Прутский поход петра. начало

Прутский мирный договор

22 июля — Шафиров вернулся от турок с условиями мирного договора.

• Возврат Турции крепости Азов;

• Российская сторона должна была уничтожить крепость Таганрог, которая служила защитой в Черном море;

• Российское государство лишалось права вмешиваться в дела Польши и запорожских казаков;

• Карл XII получал беспрепятственный пропуск в Швецию.

• До выполнения условий Прутского мирного договора Шафиров и сын фельдмаршала Шереметева оставались в Турции в качестве заложников.

Прутский поход завершился подписанием мирного договора в 6 часов вечера 23 июля 1711 г., после чего русское войско отправилось к городу Яссы. Со своей стороны Турция обеспечила русскую армию достаточным количеством провианта для возвращения на родину.

Что до Карла XII, он был противником этого мирного договора, настаивая на продолжении войны.

Прутский мирный договор

Переговоры между сторонами о заключении мира брились 2 дня. В результате 22 июля вернулись посланники Петра.  Они озвучивали следующее требование о прутском мире, который выдвинул турецкий Султан:

  • Россия обязывается передать Турции крепость Азов.
  • Крепость Таганрог, которая была возведена для защиты российского выхода в Черное море, должна быть уничтожена.
  • Полный отказ от политического и военного вмешательства в дела Польши и запорожских казаков.
  • Свободный пропуск короля Карла 12 в Швецию.
  • Шереметев, как генерал российской армии, оставался в заложниках у Турции до тех пор, пока Карл 12 не покинет территорию России.

Прутский поход был завершён подписание мирного договора 23 июля 1711 года. Подписание состоялось в шесть часов вечера, после чего русская армия отправилась к городу Яссы, а затем на Москву через Киев. Что касается Карла 12, он выступил противником этого мирного соглашения, настаивал, чтобы турецкий Султан продолжил войну.

Встреча

Пока русский авангард маршировал на юг, желая упредить переправу турок, авангард турецкой армии уже вовсю переправлялся через Прут. Около полудня 7 июля сам Янус во время разведки увидел турецких воинов недалеко от Фальчи, на «русском» берегу реки. Эта новость так поразила и взбудоражила Януса, что он тут же приказал всем своим силам отступать как можно быстрее. Верно говорят, что у «страха глаза велики»: Янус оценил турецкий отряд, переправившийся за Прут в 50 000 (!) человек, а потому даже не помышлял об атаке (у самого Януса было примерно 13 500 человек, из которых большую часть составляли валашские ополченцы).

В действительности турецкий командующий Балтаджи боялся быть разбитым при переправе через реку. И небезосновательно: тому имелось много примеров из новейшей военной истории (Монтекукколи и принц Евгений не раз бивали турок в таких условиях), тем более, что во время переправы турки не могли использовать свою конницу и численное превосходство

Поэтому турецкий командующий подошел к задаче переправы армии через Прут с максимальной осторожностью: для начала за реку был отправлен небольшой отряд (несколько тысяч сипахов и тысяча янычар), который успешно переправился 7 июля на другой берег и тут же начал окапываться, готовя переправу остальных сил. С этим отрядом собственно и встретился Янус, приняв его за 50-тысячный корпус турецкой армии.

Что же надлежало делать Петру, когда вечером 7 июля до него дошли сведения о том, что значительный отряд турок уже находятся на этом берегу, однако основные силы все же еще не переправились? Вероятно, наилучшей идеей было атаковать те силы, которые турки успели переправить, сбросить их в реку и встречать неприятеля уже на берегу. Петр однако стремился попусту не рисковать, а русская регулярная армия еще не имела тех традиций и выучки, которые позволяли осуществлять смелые наступательные операции времен Румянцева и Суворова. Тем более Петр полностью доверился сообщению Януса о том, что на него наседает целая орда турок.

Янусу был дан приказ двигаться на соединение с основными силами: турки, видя отступающего неприятеля, бросились в погоню и плотно насели на части русского авангарда — при том, что силы самих турок не превышали 20 тысяч легкой конницы. С боями русский авангард пробился к основным силам, после чего последовала разведка боем силами русской гвардии. Турки не приняли боя и спокойно отступили.

Поход на юг

После пышных празднеств по случаю годовщины Полтавы, 28 июня был собран большой военный совет. Положение русской армии было не таким уж и радужным: молдавский господарь Дмитрий Кантемир признался, что, хотя вина у него в достатке, но провианта нет. Как нельзя остро встал вопрос: идти навстречу туркам, пытаясь навязать сражение, или же отступить к Днестру, наладить снабжение и ожидать неприятеля уже там. Второй вариант все еще выглядел логично, но русское командование, до сих пор находившееся в эйфории после победы при Полтаве, решило действовать наступательно.

На совете постановили: двигаться основными силами по берегу Прута, прикрываясь рекой от турок, а небольшой летучий отряд (корволант) под командованием генерала Ренне отправить в Валахию, побуждая местных жителей к восстанию против Порты. 29 июня армия выступила от Ясс, 3 июля переправилась на западный берег Прута, войска двигались к Дунаю, когда до русского штаба дошли слухи о приближении турок.

Поход[править | править код]

В своих записках бригадир Моро-де-Бразе насчитал 79 800 в русском войске перед началом Прутского похода: 4 пехотные дивизии (генералов Алларта, Денсберга, Репнина и Вейде) по 11 200 солдат, 6 отдельных полков (включая 2 гвардейских и артиллеристов) общей численностью 18 тыс., 2 кавалерийские дивизии (генералов Януса и Ренне) по 8 тыс. драгун, отдельный драгунский полк (2 тыс.). Приведена штатная численность подразделений, которая вследствие переходов из Лифляндии к Днестру значительно уменьшилась. Артиллерия состояла из 60 тяжёлых орудий (4—12-ти фунтовых) и до сотни полковых пушек (2—3-х фунтовых) в дивизиях. Иррегулярная конница насчитывала примерно 10 тыс. казаков, к которым присоединилось до 6 тыс. молдаван.

Маршрут русских войск представлял собой линию от Киева через крепость Сороки (на Днестре) на молдавские Яссы через территорию дружественной Польши (часть современной Украины) с форсированием Прута.

Ввиду продовольственных затруднений русская армия в течение июня 1711 года сосредотачивалась на Днестре — границе Речи Посполитой с Молдавией. Фельдмаршал Шереметев с кавалерией должен был пересечь Днестр в первых числах июня и затем прямым путём спешить к Дунаю, чтобы занять места возможных переправ для турок, создать продовольственные магазины для обеспечения основной армии, а также втянуть Валахию в восстание против Османской империи. Однако фельдмаршал столкнулся с проблемами в снабжении кавалерии фуражом и провиантом, не нашёл достаточной военной поддержки на местах и остался в Молдавии, повернув на Яссы.

После пересечения Днестра 27 июня 1711 года основная армия двигались 2-мя отдельными группировками: впереди шли 2 пехотные дивизии генералов фон Алларта и фон Денсберга с казаками, за ними следовал Пётр I с гвардейскими полками, 2-мя пехотными дивизиями князя Репнина и генерала Вейде, а также артиллерией под началом генерал-поручика Брюса. В 6-дневном переходе от Днестра до Прута по безводным местам, с изнуряющей жарой днём и холодными ночами, много русских солдат из рекрутов, ослабленных недостатком продовольствия, погибло от жажды и болезней. Солдаты умирали, дорвавшись и опившись воды, другие, не выдержав лишений, совершали самоубийство.

1 июля (по нов. ст.) конница крымских татар атаковала лагерь Шереметева на восточном берегу Прута. Русские потеряли 280 драгун убитыми, но отбили нападение.

3 июля дивизии Алларта и Денсберга подошли к Пруту напротив Ясс (Яссы находятся за Прутом), потом продвинулись вниз по течению.

6 июля Пётр I с 2-мя дивизиями, гвардией и тяжёлой артиллерией переправился на левый (западный) берег Прута, где к царю присоединился молдавский господарь Дмитрий Кантемир.

7 июля дивизии Алларта и Денсберга соединились с корпусом главнокомандующего Шереметева на правом берегу Прута. Русская армия испытывала большие проблемы с фуражом, было решено переправиться на левый берег Прута, где рассчитывали найти больше продовольствия.

11 июля кавалерия с обозом из армии Шереметева начали переправу на левый берег Прута, остальные войска пока оставались на восточном берегу.

12 июля генерал Ренне с 8-ю драгунскими полками (5056 человек) и 5 тыс. молдаван был отправлен в город Браилов (совр. Брэила в Румынии) на Дунае, где турки сделали значительные запасы фуража и провианта.

14 июля вся армия Шереметева перешла на западный берег Прута, где вскоре к ней подошли войска с Петром I. До 9 тыс. солдат были оставлены в Яссах и на Днестре для охраны коммуникаций и удержания спокойствия местного населения. После соединения всех сил русская армия двинулась вниз по течению Прута к Дунаю. 20 тысяч татар переправилось через Прут вплавь с лошадьми и стали нападать на небольшие тыловые части русских.

17 июля проведён смотр, на котором в русской армии насчитали до 47 тыс. солдат.

18 июля русский авангард узнал о начавшейся переправе на западный берег Прута возле городка Фальчи (совр. Фэлчиу) большой турецкой армии. Турецкая конница в 2 часа дня напала на авангард генерала Януса (6 тыс. драгун, 32 пушки), который, построившись в каре и отстреливаясь из орудий, пешим строем в полном окружении противника медленно отступал к основной армии. Русских спасало отсутствие артиллерии у турок и их слабое вооружение, многие из турецких всадников были вооружены лишь луками. С заходом солнца турецкая кавалерия отошла, что позволило авангарду ускоренным ночным маршем соединиться ранним утром 19 июля с армией.

Рядовой драгун в 1700—20 гг.

Солдат-преображенец примыкает штык к фузее (1700—20 гг.)

Гренадер пехотного полка с ручной гранатой (1700—32 гг.).

Планы сторон

Специфика театра военных действий диктовала ограниченное число вариантов развития событий.

При желании русским можно было ограничиться (по крайней мере в первое время) глухой обороной: собрать армию на берегу Днепра, занять переправы и ждать, пока турки сами перейдут границу и вторгнутся в Правобрежную Украину. Плюсы очевидны: у русских — преимущество обороны, им будет проще сосредоточиться, есть возможность самим выбрать место сражения. Кроме того, туркам пришлось бы преодолеть куда более значительные расстояния, чем русской армии. Минусы были также понятны: стратегическая инициатива изначально передавалась в руки неприятелю, турки могли спокойно вторгнуться на «чужую землю» и вдоволь пограбить. Недовольство польской шляхты было бы гарантировано.

Вторым вариантом была оборона Днестра, по которому проходила польско-турецкая граница. В этом случае армия не получала такого выигрыша по времени для отдыха и обустройства позиций, как если бы действовать пришлось на Днепре, но главные силы турецкой армии не смогли бы прорваться в Польшу и Украину без боя. Тем не менее инициатива снова оставалась бы в руках турок, которые могли спокойно оттягивать момент решающего сражения, накапливая силы (впрочем, «сезонность» действий турецкой кавалерии серьёзно сокращала срок, когда армия была наиболее боеспособна) и отвлекая Петра от действий на севере.

Стремление Петра в самый короткий срок добиться решения на юге, чтобы вернуться к борьбе со шведами на Балтике, оставляло лишь один выход: самим перейти в наступление, заняв Молдавию, где были сильны антитурецкие настроения, и, переправившись через Прут, следовать к Дунаю — главной реке европейской части Турции.

Конечно, марш на юг был делом рискованным, но в России понадеялись на восстания христиан в турецком тылу: помимо приграничных Молдавии и Валахии должны были восстать сербы, черногорцы, греки и болгары, тем более, что подобные выступления совсем не были редкостью. Эти надежды подогревались слухами, доходившими до русского кабинета, и заверениями самих балканских христиан, в первую очередь молдавского господаря Кантемира. В конце концов, ставка на общее антитурецкое восстание стала главным средством достижения победы в войне.

Порта, вопреки представлениям русского командования, совершенно не планировала вести наступательную войну — уже прошло то время, когда турки были лихими завоевателями. Русские сами были заинтересованы в скорейшем завершении кампании, что хорошо осознавали в Стамбуле. Для войны с Россией планировали собрать такое же по численности войско, как за 30 лет до того для похода на Вену — 200 тыс. человек. Тем временем, чтобы осложнить марш русских к турецким территориям, крымский хан должен был опустошить южноукраинские территории и даже захватить несколько опорных пунктов в Подолье и Запорожье.

Ещё на этапе планирования кампании стратегия турецкой стороны выглядела более основательно и рационально, чем русская ставка на общее антитурецкое восстание, требовавшая искусной дипломатической игры, понимания соотношения сил на Балканском полуострове и превосходной кооперации между главными силами и местными отрядами.

Марш к Пруту

Русской армии предстояло пройти более 100 км по безводной и безлюдной степи, на пути следования армии не были заложены магазины, так что нужно было надеяться только на собственные запасы. И если с провиантом дело обстояло ещё более-менее, то воды во время марша не хватало — половину пути её «почитай не было». Марш занял около 10 дней — 24 июня Петр был уже в Яссах, хотя все силы русской армии переправились через реку только 5 июля.

Что же турки? Балтаджи, достигнув Дуная, принялся сосредотачивать силы, боясь внезапного нападения «коварных московитов», и только 18 июня двинулся вверх по Дунаю, а затем по Пруту

Предательство Кантемира и переход Молдавии под русский протекторат был полной неожиданностью для Порты, так что турецкий командующий предпочитал действовать осторожно.. Дмитрий Кантемир

(pinterest.com)


Дмитрий Кантемир. (pinterest.com)

Как только русские подошли к Яссам, казалось, что все трудности уже позади — тяжёлый степной переход был преодолен, впереди ждала только слава и победа: турки должны были сами разбежаться, а русское знамя воссиять над балканскими христианами. В Молдавии русских действительно встречали очень тепло — как сам Кантемир, так и простой люд. К Яссам стали стекаться волонтёры, желавшие помочь в борьбе против осман, но эти люди не имели боевого опыта и не годились для «регулярного» боя. Молдавский господарь не жалел вина, а вот еды у него было недостаточно, чтобы содержать 40-тысячную русскую армию (впрочем, несколько поредевшую за время марша): провианта оставалось на 20 дней, и Пётр задумался о том, стоит ли идти дальше.

27 июня проходили торжества по случаю второй годовщины Полтавской победы, что только усилило уверенность в победе над турком. Парад принимал Кантемир, после был большой салют и застолье. Кто бы мог подумать, что всего через несколько дней начнутся тяжёлые бои, а победоносный марш завершится бесславным миром.

Поход[править | править код]

Маршрут русских войск представлял собой линию от Киева через крепость Сороки (на Днестре) на молдавские Яссы через территорию дружественной Польши (часть современной Украины) с форсированием Прута.

Ввиду продовольственных затруднений русская армия в течение июня 1711 года сосредотачивалась на Днестре — границе Речи Посполитой с Молдавией. Фельдмаршал Шереметев с кавалерией должен был пересечь Днестр в первых числах июня и затем прямым путём спешить к Дунаю, чтобы занять места возможных переправ для турок, создать продовольственные магазины для обеспечения основной армии, а также втянуть Валахию в восстание против Османской империи. Однако фельдмаршал столкнулся с проблемами в снабжении кавалерии фуражом и провиантом, не нашёл достаточной военной поддержки на местах и остался в Молдавии, повернув на Яссы.

После пересечения Днестра 27 июня 1711 года основная армия двигались 2 отдельными группировками: впереди шли 2 пехотные дивизии генералов Алларта и фон Энцберга с казаками, за ними следовал Пётр I с гвардейскими полками, 2 пехотными дивизиями князя А. И. Репнина и генерала А. А. Вейде, а также артиллерией под началом генерал-поручика Я. В. Брюса. В 6-дневном переходе от Днестра до Прута с изнуряющей жарой днём и холодными ночами, много русских солдат из рекрутов, ослабленных недостатком продовольствия, погибло от жажды и болезней. Солдаты умирали, не выдержав лишений, совершали самоубийство.

1 июля (н. ст.) конница крымских татар атаковала лагерь Шереметева на восточном берегу Прута. Русские потеряли 280 драгун убитыми, но отбили нападение.

3 июля дивизии Алларта и Энцберга подошли к Пруту напротив Ясс (Яссы находятся за Прутом), потом продвинулись вниз по течению.

6 июля Пётр I с 2 дивизиями, гвардией и тяжёлой артиллерией переправился на правый (западный) берег Прута, где к царю присоединился молдавский господарь Дмитрий Кантемир.

7 июля дивизии Алларта и Энцберга соединились с корпусом главнокомандующего Шереметева на левом берегу Прута. Русская армия испытывала большие проблемы с фуражом, было решено переправиться на правый берег Прута, где рассчитывали найти больше продовольствия.

11 июля кавалерия с обозом из армии Шереметева начали переправу на правый берег Прута, остальные войска пока оставались на восточном берегу.

12 июля генерал К. Э. Ренне с 8 драгунскими полками (5056 человек) и 5 тыс. молдаван был отправлен в город Браилов (совр. Брэила в Румынии) на Дунае, где турки сделали значительные запасы фуража и провианта.

14 июля вся армия Шереметева перешла на западный берег Прута, где вскоре к ней подошли войска с Петром I. До 9 тыс. солдат были оставлены в Яссах и на Днестре для охраны коммуникаций и удержания спокойствия местного населения. После соединения всех сил русская армия двинулась вниз по течению Прута к Дунаю. 20 тыс. татар переправилось через Прут вплавь с лошадьми и стали нападать на небольшие тыловые части русских.

17 июля проведён смотр, на котором в русской армии насчитали до 47 тыс. солдат.

18 июля русский авангард узнал о начавшейся переправе на западный берег Прута возле городка Фальчи (совр. Фэлчиу) большой турецкой армии. Турецкая конница в 2 часа дня напала на авангард генерала Януса фон Эберштедта (6 тыс. драгун, 32 пушки), который, построившись в каре и отстреливаясь из орудий, пешим строем в полном окружении противника медленно отступал к основной армии. Русских спасало отсутствие артиллерии у турок и их слабое вооружение, многие из турецких всадников были вооружены лишь луками. С заходом солнца турецкая кавалерия отошла, что позволило авангарду ускоренным ночным маршем соединиться ранним утром 19 июля с армией.

Северная война: от Полтавы до открытия «южного фронта»

После разгрома шведской армии в кампании 1708−1709 годов при Лесной и Полтаве Карл XII был вынужден бежать на юг, к турецкому султану, надеясь на его расположение и тёплый приём, ведь прорываться на север через Польшу было попросту не с кем. Фактически вся шведская армия была взята в плен, и лишь королю с ближайшими соратниками удалось ускользнуть.

При дворе турецкого султана шведский король был принят тепло, но на предложение немедленно начать войну с «московитами» получил сдержанный отказ. Ставка короля в чужом отечестве разместилась в Бендерах на Днестре. Здесь Карл принялся составлять планы разгрома Петра, но вот незадача — чтобы эффективно противостоять русским, Карлу необходимо было как минимум вернуться в Швецию, а лучше всё-таки свергнуть польского короля Августа, заменив его своим ставленником Лещинским.

Пётр времени даром не терял и за время отсутствия Карла сумел отвоевать у шведов Лифляндию, Эстляндию, был взят Выборг — главная база шведов в восточной Балтике. Всё шло хорошо: Карл был блокирован на юге, а турки так и не решились объявить войну в кампанию 1710 года. К концу 1710 года русскому царю удалось не только взять под контроль Прибалтику, но ещё и фактически установить свой протекторат над Речью Посполитой. Это всего полвека тому назад могучее и грозное государство де-факто стало саттелитом России — русские войска спокойно маршировали по польским землям, а действия армий кооперировались.


Карл XII в Бендерах. (pinterest.com)

Престиж «шведского льва» (Карл XII считал себя новым Густавом Адольфом) и французская дипломатия помогли «открыть глаза» турецкому султану на захватнические устремления Петра: если он настолько быстро сумел овладеть такими обширными территориями, то не решится ли этот «московит» после разгрома Швеции в отсутствие короля (к слову, Карл совсем не считал себя побеждённым, уверенно бравируя своими воинскими дарованиями) двинуть свои полчища прямо на Константинополь, желая возродить «ромейскую империю» (Византию). Умелая подтасовка фактов и давление на османский кабинет дали свои плоды — в середине 1710 года великий визирь Черчюлю (выступавший за сохранение мира с Россией) был смещён. Вместо него султан поставил визиря из рода Кёпрюлю — франко- и шведофила, сторонника союза со Швецией и развязывания войны с Россией.

Шведская партия при дворе доказывала (более всех уверял сам Карл), что единственный шанс спасти будущее Турции и Швеции — это ударить по «агрессору» с двух направлений: с севера и юга, раздавив таким образом русских. Этот вариант, конечно же, сулил несомненную победу и солидные барыши от овладения Турцией левобережной Украиной, возвращения Азова, захвата всей Украины (и «польской», и «русской»), русских репараций и так далее.

Бендерская оборона

Среди исторических деятелей резко выделяются две успешные прагматики, про которых, как говорится, песен не сложат, и отважные романтичные сумасброды.

Самый знаменитый среди шведских королей, Карл XII, характером, прижизненной и посмертной судьбой напоминал Ричарда Львиное Сердце. Проиграв все, что можно и бессмысленно погибнув в возрасте 35 лет при осаде незначительной норвежской крепости, он остался героем в глазах современников и потомков, и его портреты долго висели в аристократических домах Европы.

После Прутского мира Карл XII еще два года тянул время, категорически отказываясь покидать Турцию.

Когда власти, наконец, прислали воинскую команду, чтобы выдворить короля из занимаемого им дома в Бендерах, он поднял телохранителей, велел раздать мушкеты лакеям, и вместе со своими людьми отстреливался из окна, пока турки не подожгли дом.

Тогда Карл, великий мастер эффектной позы и хорошей мины при плохой игре, заявил, что не может ждать ни дня, поскольку неотложные дела призывают его в Швецию, и, загоняя лошадей, поскакал на родину, в которой не был 14 лет.

Предпосылки

Перед тем русская армия провела весьма успешную Полтавскую битву – легендарную «баталию», в ходе которой разбила шведскую армию. Шведский король Карл XII бежал в молдавский город Бендеры, который тогда находился под властью Османской империи. Туда же с ним убежал и гетман Иван Мазепа – бывший российский военачальник, во время войны с Швецией перешедший на сторону противника. Некоторые историки называют бегство шведского короля в Османскую империю ключевой предпосылкой дальнейших неудачных событий.

Действительно, Пётр заключил с султаном мирный договор, предусматривавший выдачу шведского короля. Однако настроения при турецком дворе вскоре изменились и Карлу позволили остаться в укрытии. За это король должен был с помощью крымских татар и казаков создавать оборонительную линию в южной части Османской империи. Русский царь этого не стерпел и предпринял попытку угрожать войной Османской империи. Однако турецкий султан, которым тогда был Ахмед III, сам показал, что не лыком шит, и объявил войну России в 1710 году. Правда, первое время серьёзных военных действий турки не предпринимали; лишь крымские татары, союзники Османской империи, совершили зимой набег на Украину.

В ответ Пётр решил предпринять глубокий военный поход и дойти до Дуная, при этом он надеялся найти помощь у христианских подданных Османской империи, а именно – у молдавских и валашских князей.

Союзники Петра в Прутском походе[править | править код]

  • 30 мая, на пути в Молдавию, Пётр I заключил соглашение с польским королём Августом II о ведении боевых действий против шведского корпуса в Померании. Царь усилил польско-саксонскую армию на 15 тыс. русских войск, и, таким образом, обезопасил свой тыл от враждебных действий со стороны шведов. Втянуть Речь Посполитую в турецкую войну не удалось.
  • По словам румынского историка Арманда Гроссу, «делегации молдавских и валашских бояр обивали пороги Петербурга, прося царя, чтобы православная империя их поглотила…».
  • Господарь Валахии Константин Брынковяну (рум. Constantin Brâncoveanu) ещё в 1709 году направил представительную делегацию в Россию и обещал выделить в помощь России 30-тысячный корпус солдат и обязался обеспечить русскую армию продовольствием, а за это Валахия должна была стать независимым княжеством под протекторатом России. Княжество Валахия (современная часть Румынии) прилегала к левому (северному) берегу Дуная и являлась вассалом Османской империи с 1476 года. В июне 1711 года, когда турецкая армия выступила навстречу русской, а русская армия, за исключением конных отрядов, не дошла до Валахии, Брынковяну не решился выступить на стороне Петра, хотя его подданные и продолжали обещать поддержку в случае прихода русских войск.
  • 13 апреля 1711 года Пётр I заключил секретный Луцкий договор с православным молдавским правителем Дмитрием Кантемиром, пришедшим к власти при содействии крымского хана. Кантемир приводил своё княжество (вассал Османской империи с ) в вассальную зависимость от русского царя, получая в награду привилегированное положение Молдавии и возможность передать престол по наследству. В настоящее время река Прут является государственной границей между Румынией и Молдавией, в XVII—XVIII вв. Молдавское княжество включало в себя земли по обоим берегам Прута со столицей в Яссах. Кантемир присоединил к русской армии шеститысячную молдавскую лёгкую конницу, вооружённую луками и пиками. Молдавский господарь не располагал сильной армией, но с его помощью было легче обеспечить провиантом русское войско в засушливых краях.
  • Сербы и черногорцы при известии о приближении русской армии начали развёртывать повстанческое движение, однако слабо вооружённые и плохо организованные отряды не могли оказать серьёзной поддержки без прибытия на их земли русских войск.

Разведка

Стоит отдельно упомянуть о том как была организована разведка с обеих сторон, что серьезно повлияло на принятие решений командующими противников. Петр I опирался лишь на донесения агентов, сведения которых часто оказывались неточными или преувеличенными. Разведка силами конных разъездов и иррегулярной конницы не велась — сказывалось численное превосходство турок в легкой кавалерии.

Турецкое командование же отлично знало обо всех передвижениях русской армии: легкие татарские всадники со всех сторон окружали русское войско своеобразной вуалью или завесой, не давая противнику вести разведку и поставляя сведения о всех передвижениях русских турецкому паше. Хотя Петр вообще был склонен пренебрегать легкоконными, в данном случае его можно было понять: турки имели впечатляющее превосходство в этом роде войск, а любое поражение посреди безлюдной степи, перед предстоящим столкновением с неприятелем, могло чувствительно ударить по морали остальной армии.

Отсутствие полноценной армейской разведки и, как следствие, сведений о противнике сыграло свою роль. 7 июля Петр выслал перед основными силами авангард под командованием Януса с целью удержать в своих руках переправы вниз по течению Прута, сжигая наведенные турками мосты, если такие отыщутся. В это же время турецкая армия уже соединилась с союзными контингентами (крымчаками, поляками, запорожцами) у местечка Фальчи — чуть ниже по течению реки, прямо «под носом» у русской армии, ожидавшей донесений от Януса.

Последствия

Подписание мирного договора играло ключевую роль в политической жизни России. Только благодаря стараниям Петра и умелым дипломатам, удалось избежать крупных территориальных потерь. Однако следует помнить два факта. Во-первых, туркам не было выгодно лишать Россию её влияния, так как это улучшило бы положение Швеции, чего они крайне не хотели. Во-вторых, если бы не амбиции и легкомыслие самого царя, то можно было бы не только избежать войны и потери выхода к Чёрному морю, но и увеличить территорию государства. Многие историки винят Карла XII за совершённые им стратегические ошибки в ходе ведения войны, а именно: использование не всего потенциала действующего войска, излишняя надежда на союзников, пренебрежение такими важными средствами, как разведка и коммуникация между военными подразделениями. Однако забывают, что спустя два года всё это в точности повторил Пётр I в Прутском походе.

Итогами войны с Турций для Российской империи стали:

  • Потеря всех завоеваний за последние десять лет всего за месяц. Особенно тяжёлой утратой для России стала потеря Черноморского флота;
  • Были убиты в общей сложности 37 тыс. человек, из которых лишь 5 тысяч погибло в бою.

В это время Карл XII сообщил о том, что отказывается покидать пределы Турции. Этот факт только усугубил отношения между турками и Российской империей, что привело к новой войне в 1712, длившейся два года, но не примечательной крупными сражениями.

Российская империя

  • Список императоров России по порядку и годы их правления
  • Территории, входившие в состав Российской империи
  • Деятельность Госдумы 1906-1917 гг.
  • Табель о рангах. Главное
  • Первая всеобщая перепись Российской империи
  • Революция 1905-1907 гг.: причины, цели, итоги
  • Россия в Первой мировой. Самое главное
  • Коротко об эпохе дворцовых переворотов
  • История герба России

ЕГЭ по истории

  • Кодификатор ЕГЭ с объяснением всех тем
  • Перевод первичных баллов ЕГЭ во вторичные. Шкала баллов по заданиям
  • Правители от Рюрика до Путина
  • Даты всемирной истории для ЕГЭ
  • Краткая характеристика всех периодов русской истории
  • Демоверсия ЕГЭ с ответами

ОГЭ по истории

  • Кодификатор ОГЭ с объяснением всех тем
  • Перевод баллов ОГЭ в оценку
  • Демоверсия ОГЭ с ответами
  • Даты всемирной истории для ОГЭ

Выбери ответ

Союзники Петра в Прутском походе[править | править код]

  • 30 мая, на пути в Молдавию, Пётр I заключил соглашение с польским королём Августом II о ведении боевых действий против шведского корпуса в Померании. Царь усилил польско-саксонскую армию 15 тыс. русских войск, и, таким образом, обезопасил свой тыл от враждебных действий со стороны шведов. Втянуть Речь Посполитую в турецкую войну не удалось.
  • По словам румынского историка Арманда Гроссу, «делегации молдавских и валашских бояр обивали пороги Петербурга, прося царя, чтобы православная империя их поглотила…»
  • Господарь Валахии Константин Брынковяну (рум. Constantin Brâncoveanu) ещё в 1709 году направил представительную делегацию в Россию и обещал выделить в помощь России 30-тысячный корпус солдат и обязался обеспечить русскую армию продовольствием, а за это Валахия должна была стать независимым княжеством под протекторатом России. Княжество Валахия (современная часть Румынии) прилегала к левому (северному) берегу Дуная и являлась вассалом Османской империи с 1476 года. В июне 1711 года, когда турецкая армия выступила навстречу русской, а русская армия, за исключением конных отрядов, не дошла до Валахии, Брынковяну не решился выступить на стороне Петра, хотя его подданные и продолжали обещать поддержку в случае прихода русских войск.
  • 13 апреля 1711 года Пётр I заключил секретный Луцкий договор с православным молдавским правителем Дмитрием Кантемиром, пришедшим к власти при содействии крымского хана. Кантемир приводил своё княжество (вассал Османской империи с ) в вассальную зависимость от русского царя, получая в награду привилегированное положение Молдавии и возможность передать престол по наследству. В настоящее время река Прут является государственной границей между Румынией и Молдавией, в XVII—XVIII вв. Молдавское княжество включало в себя земли по обоим берегам Прута со столицей в Яссах. Кантемир присоединил к русской армии шеститысячную молдавскую лёгкую конницу, вооружённую луками и пиками. Молдавский господарь не располагал сильной армией, но с его помощью было легче обеспечить провиантом русское войско в засушливых краях.
  • Сербы и черногорцы при известии о приближении русской армии начали развёртывать повстанческое движение, однако слабо вооружённые и плохо организованные не могли оказать серьёзной поддержки без прибытия на их земли русских войск.