. Более того, сыграл свою роль и «подвешенный» статус женщин в Вермахте. Ведь военнопленными в советских лагерях считались только те лица, которые служили в немецкой армии или в отрядах Фольксштурма. Тем не менее условно можно отнести к военнопленным несколько волн интернированного немецкого населения.

Мобилизация «вестарбайтеров» на занятых Красной Армией территориях началась в 1944 году. Под эту программу попадали как фольксдойче, проживавшие в Восточной Европе, так и словаки, венгры, поляки, а также граждане СССР, сотрудничавшие с неприятелем. Первоначально на принудительные работы в СССР отправляли только мужчин от 17 до 45 лет. Однако позже в их число попали и женщины. Первая волна интернированных была отправлена восстанавливать угольную и металлургическую промышленность юго-востока Украины. Однако в дальнейшем труд «вестарбайтеров» стал применяться в самых разных сферах народного хозяйства: от строительства до пищевой промышленности.

Само собой, условия пребывания в плену были очень тяжелыми. На опустошенных войной и оккупацией территориях даже местное население жило впроголодь, поэтому неудивительно, что пленных немцев кормили по остаточному принципу. Делали свое дело и постоянные спутники массовых скоплений людей — болезни и антисанитария. Некоторые «вестарбайтеры», которым посчастливилось выжить и вернуться на родину, смогли поделиться своими воспоминаниями о пребывании в советском плену.

Так, одна из интернированных немок Э. Кляйн оказалась в лагере около города Сталино (сегодняшний Донецк). По ее словам, основной рацион в лагере составляли щи или сваренные в воде овощи. Работникам шахты дополнительно полагалась каша и увеличенная порция хлеба. Настоящей роскошью считалась кукурузная мука, которую поначалу удавалось выменять на захваченные из дома вещи и одежду. Поскольку женщины физически не могли работать в шахтах, их привлекали на другие работы. Попасть на кухню или в лазарет считалось большой удачей. Гораздо менее везло тем, кого отправляли работать на стройку или в кирпичный карьер. Кляйн не повезло: на сменах ей приходилось таскать до 20 кг кирпичей за раз. При этом сама она весила чуть больше сорока.

Типы лагерей

Административная казарма III в Oflag XD, нарисованная бельгийским военнопленным Леоном Госсенсом, 1944 г.

  • Дулаг или Дурчгангслагер (транзитный лагерь) — эти лагеря служили местом сбора военнопленных до их переназначения. Эти лагеря были центрами сбора разведданных.
  • Dulag Luft или Durchgangslager der Luftwaffe (транзитный лагерь люфтваффе ) — это были транзитные лагеря для военнопленных ВВС. Главный лагерь Люфт Дулаг во Франкфурте был основным местом сбора разведданных, полученных в результате допросов военнопленных союзников.
  • Heilag или Heimkehrerlager (лагеря репатриантов) — лагеря для возвращения заключенных. Нередко эти люди получали инвалидизирующие травмы.
  • Ilag / Jlag или Internierungslager («лагерь для интернированных») — это были лагеря для интернированных гражданских лиц.
  • Марлаг или Марин-Лагер («Морской лагерь») — это были лагеря для военнопленных.
  • Милаг или Марин-Интерниртен-Лагер («Морской лагерь для интернированных») — это были лагеря для интернированных моряков-купцов.
  • Oflag или Offizier-Lager («Офицерский лагерь») — это были лагеря для военнопленных для офицеров.
  • Stalag или Stammlager («Базовый лагерь») — это были лагеря для военнопленных.
  • Stalag Luft или Luftwaffe-Stammlager (« базовый лагерь люфтваффе ») — это были лагеря для военнопленных, находящиеся в ведении ВВС Германии для экипажей союзников .

Загадка рейнских лагерей

В Сети регулярно всплывает следующая история.

Семьдесят пять лет назад, с 18 апреля 1945 года(дня массовой сдачи на Западном фронте) американцы загоняли немецких пленных в лагеря у Рейна — Rhine Meadow Camps, илиРейнские луговые лагеря».

300 000-й пленный, взятый Первой армией США

На 2 июня число пленных немцев в них выросло до двух миллионов 870 тысяч. В других лагерях на территории Франции и Западной Германии содержалось ещё более миллиона.

Тут-то и начинается самое интересное.

Ссылаясь на канадского историка Джеймса Бака и его книгуДругие потери»(Other Losses), в Рунете пишут, что в лагерях, контролируемых американцами, якобы умерли от голода и болезней 790 тысяч немцев и их союзников. А ещё 250 тысяч умерли в английских и французских лагерях.

Карта лагерей(фото: Eisenhower and the German POWs: facts against falsehood)

Наши энтузиасты даже пишут:Определённо можно сказать, что союзники относились к немецким военнопленным ничуть не лучше, чем гитлеровцы — к советским, которых они считали „унтерменшами“».

Что мы имеем в сухом остатке? От трёх до четырех миллионов пленных немцев. За несколько месяцев, с мая до середины осени 45-го, якобы умерли около миллиона человек, а то и больше: примерно каждый третий.

Открываем книгу Бака 1989 года. Кстати, полное название — Other Losses: The Shocking Truth Behind the Mass Deaths Of Disarmed German Soldiers And Civilians Under General Eisenhower’s Command. То естьДругие потери: шокирующая правда о массовых смертях разоружённых немецких солдат и гражданских под командой генерала Эйзенхауэра».

Любопытно, что издатель начал предисловие со слов, что нацистская Германия творила ужасы куда хуже — и ни в коем случае не надо приравнивать описанное в книге к злодеяниям нацизма. То есть предостерёг именно от того, чем сейчас занимаются отечественные энтузиасты.

Начало войны: Фанатичек большевизма – в расход

Это распоряжение вышло потому, что немецкое командование рассматривало пленных женщин как ненужную обузу для быстро наступающей армии, а также как реальную угрозу для дисциплины в ней. Логика нацистов была простой: женщины не обязаны служить в армии. Стало быть, те из них, кто добровольно идёт на это – фанатички, которых можно и нужно убивать на месте, как евреев и комиссаров.

Немец позирует с пленными девушками-красноармейцами

Низшие чины добросовестно выполняли этот приказ командования, зачастую применяя его даже к медицинскому персоналу. Попросту расстреливали всех женщин, захваченных в плен в советской военной форме. 

В августе 1941 года по приказу Эмиля Кноля, командира полевой жандармерии 44-й пехотной дивизии, была расстреляна пленная женщина – военврач.

В городе Мглинске Брянской области в 1941 году немцы после захвата двух девушек-медсестёр немедленно расстреляли их.

После разгрома РККА в Крыму в мае 1942 г., в Рыбацком поселке «Маяк», близ Керчи, в доме местных жителей укрылась девушка в военной форме. 28 мая 1942 года немцы нашли её во время обыска, и тут же, во дворе, расстреляли.

Расстрелянная девушка, взятая в плен в военной форме

В станице Старотитаровской немцами была расстреляна девушка в красноармейской форме. При ней местные жители нашли документы на имя Михайловой Татьяны Александровны, 1923 года рождения, уроженки села Ново-Романовка.

В с. Воронцово-Дашковское, на Кубани, в сентябре 1942 года были убиты пленные медики Глубокова и Ячменева. Перед смертью их пытали.

Военные лагеря: самоуправление

В лагерях Первой мировой войны обычной практикой было допущение самоуправления — пленные открывали в лагерях лавки, вели художественную деятельность, искали благотворительную помощь и распределяли. Лагерные комитеты самоуправления собирали библиотеки, строили небольшие церкви, организовывали лекции, кружки по интересам вплоть до самых экзотических у офицеров (например, общество любителей солнечных ванн в Нейссе). Немецкие коменданты оставляли за собой право в случае нарушений порядка наказывать пленных, например, отменой концертов и спектаклей на какое-то время.

Лагерные комитеты сами определяли и наказания за мелкие проступки. Например, за нелегальную торговлю «собачкой» (самогоном) могли приговорить к нескольким дням «черпака», то есть чистки туалетов, а за более серьезные нарушения пленный мог провести несколько ночей вне барака и спать на улице даже при плохой погоде.

С позволения управления лагерей пленных отпускали работать на близлежащие фермы и в мастерские, продавать произведенные ими товары (у немцев особенно пользовались спросом предметы столярного искусства с русской резьбой). Часть вырученных средств шла в карман работников, часть — на содержание лагеря. Пленные имели возможность переписки и получения посылок, возможность подавать жалобы и просьбы в международные и русские организации, договариваться о работах с немецкими предприятиями вне лагеря.

Количество пленных

Прежде всего, есть неясности с общим количеством военнопленных нацистской Германии и её сателлитов в СССР. По официальным советским данным 1956 года, за время Великой Отечественной войны СССР взял в плен 2 млн. 390 тыс. немцев. Это данные после учёта пленных по национальностям. Известно, что в вермахте и войсках СС воевали не только немцы. Германские историки дают цифру 3,15 млн. военнопленных — служащих вермахта и СС, оказавшихся в СССР. Это не считая пленных из армий союзных Германии стран. Из них от 1,1 до 1,3 млн. умерли в плену.

После окончания войны советские власти проводили политику постепенного освобождения отдельных категорий военнопленных. На 12 марта 1947 года в СССР, согласно записке министра иностранных дел Вячеслава Молотова Сталину, оставались 988,5 тысяч военнопленных немецкой национальности. 786 тысяч на тот момент были уже освобождены. Можно предполагать, что остальные, вероятно, уже умерли, поскольку той же запиской Молотов рекомендовал Сталину огласить цифру оставшихся в СССР военнопленных немцев ниже истинной примерно на 10%, «учитывая их повышенную смертность».

Что и было сделано: в заявлении ТАСС от 15 марта того же года было сказано, что в СССР остаётся ещё 890,5 тысяч военнопленных немцев, а больше миллиона уже якобы освобождено и отпущено в Германию. Вероятно, однако, что общее число остававшихся в СССР пленных немцев превышало названную Молотовым «истинную цифру». Ведь тремя последовательными приказами МВД СССР в 1947 и 1948 гг. было репатриировано в общей сложности 900 тысяч германских военнопленных.

Дорога на Берлин

Этапность возвращения немецких военнопленных домой подпадала под четкие критерии. Сначала уехали инвалиды, а также все, кто имел серьезные проблемы со здоровьем, затем военные, не служившие в карательных органах и имевшие звание не выше капитана, за ними на родину отправились немцы, открыто выразившие антифашистские настроения.

Транзитным пунктом для всех ехавших с Востока была Москва. Но сперва бывшие солдаты рейха, которым требовалась медицинская помощь, проводили несколько дней в столице под надзором врачей. Затем военнопленных везли на Белорусский вокзал, где их ждал товарный состав с вагонами, выстеленными соломой. А дальше – дорога на Берлин.

Судя по всему, военнопленные немцы неоднократно получали обещания, что их в скором времени освободят. Но многим пришлось ждать еще не один год. Впрочем, иногда решение об отправке принималось в считанные часы. Бывший офицер люфтваффе Генрих фон Айнзидель в своем дневнике описывает, как в лагерь неожиданно нагрянул дежурный и приказал в течение получаса со всеми вещами быть готовым для перевозки.

«Ждал ли меня поезд на восток? Как знать! Были возможны любые варианты, от Сибири до Германии. В комендатуре начальник лагеря сообщил мне, что через четыре дня я буду в Германии. «Кое-кто обещал мне это еще два года назад!»», – писал бывший военнопленный. Советский офицер сдержал свое слово: вскоре Айнзидель уже мчался в поезде по германским дорогам.

Вернулись не все

Точных данных, сколько немцев побывало в советском плену, нет. По официальной информации, всего за годы войны в плен было взято 2 389 560 военнослужащих германской армии, из них 356 тысяч скончалось. По немецким подсчетам, число военнопленных достигало 3,5 млн. человек, число умерших – 1,2 млн. Куда более согласованные данные имеются по высшему командному составу вермахта. Всего через советский плен прошло 376 немецких генералов, из них 277 вернулись на родину, 99 умерло (18 были казнены как военные преступники).

Самым активным периодом возвращения немецких военнопленных на родину стали годы с 1945 по 1948-й. Тогда в Германию отправилось свыше миллиона человек: в основном это были больные и нетрудоспособные немцы. С начала 1950-х процесс практически прекратился, несмотря на договоренности между СССР, США и Великобританией о передаче Германии всех немецких военнопленных. По заявлению советского правительства, в СССР еще оставалось около 13,5 тысяч бывших немецких военных. В основном это те, кто был задействован в восстановлении разрушенного народного хозяйства, а также не отбывшие в лагерях свои сроки наказания.

В лагерях смерти Эйзенхауэра

Мартин Брэш, солдат армии Эйзенхауэра, в конце войны служил охранником в одном из концлагерей в районе германского города Андернах (земля Рейнланд-Пфальц). Брэш наблюдал условия содержания порядка 50 тысяч пленных, среди которых были и немки-военнослужащие. В 1990 году он опубликовал эссе «В лагерях смерти Эйзенхауэра: История американского охранника».

Концлагерь представлял собой открытую площадку, без строений, поделенную на загоны. Для женщин был отдельный загон. Все спали под открытым небом, у многих пленных зачастую не имелось даже теплой одежды, а весна 1945 года выдалась холодной, дождливой и ветреной. Заключенные очень плохо питались, варили сами себе суп из травы. Истощенные, болеющие дизентерией, они быстро слабели и умирали. Брэш свидетельствовал, что у американского командования было достаточно запасов продовольствия, медикаментов, но выделять это все для нужд пленных запрещалось. Мартин попытался было подкармливать пленных, но его воинский начальник пообещал пристрелить охранника за подобную самодеятельность.

Мартин Брэш описал случай, когда американский офицер обстреливал группу гражданских немецких женщин из пистолета просто так, из спортивного азарта. Охранник, объясняя подобное поведение американцев по отношению к пленным, говорил, что союзники СССР ненавидели немцев как нацию, потому что уже было известно о зверствах нацистов в концлагерях, снимками узников Бухенвальда, Освенцима и других гитлеровских фабрик смерти пестрели полосы газет весны 1945 года.

Женское лицо Вермахта

Несмотря на то, что и по сей день некоторые историки пытаются поставить знак равенства между СССР и Третьим Рейхом, факты явно говорят нам об абсолютно разной природе этих двух режимов. Взять хотя бы женский вопрос. СССР стал не только первым государством в истории, где женщина была назначена министром (напомним, речь идет об Александре Коллонтай). Именно в Советской России впервые было достигнуто равноправие полов. Причем фактическое, а не на бумаге. Женщины наравне с мужчинами трудились на производстве и даже осваивали традиционно «мужские» профессии. Более того, даже ряды партии были равно открыты для представителей обоих полов.

Совершенно иную картину мы видим в нацистской Германии, где Гитлер, по сути, продолжил линию кайзера Вильгельма II на следование традиционным семейным ценностям. Дети, церковь (при нацистах в меньшей степени) и кухня все так же оставались главными приоритетами немецкой женщины. Медицина, юриспруденция и политика были сугубо мужским делом, и даже на фабрики женщин стали набирать только когда страна стала нести серьезные людские потери и возникла острая нехватка рабочих рук.

Однако перед началом Второй мировой войны Гитлеру пришлось пересмотреть роль женщин в немецком обществе. Для растущего числа концлагерей требовалось все больше надзирателей. В 1937 году первые надзирательницы поступили на службу в концлагерь Лихтенбург и с тех пор их ряды только росли. Несмотря на то, что истории о жестокостях немецких надзирательниц потрясли весь мир, их количество никогда не превышало 10% от общего числа работников концлагерей. После войны судьба этих женщин была печальна, но закономерна и справедлива. Здесь отягчающим обстоятельством стало то, что надзирательниц набирали на добровольной основе. Наиболее одиозные надзирательницы, такие как Ирма Грезе и Ильза Кох, были повешены по приговору британского военного трибунала. И это, пожалуй, единственные немецкие женщины, «отличившиеся» в период Второй мировой войны. Своей Зои Космодемьянской или Людмилы Павличенко у немцев не было.

Людоедам грозили оружием

Попав в плен в Сталинграде, многие немецкие военные слепо верили, что их скоро освободят — дескать, Советский Союз не сможет выиграть войну против «великой Германии». У некоторых даже наблюдались слуховые галлюцинации — они якобы слышали канонаду приближающейся линии фронта и уверяли остальных, что освобождение близко. Немцы жаловались лагерному начальству на постоянный голод, отсутствие нужных жиров и витаминов: забыв, что они пришли сюда с оружием, а советские военнопленные в Германии выкапывают из земли коренья, умирая сотнями тысяч.

Статья по теме

Недостаточно антисоветский. Почему «Собибор» Хабенского не получит «Оскар»?

Статья по теме
Восстание в Собиборе. Лейтенант Печерский против нацистской «машины смерти»

В книге Бивора есть анонимные свидетельства — якобы отдельные румынские и немецкие солдаты дошли до… каннибализма, поскольку им хотелось мяса. В мемуарах первого секретаря Сталинградского обкома Алексея Чуянова этот факт подтверждается: «Пришлось пригрозить пленным оружием, чтобы прекратить такое варварство». Стоит также упомянуть, что зимой 1942-43 гг. в Сталинграде умерло 15 000 советских военнопленных, захваченных армией Паулюса: едва немецкая группировка попала в «котёл», наших людей перестали кормить, не давая даже крошки хлеба. Выжили единицы.

Репатриация и после войны

Даже во время войны военнослужащих, вырвавшихся из окружения и перешедших линию фронта из числа гражданского населения, после фильтрации направляли в основном для пополнения тыловых частей, в частности трудовых армий. Эти армии строили военно-промышленные объекты, в частности Куйбышевский авиационный завод и др.

Для проверки «бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и окруженных противником» постановлением Государственного комитета обороны от 27 декабря 1941 г. была создана сеть испытательно-фильтрационных лагерей. В 1942 г. в дополнение к ранее существовавшим Южным спецлагеря, созданы еще 22 лагеря в Вологодской, Тамбовской, Рязанской, Курской, Воронежской и других областях. На практике эти специальные лагеря были военными тюрьмами строгого режима и для заключенных, которые в подавляющем большинстве не совершали никаких преступлений.

В 1944 году поток военнопленных и репатриантов, возвращающихся в Советский Союз, резко увеличился. Летом этого года была разработана и затем внедрена новая система фильтрации и досмотра всеми репатриантами органами государственной безопасности.

Весной и летом 1945 года на контрольно-фильтрационных и приемно-перегрузочных пунктах Германии и других европейских стран скопилось большое количество репатриантов, в несколько раз превышающее пропускную способность этих пунктов.

Советский и российский военный историк Г.Ф. Кривошеев приводит следующие цифры, основанные на данных НКВД: из 1836 562 военнослужащих, вернувшихся из плена домой, 233 400 человек были осуждены по обвинению в сотрудничестве с противником и отбывали наказание в ГУЛАГе. система.

Во время войны военнослужащие, освобожденные из плена, в большинстве случаев после непродолжительной проверки восстанавливались на военную службу, причем рядовой и унтер-офицерский состав в основном рядовых воинских частей, а офицеры, как правило, лишались офицерских званий. , а из них формировались офицерские штурмовые (штрафные) батальоны … В послевоенное время освобожденных офицеров отправили в лагеря НКВД и запчасти Главупраформа Красной Армии для более тщательной проверки.

После войны освобожденные из плена рядовые и сержанты, не служившие в немецкой армии или предательских формированиях, были разделены на две большие группы по возрасту — демобилизованного и недемобилизованного возраста. В 1945 году после увольнения из армии в запас красноармейцев тех возрастов, которые подлежали демобилизации, в свои дома были отпущены рядовые и сержантские военнопленные соответствующего возраста. Военнопленные рядовых и недемобилизованных возрастов специальным постановлением Госкомобороны от 18 августа 1945 г. направлялись в рабочие батальоны для работы в промышленности и восстановления разрушенных во время войны объектов.

Распоряжением Генерального штаба Вооруженных Сил СССР от 12 июля 1946 года рабочие батальоны были расформированы, а к зачисленным в них применялся термин «переведенные в постоянные промышленные кадры». У них не было права сменить работу и вернуться на родину даже после того, как их сверстники были демобилизованы из армии.

В 1956 году состоялось массовое рассмотрение дел осужденных бывших военнопленных. По инициативе Георгия Жукова министр юстиции Константин Горшенин и генеральный прокурор Роман Руденко издали 29 июня 1956 года совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об устранении последствий грубых нарушений закона». в отношении бывших военнопленных и их семей «. После этого начались прокурорские протесты против приговоров советским военнопленным. В результате рассмотрения протестов военной прокуратуры во второй половине 1956 г. суды прекратили дела с полной реабилитацией в отношении 253 осужденных, еще 13 осужденных изменили приговоры с переквалификацией. Например, 11 декабря 1956 года пленум Верховного суда СССР прекратил уголовное дело в отношении бывшего военнопленного П. Охотина за отсутствием состава преступления. При повторном рассмотрении дела выяснилось, что Охотин, выполнявший обязанности повара в немецком лагере, стал жертвой клеветы при избиении военнопленных, нарушивших порядок на кухне (из-за этой клеветы, 16 июня). В июле 1948 г. приговорен трибуналом Ленинградского военного округа к 25 годам исправительно-трудовых лагерей). 20 сентября 1956 года Указ Президиума Верховного Совета СССР продлил действие Указа об амнистии от 17 сентября 1955 года на бывших советских военнослужащих, осужденных за пособничество врагу. Для бывших военнопленных наказание было сокращено до фактически отбытого и подлежало освобождению. Дела погибших (казненных) бывших военнопленных не проверялись.

«За Любу!», «За Веру!»

После выполнения задания, 1944 — Аркадий Шайхет/Частное собрание

Девушки-летчицы летали на маленьких тихоходных бипланах По-2. Их называли «кукурузниками» или «этажерками». На них до войны обучались летчики. Открытая кабина с плексигласовым козырьком не могла защитить экипаж не только от пуль, но даже от сильного ветра. Радиосвязи не было, скорость самолета всего 120 км/час, высота – 3 км.  Единственное вооружение – пистолеты ТТ. Пулеметы на этих самолетах появились только в 1944-м году.

Бомбового отсека не было, и бомбы подвешивались прямо под брюхо самолёта. Много бомб По-2 поднять не мог, но зато они попадали в цель с исключительной точностью. Мелкие бомбы штурманы возили у себя на коленях и сбрасывали руками через борт самолета. Девушки летали ночью, делая до десяти вылетов. Пилоты выключали мотор, и в тишине на врага падали бомбы. Перевозили летчицы и грузы для партизан: медикаменты, боеприпасы, продовольствие, почту.

Летчицы 46-го женского авиационного Таманского полка, 1942 — Евгений Халдей/МАММ/МДФ

Немцы называли ПО-2 «рус фанер» из-за деревянного каркаса, обшитого фанерой. За каждый сбитый самолет немецкий летчик получал высшую награду – «железный крест».

На бомбах летчицы писали «За Родину!», но после первых погибших подруг появились надписи: «За Любу!», «За Веру!»

Ад после Сталинграда

Огромное количество военнослужащих Вермахта – около 100 тысяч человек – были пленены после окончания Сталинградской битвы в феврале 1943 года. Большинство из них находились в ужасающем состоянии: дистрофия, тиф, обморожения второй и третьей степени, гангрены.

Чтобы спасти военнопленных, нужно было доставить их в ближайший лагерь, который находился в Бекетовке – это пять часов ходьбы. Переход немцев из разрушенного Сталинграда в Бекетовку выжившие впоследствии назвали «маршем дистрофиков» или «маршем смерти». Многие умерли от подхваченных болезней, кто-то скончался от голода и холода. Советские солдаты не могли предоставить пленным немцам свою одежду, запасных комплектов не было.

Голод и цензура

Хотя немцы не доводили до массового смертельного голода, но обильным пропитание пленных никогда не было, особенно в конце войны, когда Германия испытывала жестокий продовольственный кризис. Хуже всего приходилось тем, кто не имел доступа к сельскохозяйственным работам. Можно было также просить о посылке с едой из дома, но сообщать домой о голоде и других проблемах плены заключенным не разрешалось. Пленные проявляли немалую изобретательность в обходе почтовой цензуры. Один пленный писал домой: «Я живу здесь с Ермолаем Кормильичем Голодухиным, с которым ты вскоре познакомишься, мы с ним неразлучны»

Не всякий переводчик, ежедневно проверявший десятки и сотни писем, написанных разного качества русским почерком, мог обратить внимание на такую хитрость. Некоторым цензорам, особенно русским немцам, все же удавалось обнаружить иносказания в почте

Например, один солдат с юмором писал, что живет «…как на Выборгской стороне», другой — что живет «не хуже, чем в нашем пансионе в деревне Медведская». При этом речь шла о психлечебницах или тюрьмах в России.


На работе. (topwar.ru)

Другой пленный, офицер, в тексте письма сделал ссылку на Библию: «2 Кор. 11 — 27». Открыв Писание в указанном месте, читаем слова: «в труде и в изнурении часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе».

Как поступили советские солдаты с немцами в Берлине 1945 года?

Когда Красная Армия подошла к Берлину, в городе было очень много немецких солдат. Это была их последняя оборонительная крепость. Уже известно, что тогда Гитлер до последнего не верил, что советский солдат уже так близко.

Из той информации, которая есть на сегодняшний день, доподлинно известно, что в рядах немецкой армии тогда уже был страх. Многие знали, что продержаться долго они не смогут, победа Красной Армии – это дело времени. Некоторые бежали, другие прятались, но были и такие, которые воевали.

Во время штурма Берлина, многие немецкие солдаты сдались в плен, чтобы остаться в живых. Уже после окончательных боев за город некоторых находили в укрытиях. Все они были военнопленными, но их никто не трогал. Наоборот, было приказано оказывать им медицинскую помощь и давать питание.

Еще 20 апреля 1945 года был издан приказ, который запрещал самоуправство при обращении с пленными немецкими солдатами. Было построено несколько воспитателей, где немцев лечили и кормили. Более того, населению Берлина также оказывали медицинскую помощь и выдавали еду.

Не саботаж, а криворукость

Из-за того, что основная масса немцев работала спустя рукава, их часто ставили на другие объекты. Методом проб и ошибок пленных додумались использовать на разгрузке вагонов, строительстве городского и заводского жилья, ремонте трамвайных путей. Внезапно оказалось, что с этим они справляются наотлично».

К тому же на этих работах хорошо платили. Среди пленников появились даже свои ударники производства, особенно в строительстве. В основном это были румынские бригады. Их премировали когда по паре сотен, а когда и по паре тысяч рублей.

Были своистахановцы» и у немцев. Например, повара О. Корта премировали 300 рублями за работу на лагерной кухне.

Миллион уморенных лично Эйзенхауэром

И что же пишет Бак? Что лично генерал Дуайт Эйзенхауэр, главнокомандующий войсками США в Европе, приказал перевести миллион немцев из категориипленных»(Prisoners Of War) в категориюразоружённых»(Disarmed Enemy Forces). Раз они уже не пленные — их можно снабжать по куда меньшим нормам.

Пленные у Ремагена, март 1945-го

Якобы у солдат США в Европе были тогда миллионы готовых пайков — то есть голод никому не грозил. Но злые янки и лично Айк сознательно уморили голодом сотни тысяч пленных. Из ненависти. Число жертв —несомненно, выше 800 тысяч, почти наверняка больше 900 тысяч и, очень вероятно, свыше миллиона».

Посему, написал Бак, американцы должны снести все статуи Эйзенхауэра. И вообще — платить и каяться.

В предисловии к книге Бака доктор Эрнест Фишер, полковник США в отставке, написал, что жил-был француз Рауль Лапортери, герой Сопротивления. Этому Раулю один пленный немец, Ганс Герц, сказал, что, мол, у них в лагере за месяц умерла четверть пленных.

Вообще, американские военные нацистов не любили.

Узники Дахау с американским флагом, который они сделали

Например, 29 апреля 1945 года несколько сот немецких солдат радостно встретили американцев и сдались им.

Часто, когда солдаты США находили в Германии рядом с очередным концлагерем очередные рвы, набитые свежими трупами, они сгоняли туда мирных жителей ближайшего городка и заставляли горожан откапывать замученных — голыми руками. А потом хоронить их с почестями.

Было за что.

Но вот лагеря американцы строить не умели. Бак пишет, что поначалу в рейнских лагерях не хватало не только палаток или кухонь — но и колючей проволоки!

Свидетели говорили, что на 20 апреля пленные немцы в грязной форме из одной дивизии не ели по меньшей мере два дня. Ну так это — мировая война же ещё шла! Берлин в эти дни вообще разносили 203-мм гаубицами и огнемётами.

Рейнские лагеря

Один пленный плакал, потому что у него ночью спёрли банку кофе и ботинки. Кофе, кстати, ему дали американцы.

Официально в плену у США погибло 15285 немцев. Рудольф Джозеф Руммель, обличитель преступлений США, назвал цифру 4537 погибших конкретно в рейнских лагерях.

Тогда почему же цифры Джеймса Бака выше в десятки раз?

Ультиматум

8 сентября 1955 года в аэропорту Внуково приземлился самолет Люфтганзы с внушительной западногерманской делегацией на борту, возглавлявшейся канцлером Конрадом Аденауэром. Другая часть делегатов в это же время приехала в Москву специальным поездом. Всего из ФРГ в СССР прибыл 141 человек. Для Бонна главной целью поездки была не просто нормализация отношений между ФРГ и СССР, но и возвращение на родину остававшихся в советских лагерях немецких военнопленных.

Аденауэр сразу заявил, что без решения вопроса по военнопленным установление дипломатических отношений не представляется возможным. Хрущев был также категоричен: сначала устанавливаем дипотношения, а затем возвращаем военнопленных. Решение вопроса затянулось – лишь на четвертые сутки переговорного процесса пришли к компромиссу: ФРГ подписывает двусторонние соглашения в обмен на устное обещание советского правительства освободить всех военнопленных.

Что строили немцы?

До сих пор многие считают, что типовые малоэтажные домики с балконами и мансардами, имеющиеся почти в каждом городе бывшего СССР, строили обязательно пленные немцы. Но это совсем не так. Некоторые полагают, что даже архитектурный проект такого «домика» был разработан немецкими специалистами – уж очень они непохожи на то, что строили до и после конца 1940-х – первой половины 1950-х.

Но на самом деле такие здания возводились по проектам, составленным советскими архитекторами. Планы восстановления крупных городов и проекты крупных строений разрабатывали такие известные архитекторы, как А.В. Щусев, В.Н. Симбирцев, Б.М. Иофан. В те годы придавали большое значение внешнему виду сооружений, и даже дома по типовым проектам старались делать достаточно эстетичными и разнообразными. Это потом сталинский стиль объявят «несоветским» и «слишком украшательским». К тому же, рабочая сила в виде пленных была доступной и достаточно дешевой.

Немецким военнопленным не доверяли строительство стратегических сооружений – боялись вредительства, их уделом в основном были малоэтажные жилые дома. Но иногда их привлекали и к чему-то большему – так, известно, что немцы принимали участие в возведении МГУ.
Множество зданий было построено пленными в разрушенном практически полностью Севастополе. Там располагалось несколько лагерей военнопленных, занятых в основном на восстановлении местного морского завода. А еще немцы возводили жилые дома, укладывали брусчатку на улицах, восстанавливали парадные лестницы.

Лестница у кинотеатра «Победа»

Отстраивали пленные и другие крымские города – например, Симферополь. Масштабное строительство велось в тогдашнем Свердловске (ныне – Екатеринбург).

Здание Свердловского горсовета

Строили пленные немцы также в Волгограде, Петрозаводске, Киеве, Луганске, Перми, Челябинске, Минске и многих других городах Советского Союза.

Закрытая тема

Говорить об этом было не принято. Все знали, что да, они были, что они даже участвовали в советских стройках, в том числе строили московские высотки (МГУ), но выводить тему пленных немцев в широкое информационное поле считалось плохим тоном.

Для того, чтобы говорить об этой теме, нужно, в первую очередь, определиться с цифрами.

Cколько немецких военнопленных было на территории Советского Союза? По советским источникам — 2 389 560, по немецким — 3 486 000.

Такая существенная разница (погрешность почти в миллион человек) объясняется тем, что подсчет пленных был поставлен очень плохо, а также с тем, что многие пленные немцы предпочитали «маскироваться» под другие национальности. Процесс репатриации затянулся до 1955 года, историки считают, что примерно 200 тысяч военнопленных были неправильно задокументированы.

Где размещались пленные

Лагеря для военнопленных были разбросаны по всему Советскому Союзу. Во время войны это были тыловые территории – Дальний Восток, Казахстан, Сибирь, Воронеж, Подмосковье, Узбекистан, Ленинградская, Тамбовская, Горьковская области, Удмуртия, Грузия, Армения. После войны немцев также размещали в Украине, Белоруссии, Прибалтике, Крыму и Молдавии.

Все лагеря делились на четыре типа:

В оперативных лагерях содержались самые серьезные персоны – например, в Красногорском лагере держали фельдмаршала Паулюса (потом его перевели в Суздаль), генералов Шмидта, Пфайффера, Корфеса. Офицерских лагерей было всего пять – наиболее крупные располагались в Елабуге, в селе Оранки Горьковской области и в Суздале.