Ленд-лиз: не забыть сказать «спасибо!»

«Совершенно беззастенчивы и циничны…»

И вот после всего этого, 1 сентября 2010 г

, в очередную годовщину начала Второй мировой войны на государственном (что в данном случае весьма важно) телеканале «Культура» выступает с большой лекцией доктор исторических наук, член-корреспондент Российской Академии наук (РАН), директор Института российской истории РАН товарищ А.Н. Сахаров, и говорит он такие слова:

«Было договорено о том, что Соединенные Штаты и другие страны союзные окажут большую помощь Советскому Союзу по так называемой системе ленд-лиза… Америка требовала оплаты золотом и не когда-нибудь, а уже в ходе военных действий, в ходе самой войны. В этом смысле американцы умели деньги считать и были в этом смысле совершенно беззастенчивы и циничны. Все, что было затребовано, все было оплачено, в том числе и золотом…»

Даже если бы эта беспардонная и циничная ложь была правдой, нам бы следовало поблагодарить американцев за бесценную помощь. Это огромная удача – во время разрушительной войны, когда судьба страны висела на тонком волоске, найти поставщика, который в обмен на бестолковый мягкий металл (из золота и штыка простого сделать нельзя) продаст по нормальным (а не «блокадным») ценам миллионы тонн военного имущества, продовольствия, бензина и лекарств. Да еще и сам привезет три четверти этого груза с другой стороны глобуса.

Однако ложь остается ложью – в соответствии с условиями ленд-лиза ни рубля, ни доллара, ни цента во время войны уплачено не было. После окончания боевых действий большая часть поставленного была просто списана, как израсходованное в ходе войны имущество. На переговорах в 1948-1951 г.г. американцы выставили счет на 0,8 млрд. долларов – менее одной десятой от совокупной стоимости поставленного добра. Советская сторона согласилась признать лишь 0,3 млрд. Впрочем, признать долг и вернуть его – две большие разницы. Долгая, многодесятилетняя история споров и склок закончилась тем, что на сегодняшний момент оплачено (с учетом инфляции доллара) не более одного процента поставок по ленд-лизу.

<hr width=»30%»/>

Первым делом — самолёты

Не менее существенную роль, особенно в первые 2 года войны, сыграли поставки танков и самолётов. Неслучайно летом и осенью 1941 года на переговорах по поводу помощи союзников советская сторона неизменно называла эти две позиции в первую очередь, ведь в ходе сражений первых месяцев войны наиболее тяжёлые потери (не считая, разумеется, людских) Красная армия понесла именно в танках и авиации. С этой точки зрения значение оказанной помощи трудно переоценить: если за весь период войны количество переданных СССР танков составило около 13% от собственного советского производства, то в первый год войны английские и американские танки составляли около 30% поступающих в войска боевых машин. Статистика по самолётам ещё более впечатляющая: примерно каждый пятый истребитель или бомбардировщик, полученный Красной армией в течение войны, был британского или американского производства.

Практически общим местом в советской литературе (особенно мемуарной) было подчёркивание низких боевых качеств западной техники. Несмотря на то, что за два последних десятилетия по этой теме появились подробные объективные исследования (особо хотелось бы отметить монографии М. Барятинского «Танки ленд-лиза в бою», а также монографии и статьи В. Котельникова и И. Лебедева, посвящённые авиации ленд-лиза), подобные утверждения по-прежнему регулярно встречаются в прессе, что свидетельствует об укоренённости этого мифа в общественном сознании. Реальность опровергает эти утверждения.

Британские «Матильды» и «Валентайны», американские «Стюарты» имели, наряду с недостатками (которые есть у любой модели танка) и существенные преимущества, которые опытные танкисты умело использовали. Разумеется, если сравнивать легкий танк М3 «Стюарт» со средним Т-34 (как это делает ряд мемуаристов), недостатки «американца» будут смотреться выпукло, а вот на фоне находящихся в том же классе Т-60 и Т-70 он явно выигрывал в ходовых качествах и по ряду других существенных показателей.

Тихоходность и относительно слабое вооружение тяжёлого британского «Черчилля» отчасти компенсировались его высокой броневой защищённостью (по этому показателю «британец» уступал только «Королевскому тигру»). Иными словами, танки союзников не были идеальными, но свою (и немалую) роль в разгроме общего врага они, безусловно, сыграли.

То же можно сказать и о самолётах. Истребитель Р-39 «Аэрокобра» часто критикуют за высокие требования, предъявляемые самолётом к технике пилотирования (не упоминая при этом о том, что целый ряд советских истребителей, например, И-16 и ЛаГГ-3, отличались тем же самым). Но несправедливо при этом не отметить, что мощное вооружение и другие достоинства машины позволяли лётчикам добиваться весьма впечатляющих результатов. Неслучайно именно на этих истребителях большую часть войны воевали такие выдающиеся летчики, как А.Покрышкин, Г. Речкалов и Н. Гулаев.


М-3 «Стюарт» на службе в Красной армии. (topwar.ru)

Союзники не ограничивались поставками в СССР готовых боевых машин: по маршрутам ленд-лиза за время войны было поставлено, по подсчётам Б. Соколова, около 330 тыс. тонн алюминия, что примерно на четверть превышало суммарное советское производство этого важнейшего металла. Иными словами, без ленд-лиза советская авиация не досчиталась бы не только почти двух десятков тысяч импортных самолётов, но и как минимум такого же количества боевых машин отечественного производства. Крайне существенными были также поставки высококачественного авиационного бензина, составившие по объёму как минимум половину собственно советского производства (с учётом значительно более высокого октанового числа импортного бензина фактически эта доля ещё выше).

А ещё были десятки тысяч станков, без которых наращивание советского производства военной продукции не было бы столь впечатляющим. И сотни тысяч тонн меди. И десятки тысяч тонн олова, свинца и цинка. И четверть всех зенитных орудий Красной армии. И многое, многое другое.


Американские работницы подписывают танк. (universe-tss.su)

Иными словами, на фоне валовых показателей всего отечественного производства в годы войны объём ленд-лизовских поставок в любом случае почти теряется. Но сравнивать эти два показателя можно только с одной целью — именно для получения «идеологически верного» вывода о незначительности. А на самом деле союзнические поставки по сотням важнейших с точки зрения способности СССР продолжать войну позиций играли заметную, по десяткам — важную, а по некоторым — решающую роль.

КАРАВАНЫ «СВОБОДЫ»

Советский Союз и Соединенные Штаты не были близкими соседями. Соответственно, все эти миллионы тонн товаров, включая многие сотни тысяч тонн взрывчатки, взлетающей на воздух от первого же осколка авиабомбы (и ничуть не менее пожаро-взрывоопасного авиабензина), надо было еще доставить в порты СССР по безбрежным просторам мирового океана. Советский морской флот смог перевезти лишь 19,4 % от этого гигантского тоннажа; все остальное союзники доставили сами.

Для решения этой беспрецедентной по масштабу и сложности задачи было найдено столь же беспримерное средство – американцы смогли организовать скоростное поточное производство океанских судов серии «Либерти» («свобода»). Цифры, характеризующие программу строительства «Либерти», не могут не потрясти воображение. Огромные океанские суда, водоизмещением в 14,5 тыс. тонн (длина 135 м, грузоподъемность 9,14 тыс. тонн) были построены в количестве 2750 единиц. Средняя продолжительность постройки одного судна была доведена до 44 дней. И это в среднем – в ноябре 1942 г. корабль этой серии «Роберт Пири» был спущен на воду через 4 дня, 15 часов и 29 минут после момента закладки.

Главной особенностью судов серии «Либерти» (именно она и позволила добиться феноменальных темпов производства) была замена клепки сваркой. Считалось, что ресурс таких кораблей будет очень низким, но в условиях войны этим было решено пренебречь. Однако «Свобода» оказалась на удивление живучей – «сварные корабли» ходили по морям десятки лет; так, упомянутый выше «Роберт Пири» находился в эксплуатации до 1963 года, и даже в начале 21-го века по меньшей мере три «Либерти» еще оставались в строю действующих!

Сверхскоростной постройкой огромного количества кораблей задача отнюдь не исчерпывалась. В Берлине тоже понимали военное значение этих бесконечных караванов судов с авиабензином, вооружением и боеприпасами, и пытались принять собственные контрмеры. Проводка судов через воды северной Атлантики (этим, «мурманским» маршрутом была доставлена примерно треть всех грузов), кишевшие немецкими подводными лодками, под прицелом немецких бомбардировщиков, получивших для своего базирования все аэродромы Норвегии, стала, по сути дела, военно-морской кампанией стратегического масштаба. И эту кампанию союзники с блеском выиграли – даже на «мурманском направлении» было потеряно всего лишь 7% тоннажа; караваны, направлявшиеся в порты Ирана или советского Дальнего Востока, потеряли не более 1% .

Все познается в сравнении. С чем сравнить военно-морское чудо, содеянное союзниками? Можно с историей «блокады» Ленинграда, когда доставка по Ладожскому озеру нескольких барж с продовольствием в день – и это на расстояние в 50-80 км, а не 5 тыс. морских миль – превратилась в почти неразрешимую проблему. Можно с историей злосчастного «таллиннского перехода», когда Краснознаменный Балтийский флот на пути в 400 км из Таллинна в Ленинград, не встретив в море ни одной немецкой подводной лодки, ни одного вражеского судна класса эсминца и выше, потерял 57 % экскортируемых гражданских судов. Можно (хотя лучше этого не делать) вспомнить и историю многомесячной обороны Севастополя, когда Черноморский флот – опять же, практически не имея заслуживающего упоминания противника на море – не смог ни обеспечить бесперебойное снабжение сражающихся за город сухопутных войск, ни эвакуацию последних уцелевших защитников Севастополя (от 15 до 20 тыс. человек, в том числе не менее 5 тыс. раненых, были просто брошены на произвол врага)

↑ Ленд-лиз в СССР

Ленд-лиз в СССР – до сих пор предмет ожесточённых споров между противниками и сторонниками советской власти. Первые заявляют, что без американских поставок СССР вряд ли выиграл войну, а вторые доказывают, что поставки были незначительны и не играли особой роли в борьбе с фашизмом.

И те, и другие жестоко ошибаются.
Западная «сверхдержава» организовала масштабные поставки оружия и других товаров в страны Европы по причине того, что ВВП США был в несколько раз выше данного показателя в любой развитой европейской стране, в том числе в СССР.

В Советский Союз были ввезены сотни тысяч тонн груза. Более 12 процентов имевшихся в Красной армии танков и самолётов были американского и британского производства, а бронетранспортёры и вовсе были привозными полностью: в нашей стране такая техника ещё не производилась.

Но были у такого ленд-лиза и слабые места. Во-первых, договоры о поставках оружия и техники выполнялись не полностью. Из 800 самолётов и 1000 танков, предназначавшихся для СССР в 1941 году, было прислано всего 669 самолётов и 487 танков. Ситуация более-менее нормализовалась лишь в 1943 году.

Во-вторых, большое количество иностранной помощи Советскому Союзу не означало лучшего качества. И тут дело не только в том, что США сознательно поставляли не самую современную и лучшую свою технику, но ещё и в том, что американское военное производство вообще отставало от советского и европейского.

СССР и Германия большую часть своих производственных сил в то время вкладывали в разработку оружия, в том числе танков, вследствие чего превзошли в этом все остальные государства; поэтому на фоне советской и немецкой техники американская и даже британская часто выглядела слабой.

Более приемлемая ситуация складывалась с поставками самолётов, менее приемлемая – танков. Доля же противотанковых и зенитных орудий была совсем небольшой, поскольку у СССР было достаточно и своей подобной техники. Стрелковое оружие также поставлялось, но в абсолютно микроскопических масштабах – доля американских «стволов» в Красной Армии составляла менее 1 процента.

Миф о «четырёх процентах»

Один из самых устойчивых мифов о ленд-лизе рождается в начале холодной войны. Его автором является тогдашний председатель Госплана СССР Н. А. Вознесенский. В своей книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны», увидевшей свет в 1948 году, он утверждал, что «…если сравнить размеры поставок союзниками промышленных товаров в СССР с размерами производства промышленной продукции на социалистических предприятиях СССР за тот же период, то окажется, что удельный вес этих поставок по отношению к отечественному производству в период военной экономики составит всего лишь около 4%».


Н. А. Вознесенский. (pinterest.ru)

Вознесенский не указывает методики подсчёта. Усомниться в его цифре заставляет уже хотя бы то обстоятельство, что оценка доли поставок столь разнообразной продукции, как сырьё, продовольствие, оборудование, транспортные средства и вооружение (всего несколько сот наименований) может быть осуществлена только в пересчёте на деньги, а ввиду невозможности конвертировать тогдашний советский рубль в доллар эта задача представляется нерешаемой.

Мы имеем возможность сопоставлять лишь производственные показатели по отдельным видам продукции. Эта методика не позволит нам оценить общее соотношение поставленного по ленд-лизу и произведённого в СССР, да и представление о доле поставок отдельных видов товаров по отношению к объёму советского производства также выйдет в ряде случаев небезупречным из-за разных качественных показателей (например, октановое число автомобильного бензина западного производства было выше, чем у советского топлива, а «полуторки» и «студебеккеры», проходя по общей позиции «грузовые автомобили», чрезвычайно разнятся по целому ряду существенных показателей). Тем не менее это даёт нам некоторое представление о действительной роли ленд-лиза.

Примечания[править | править код]

  1. Mutual Aid Agreement Between the United States and the Union of Soviet Socialist Republics: June 11, 1942
  2. Leo T. Crowley, «Lend Lease» in Walter Yust, ed. 10 Eventful Years (1947) 2: 858-60; 1:520
  3. Подписан Первый протокол по ленд-лизу между СССР и США, на сумму в $1 млрд, сроком действия до 30/06/1942.
  4. The Reichstag speech of December 11, 1941: Hitler’s declaration of war against the United States,
  5. Паперно А. Л. Ленд-лиз. Тихий океан. М., 1998. С. 10
  6. Заостровцев Г. А. «Северные Конвои: Исследования, воспоминания, документы», Архангельск 1991. ч. 27
  7. http://www.redstar.ru/2006/10/26_10/3_05.html
  8. Бережков В. М. Как я стал переводчиком Сталина. М.: ДЭМ, 1993, гл. 6, стр. 336.
  9. Leo T. Crowley, «Lend Lease» in Walter Yust, ed. 10 Eventful Years (1947) 2: 858‒60; 1:520
  10. АнтиКоммунизм
  11. http://web.archive.org/web/20070927003444/http://www.kommersant.ru/k-money-old/story.asp?m_id=11241
  12. http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/6215847.stm
  13. http://taiwanjournal.nat.gov.tw/ct.asp?xItem=5601&CtNode=122
  14. http://washprofile.org/en/node/896
  15. http://leasinginfo.ru/news/print.html?new_id=384
  16. http://www.ambafrance-us.org/franceus/pacte.asp
  17. Ленд-лиз и северные конвои: обзор историографии и источников http://arcticwar.pomorsu.ru/sea/nc4/research/souprun.html

Ленд-лиз для Союза ССР

Первые грузы были отправлены в Советский Союз зимой 1941–42 гг. До места назначения они добрались очень поздно. К тому же, первая заявка от 30 июня 1941 г. оказалась удовлетворенной лишь на 0,5%. Об экспорте оружия речь пока не шла.

В июле 1941 г. экспортные поставки в страну из США оценивались всего в $ 6,5 млн ($ 110,2 или 7 069,9 млн руб. в ценах 2019 г.), к 1 октября было поставлено продукции на $ 30 млн ($ 508,5 или 32 630,445 млн руб. в новых ценах). До конца года сумма поставок составила $ 545 тыс. ($ 9 237,8 или 592 786,4 тыс. руб.). Это 0,075% от стоимости товаров, направленных странам антигитлеровской коалиции.

Рис. 2. Автомобили ленд-лиза на советской территории

За один лишь 1941 г. Советскому Союзу от Штатов и Великобритании было передано:

  • самолетов – 750,
  • танков – 501;
  • зенитных орудий – 8.

Интересная статистика! Сколько в России танков сейчас и было в прошлом.

Рис. 3. Погрузка пехотного танка «Матильда» по ленд-лизу

За первые два года войны, 1941 и 1942, из Соединенных Штатов поступило всего 7% грузов. Затем был 5-месячный перерыв, когда никаких поставок не было вообще. Объяснение этому в словах будущего президента США:

«Если мы увидим, что Германия побеждает, мы должны помогать России, а если верх будет одерживать Россия, мы должны помогать Германии, и пусть они, таким образом, убивают друг друга как можно больше» (Г. Трумэн).

Таблица 2. Оружие, поступившее в Советский Союз по ленд-лизу в 1941-1945 гг., в сравнении и объемами отечественного производства, тыс. штук

Произведено, млн шт. Поставлено, тыс. шт. Поставки в % к производству
Самолеты 0,14 18,7 13,6
Танки и САУ 0,1 10,8 10,3
Пулеметы и пистолеты 6,2 105,4 0,2
Орудия и минометы 0,8 6,9 0,8
Мины и снаряды 0,8 17,4 0,2

Кроме того, тот же источник сообщает о поставленных в Союз ССР:

  • 345,7 тыс. т взрывчатых веществ;
  • 31,9 – динамита;
  • 903 – детонаторов;
  • 123,2 – тротила;
  • 127 – пороха;
  • 107,7 – толуола;
  • 842 – химикатов.

Поступили в СССР от компаний Штатов, Канады и Великобритании порядка 50 моделей автомобилей общим количеством 312,6 тыс. штук. Самым популярных среди них стал грузовик «студебеккер». Их было получено почти 100 тыс. В Красной Армии они, да еще «джипы» составляли к 1944 г. 70% парка, чем обеспечивали ее мобильность.

Функционал «студебеккеров» этим не ограничивался. На 20 тыс. этих ленд-лизовских автомобилей были установлены знаменитые «катюши», «ЗИС-6» для этих целей использовалось всего 600 шт.

Это интересно! Как менялось в России количество грузовых автомобилей.

В номенклатуре поставок были и другие позиции, объем помощи союзников по которым был сопоставим с объемом отечественного производства, иногда даже в разы превышал его.

Таблица 3. Поставки отдельных видов промышленной продукции в сравнении с союзным производством в 1941-1945 гг.

Произведено Поставлено Поставки в % к производству
Медь, тыс. т 534 404 76
Кобальт, т 340 470 138
Алюминий, тыс. т 283 301 106
Олово, тыс. т 13 29 223
Сахар, тыс. т 995 658 66
Жиры животные, тыс. т 565 602 107
Консервы мясные, млн банок 433 2077 480

Рис. 4. Раздача продуктовых наборов, полученных в порядке помощи из Штатов

Из Штатов и Канады в СССР по ленд-лизу поставлялся практически весь ассортимент продовольственных товаров.

Таблица 4. Продовольственные поставки по программе ленд-лиза

Продукты Производство в СССР Поставки в СССР Поставки в % к отечественному производству
Мука, млн т 61,5 0,51 0,8
Крупы, млн т 3,9 0,14 3,6
Макароны, тыс. т 949,5 0,16
Растительное масло, тыс. т 1194,5 347, 54 29,0
подсолнечное х 327,6 х
льняное х 16,9 х
хлопковое х 0,27 х
кукурузное х 0,99 х
оливковое х 0,16 х
соевое х 1,6 х
Маргарин, тыс. т 172 40,65 23,6
Мясо (все виды), тыс. т 2797,5 785,4 28,1
Рыба и консервы из нее, т 4608 0,13 0,0
Сахар, тыс. т 970 483,9 49,9
Шоколад, тыс. т 307
Концентрированные супы и мясные концентраты, тыс. т 6,5
Молоко, тыс. т
сухое 48
консервированное 17,5
Яичный порошок, тыс. т 69

Основная часть поставок по ленд-лизу пришлась на годы завершения коренного перелома в Великой Отечественной войне, 1943–1944 гг. Тогда же произошли изменения в составе грузов и вооружения, они уступили промышленному и медицинскому оборудованию, транспортным средствам и продовольствию.

«…Без американских «студебеккеров»

Рассмотрим отдельные показатели. По состоянию на 22 июня 1941 года в Красной армии имелось более 270 тыс. автомобилей различных марок. За годы войны вооружённые силы получили около 450 тыс. автомобилей, при этом почти две трети (63,4%) — импортного производства, в подавляющем большинстве — американского. В результате в конце войны каждый третий автомобиль был импортным (а каждый одиннадцатый — трофейным).

По некоторым позициям американская продукция просто не имела аналогов в СССР. Например, памятные всем фронтовикам грузовики «студебеккер» и «додж ¾», практически решившие проблему подвижности артиллерии средних калибров и легендарных «Катюш» (во второй половине войны большинство реактивных установок монтировались на «студебеккерах»). То есть по одному из важнейших показателей — автомобильному парку Красной армии, обеспечивавшему выполнение таких задач, как транспортировка артиллерии, подвоз боеприпасов, эвакуация раненых и множество других, — вклад союзников на порядок весомее пресловутых «четырёх процентов».

Подтверждением этому являются слова маршала Г. К. Жукова, сказанные в неформальной обстановке: «Без американских «студебеккеров» нам не на чем было бы таскать нашу артиллерию. Да они в значительной мере вообще обеспечивали наш фронтовой транспорт». О том же (и тоже, разумеется, в неформальной обстановке) говорил и нарком внешней торговли А.И. Микоян, непосредственно отвечавший в советском руководстве за ленд-лиз: «…Или возьмём поставки автомобилей. Ведь мы получили, насколько помню, с учётом потерь в пути около 400 тысяч первоклассных по тому времени машин типа «студебеккер», «форд», легковые «виллисы» и амфибии. Вся наша армия фактически оказалась на колёсах, и каких колёсах! В результате повысилась её маневренность, и заметно возросли темпы наступления».

Подчёркивает это в своих воспоминаниях и Н.С. Хрущёв: «Почти вся наша артиллерия была на американской тяге. Как-то, уже после смерти Сталина, я предложил: «Давайте все машины, которые мы производим, дадим нашим военным, потому что просто неприлично смотреть: идёт парад, а тягачи — американские». Почти вся наша военная техника, которая стояла в ГДР, тоже была на американских «студебеккерах». Это неудобно, это для нас позор. Уже сколько лет прошло, как кончилась война, а мы всё ещё ездим на американской технике».


БМ-13 «Катюша» на базе «студебеккера». (pinterest.ru)

Критики «американской помощи» часто указывают на то, что поставки автомобилей велись крайне неравномерно: более половины приходится на последний год войны. Это действительно так, но дело здесь вовсе не в злой воле руководителей США

Транспортировка поставляемой в СССР продукции наталкивалась на большие трудности, объёмы поставок в силу этого росли постепенно, поэтому на первом этапе войны было чрезвычайно важно определить приоритеты. Эвакуация большинства советских мощностей по производству танков и самолётов на Урал, а также колоссальные потери боевой техники и боеприпасов в сражениях лета 1941-го делали первоочерёдной задачей программы ленд-лиза доставку советскому союзнику именно этих видов продукции, о чём прямо писал Иосиф Сталин Уинстону Черчиллю в сентябре 1941 года, прося последнего «обеспечить Советскому Союзу 30 тысяч тонн алюминия к началу октября с

г. и ежемесячную минимальную помощь в количестве 400 самолётов и 500 танков (малых или средних)». С наступлением в 1943 году коренного перелома в войне (отчасти как следствие выхода танковых и авиационных производственных мощностей советской промышленности на уровень, значительно превышающий предвоенный) структура потребностей СССР несколько изменилась, и вопросы мобильности войск и их своевременного снабжения вышли на первый план. Соответственно, значительно возросли поставки автомобилей и запасных частей к ним, бензина, шин и т. п. Иными словами, данная ситуация определялась запросами советского руководства и «пропускными способностями» ленд-лиза, а не какими-то иными соображениями.

Долги по ленд-лизу и их выплата[править | править код]

Сразу после войны США направили странам, получавшим помощь по ленд-лизу, предложение вернуть уцелевшую военную технику и погасить долг для получения новых кредитов. Поскольку закон о ленд-лизе предусматривал списание использованного военного оборудования и материалов, американцы настаивали на оплате только гражданских поставок: железнодорожного транспорта, электростанций, пароходов, грузовиков и прочего оборудования, находившегося у стран-получателей по состоянию на 2 сентября 1945 года.

Великобританияправить | править код

Объём долгов Великобритании перед США составил $4,33 млрд, перед Канадой — $1,19 млрд. Последний платёж в размере $83,25 млн (в пользу США) и $22,7 млн (Канада) был проведён 29 декабря .

Китайправить | править код

Долг Китая перед США за поставки по ленд-лизу составил $187 млн. С 1979 года США признали Китайскую Народную Республику единственным законным правительством Китая, а следовательно и наследником всех предыдущих договоренностей (включая поставки по ленд-лизу). Тем не менее, в 1989 году США потребовали от Тайваня (не от КНР) возврата долга по ленд-лизу . Дальнейшая судьба китайского долга не ясна.

СССР (Россия)править | править код

На переговорах 1948 г. советские представители согласились выплатить лишь незначительную сумму и встретили прогнозируемый отказ американской стороны. Переговоры 1949 г. тоже ни к чему не привели. В 1951 г. американцы дважды снижали сумму платежа, которая стала равняться $800 млн, однако советская сторона соглашалась уплатить только $300 млн. По мнению советского правительства, расчёт должен был вестись не в соответствии с реальной задолженностью, а на основе прецедента. Этим прецедентом должны были стать пропорции при определении долга между США и Великобританией, которые был закреплены ещё в марте 1946 г.

Соглашение с СССР о порядке погашения долгов по ленд-лизу было заключено лишь в 1972 году. По этому соглашению СССР обязался до 2001 г. заплатить $722 млн, включая проценты. К июлю 1973 г. были осуществлены три платежа на общую сумму $48 млн, после чего выплаты были прекращены в связи с вводом американской стороной дискриминационных мер в торговле с СССР (Поправка Джексона — Вэника). В июне 1990 г. в ходе переговоров президентов США и СССР стороны вернулись к обсуждению долга. Был установлен новый срок окончательного погашения задолженности — 2030 г., и сумма — $674 млн.

После распада СССР долг по ленд-лизу был переоформлен на Россию и постепенно погашается. Россия до сих пор (по состоянию на 2003-й год) должна США примерно $100 млн за оружие и материалы, поставленные в рамках ленд-лиза более полувека назад .

Францияправить | править код

28 мая 1946 года Франция подписала с США пакет договоров (так называемые Blum-Byrnes accords) урегулировавший французский долг за поставки по ленд-лизу в обмен на ряд торговых уступок со стороны Франции. В частности, Франция существенно увеличила квоты на показ иностранных (в первую очередь американских) фильмов на французском кинорынке.

Истребитель Bell P-39 «Аэрокобра»

На этом самолёте советский ас Александр Покрышкин одержал 48 из своих 57 воздушных побед. Успешно воевали на этом самолёте и многие другие прославленные советские лётчики: Павел Кутахов, Николай Гулаев, Григорий Речкалов и др.

У советских лётчиков «Аэрокобра» завоевала популярность благодаря двум качествам: высокой маневренности и исключительно мощному вооружению. С 37-мм и 20-мм пушками и шестью пулемётами «Аэрокобра» легко могла помериться силами с лучшими немецкими истребителями Ме-109 и FW-190. Истребители советского производства со сравнимой мощностью бортового залпа появились только к концу войны.

Лётчики союзников не любили «Аэрокобру», потому что при боях на больших высотах она уступала немецким и японским истребителям. Но на советско-германском фронте лётчики, прикрывая сухопутные войска от бомбардировщиков, завязывали бои на низких высотах, где маневренные качества «Аэрокобры» проявлялись в наилучшей мере.

Танк «Шерман»

Большинство английских и американских танков, поставленных в СССР, уступали советским аналогам по боевым характеристикам. Исключение составлял американский средний танк «Шерман», поставлявшийся с конца 1942 года. Он был в конце войны основным боевым танком сухопутных сил США. Советские бойцы также оценили его достоинства.

По своим боевым характеристикам «Шерман» был сравним с советским Т-34. При этом он обладал преимуществами в плане удобства размещения экипажа, меньшей шумностью двигателя, надёжностью приборов (их было значительно больше, чем в советских танках) и средств связи. В общем, машина для человека, тогда как к советской машине человек был расходным приложением. Попасть служить на «Шерман» (наши неофициально называли его «Эммой» от обозначения М4) в конце войны стало считаться удачей среди советских танкистов.

Победа без ленд-лиза

Мнение о том, что СССР победил бы гитлеровскую коалицию и без союзнических поставок, пусть и большей ценой и за более длительное время, широко распространено. Его неофициально высказывал А. Микоян («…без ленд-лиза мы бы наверняка ещё год-полтора лишних провоевали»), её поддерживает в своем фундаментальном исследовании «Экономическая история России: ХХ век» известный экономист Р. Белоусов («Если бы этой помощи не было, наши жертвы были бы ещё большими. Безусловно, она укоротила дорогу к Победе. Но, наверное, следует добавить: Россия всё равно бы выиграла Отечественную войну, поскольку она опиралась на более мощные объективные факторы, чем гитлеровская Германия.») и упоминавшийся выше современный исследователь М. Барятинский («Да, можно было обойтись без ленд-лиза, но тогда война действительно продлилась бы дольше, и потеряли бы мы на несколько миллионов человек больше. Но этого не произошло — такова была цена союзнической помощи.»).

Есть, впрочем, и иная точка зрения. В донесении главы КГБ Семичастного Хрущёву приводятся такие слова опального маршала Жукова: «Вот сейчас говорят, что союзники никогда нам не помогали… Но ведь нельзя отрицать, что американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну».

Позднее Хрущёв, сам оказавшийся в опале, в своих воспоминаниях свидетельствовал: «Прежде всего хочу сказать о словах Сталина, которые он несколько раз повторял, когда мы вели между собой «вольные беседы». Он прямо говорил, что если бы США нам не помогли, то мы бы эту войну не выиграли: один на один с гитлеровской Германией мы не выдержали бы её натиска и проиграли войну. Этой темы официально у нас никто не затрагивал, и Сталин нигде, я думаю, не оставил письменных следов своего мнения, но я заявляю тут, что он несколько раз в разговорах со мной отмечал это обстоятельство». При этом сам Хрущёв солидаризируется с этой точкой зрения: «Одним словом, надо честно признать вклад наших союзников в разгром Гитлера. Нельзя хвастать: вот мы шашки вынули и победили, а они пришли к шапочному разбору. Такая точка зрения верна, если рассматривать лишь вклад союзников с точки зрения высадки десантников, то есть непосредственного участия американских и английских войск в борьбе против Германии на Европейском континенте. Тут будет верно. Но техника и материалы, которыми они помогали нам, — другой вопрос. Если бы они не помогали, то мы бы не победили, не выиграли эту войну, потому что понесли слишком большие потери в первые дни войны».

Арктический конвой. (sevmash.defence.ru)

Представляется, что этот спор, пусть и чрезвычайно интересный с точки зрения историка, не имеет большого практического значения. Но что имеет колоссальное значение, так это официальное и недвусмысленное признание того значения, которое имела во время войны помощь союзников. И, конечно же, в России эта память должна быть увековечена — у нас нет ни одного музея. Есть два памятника: небольшая плита высотой не более человеческого роста в Мурманске и большой — три фигуры советского, британского и американского моряка — в Петербурге. В Соломбале и Петербурге есть два закладных камня, во Владивостоке — мемориальная табличка. И всё.