Суть земельного закона братьев гракхов

Тиберий Гракх

Тиберий Гракх еще восемнадцатилетним юношей участвовал в штурме Карфагена (146) под начальством своего двоюродного брата и отличился тогда храбростью. В должности квестора он участвовал и в испанской войне, которую его двоюродный брат окончил взятием Нуманции. Проезжая из Испании через Этрурию, Тиберий был поражен видом страны, где почти совсем исчезло мелкое землевладение, а поля крупных землевладельцев обрабатывались толпами рабов.

В 133 г. народ выбрал Тиберия в трибуны, и он не замедлил внести в народное собрание предложение о возобновлении старых, изданных за два слишком века перед тем законов Лициния и Секстия, насколько они касались владения землею. Прежний аграрный закон пришел в забвение главным образом потому, что не было такого учреждения, которое следило бы за его исполнением, и государственные земли были все расхищены знатью. Тиберий Гракх предложил, чтобы никто не мог владеть из государственной земли участками более 500 югеров, да по 250 югеров на каждого взрослого сына, отобранные же в казну земли должны были быть разбиты на участки в 30 югеров для раздачи беднейшим гражданам и частью союзникам на правах вечной неотчуждаемой аренды. Для заведования этою сложною операцией Тиберий Гракх предложил учредить особую комиссию из трех лиц (triumviri agris dandis assignandis).

Эти предложения встретили протест со стороны товарища Тиберия Гракха по трибунату, Марка Октавия, который произнес свое «veto». Тогда Тиберий, вместо того, чтобы отложить дело до следующего года, решился пустить в ход небывалую меру, лишавшую сан трибуна прежней неприкосновенности. Именно он спросил народ, может ли оставаться трибуном человек, который действует против народных интересов. Когда 17 триб из 35 высказались в смысле, благоприятном для Тиберия, и уже видно было, что большинство будет за него, он приостановил дальнейшее голосование, чтобы предложить Октавию взять свое «veto» назад, но тот стоял на своем. Тогда голосование было окончено, Октавий силою удален со скамьи трибунов, и предложения трибуна-реформатора приняты.

В комиссию «триумвиров по распределению земель» были выбраны оба брата Гракхи и тесть старшего из них, Аппий Клавдий. Этой комиссии предстояла очень трудная задача ввиду крайней запутанности вопроса о том, какие земли были частные, какие государственные, и потому дело быстро двигаться не могло. Для доставления новым землевладельцам средств, необходимых при первом обзаведении хозяйством, Тиберий Гракх предложил еще народу разделить между ними казну пергамского царя Аттала, который умер в это время, завещав все свое царство римскому народу.

Для завершения реформы трибун считал нужным быть переизбранными вновь, что законом запрещалось. Сенат и знать смотрели с крайним неудовольствием на деятельность смелого реформатора, и, опасаясь за свою жизнь, он стал показываться на площади не иначе, как в сопровождении тысячной толпы.

Реформы Гракхов. Видеоурок

Наконец наступили выборы 132 г., и Тиберий Гракх решился в случае надобности силою устранить из собрания сторонников знати, но те его предупредили. Когда он в бурном народном собрании сделал жест, показывавший, что его голове грозит опасность, сенаторы истолковали это в смысле предложения народу возложить на его голову царскую диадему и потребовали смерти изменника. Вооружившись, чем попало, оптиматы ворвались на форум и убили трибуна и с ним триста его приверженцев.

Две основные проблемы демократии

К 90 году до н. э. Римское государство включало всю Италию и побережье почти всего Средиземного моря, примерно треть современной Испании, южную Галлию, Грецию и Македонию, треть Малой Азии.

Территория Римского государства простиралась с запада на восток почти на две с половиной тысячи километров, с севера на юг — больше чем на тысячу километров. При этом Земля была субъективно намного, в десятки раз больше, чем в наши дни. Ведь даже по великолепным римским дорогам, безопасным и удобным, из конца в конец Римского государства ехать нужно было неделями и месяцами.

На громадной территории Рима жило не меньше 25 или 30 миллионов человек. Из них римскими гражданами было исчезающее меньшинство. В 135 году до н. э. — 370 933. В 132 году до н. э. цензоры насчитали 317 823 гражданина, «не считая вдов и сирот».

Но и эти 1-2% населения Римского государства оказались разбросаны на колоссальных для того времени пространствах.

Вот и первая проблема демократии: 90% римских граждан при самом пылком желании не могли бы собраться на форуме.

Во-первых, они не смогли бы регулярно добираться до форума. Даже с севера Италии, из-за реки По, или с юга, из Самниума, до Рима было не час времени полета на самолете, и не несколько часов езды на поезде или автомобиле, а несколько дней езды на лошадях или чуть меньше — пешего пути.

Во-вторых, они просто не поместились бы на форуме.

В-третьих, даже если бы эти полчища ухитрились собраться в окрестностях Рима, как бы они выбирали магистратов и каким способом принимали бы решения? Колоссальное скопище граждан неизбежно превратилось бы в толпу, в безумное стадо, из которого 90% просто не услышало бы никаких, даже самых разумных, речей.

Первая проблема демократии в том, что она хорошо работает, пока выбирают лично знакомых. Уже 40 тысяч афинских граждан оказались во власти людей, которых греки называли демагогами. Извращая факты, идя на явную ложь и подтасовки, демагоги («заговариватели демоса») играли на самых низких и темных инстинктах, на предрассудках толпы. Демократия тонула в склоках и безответственной болтовне.

Кстати, эта проблема не решена до сих пор. Всеобщее избирательное право и система представительства — не более чем фиктивное решение, которое на самом деле ничего не дает.

«Братья Тиберий и Гай Гракхи». Эжен Гийома, 1853 г.

Парламентская демократия во всех ее формах состоит в том, что граждане выбирают тех, кто им неизвестен. Они выбирают не людей, а политические программы? Но и о людях, и о программах они судят по тому, что им сообщает пресса. Программы даже хуже, потому что бумага все терпит, а разбираться в этих программах чаще всего трудно без специальной подготовки. Мне наверняка возразят, приводя в пример Британию. Но в XVII веке население Британии составляло не более 4.5 миллиона людей, в конце 18 века — меньше 10 млн. Гражданами, имеющими право выбирать, было всего 2% населения. В середине XVII века их было, по одним данным, около 100 тысяч человек, по другим — около 60 тысяч.

Число тех, кто мог быть избран, благодаря высокому имущественному цензу было еще меньше — не более 20 тысяч потенциальных членов палаты общин. Система потому и работала, что избиратели и избираемые знали друг друга ЛИЧНО. А в XX веке, когда избирателями стали почти все англичане, Уинстон Черчилль сказал цинично, но справедливо: «Лучший аргумент против демократии — пятиминутный разговор со средним избирателем».

Рим несравненно демократичнее Британии XVIII века, но и перед ним ПЕРВАЯ проблема демократии встала во весь рост.

ВТОРАЯ проблема демократии состоит в том, что община граждан неизбежно расслаивается на богатых и бедных. На каком-то этапе обязательно оказывается, что фактически государство находится не в руках «народа», то есть общины примерно равных по имуществу людей, а в руках кучки представителей богатейших кланов. Эти сверхбогачи могут вести реальную политику, не оглядываясь на остальных… что и делают.

Как Гай Гракх продолжил дело брата

В 123 году до нашей эры Гай Гракх стал народным трибуном. Он решил возобновить закон своего брата. Учитывая трудность борьбы, Гай хотел расширить социальную опору своих реформ. Для этого он провел закон о передаче судов в руки сословия всадников, которое в то время занималось коммерцией и было достаточно богато, но не обладало значимыми инструментами политического влияния. Раньше суды находились под контролем сенаторов. Гай хотел привлечь на свою сторону и городской плебс. Он предложил продавать хлеб этой части населения по ценам ниже рыночных и организовал работы по строительству новых дорог. Для защиты мелких землевладельцев Гай возобновил деятельность аграрной комиссии и выдвинул инициативу по выселению колоний для обеспечения переселенцев участками. Реформы вызвали противодействие со стороны крупных земельных собственников. Противостояние опять вылилось в вооруженную борьбу на улицах, которая оказалась дольше и масштабнее, чем при Тиберии. В результате Гай тоже был убит, а реформы братьев Гракхов откатили назад.

Особенности римских демагогов

История братьев Гракхов — это вовсе не история бедняков-демократов в борьбе с богачами и знатью. Это история богатых аристократов, которые попытались захватить власть в Римском государстве.

Как и греческие демагоги, они пользуются тем, что большинство избирателей их лично не знают. Они играют на примитивных инстинктах, жадности, невежестве, слабой информированности людей. Но в Риме демагоги действуют в гражданской общине, численность которой стремительно растет.

Поэтому демагоги всячески стараются работать с новыми гражданами и расширять число граждан. Второе отличие римских демагогов от греческих — это очень солидные люди. В их числе даже такая знаменитость, как Аппий Клавдий. Видимо, перспектива захвата власти была реальной и соблазнительной.

Третье: Гракхи сделались предшественниками огромного числа политиков разных европейских стран из числа тех, кого называют популистами, фашистами, авторитаристами. Суть их политики — опора на широкие массы, оттеснение от власти знатных и богатых, утверждение своей личной диктатуры и бюрократии своих сторонников.

Так «боролись за демократию» Наполеон и Муссолини, Кромвель и Троцкий, Борджиа и Гитлер.

Все они перед тем, как стать тиранами, сделались демагогами — заговаривателями народа, болтунами и вралями.

Братья Гракхи были первыми; они только сделали первые неуклюжие шаги в эту сторону. Это демагоги, которые не сумели стать тиранами.

Поделиться ссылкой

Тиберий

Тиберий родился в 168 или 163 году до нашей эры. Н.э. , плебейский трибун в 133 г. до н.э. AD представляет предлагаемый аграрный закон, известный как Rogatio Sempronia ( -133 ), который принимает принцип анадасмоса , предусматривая ограничение права индивидуального владения и перераспределение мелиорированной земли среди бедных граждан.

Это предложение противоречит интересам сенаторов, которые выступают против этого закона и покупают другого плебейского трибуна, Октавия, чтобы тот воспользовался своим заступничеством (правом вето). Тиберий призывает людей убрать Октавия первым, и закон принят.

Тиберий представляет себя на втором трибунате летом 133 г. до н. Э. Н.э., за год 132; в этом новом мандате ему отказано. Он решает оказать давление на собрание с помощью некоторых сторонников. Вспыхивает бунт, возглавляемый великим понтификом Сципионом Насикой , в результате которого Тиберий убит вместе с 300 его сторонниками. Тело Тиберия будет брошено в Тибр.

Популяры и оптиматы

Борьба между группами единомышленников есть во всех демократиях. В Риме сложились непрочные, все время менявшие свои границы объединения оптиматов (от optimus — «наилучший») и популяров (от populus — «народ»).

Считается, что популяры выражали интересы широких слоев народа, а оптиматы — в основном нобилитета и всадников. С тем же успехом можно сказать, что оптиматы были сторонниками стабильности, а популяры — быстрых изменений.

Теодор Моммзен называл оптиматов и популяров политическими партиями. Вслед за ним так считали и большинство ученых, которые хотели видеть в Риме такую же политическую борьбу, как в Европе XIX-XX веков.

Во второй половине XX века оптиматами и популярами называют скорее непрочные союзы единомышленников. Причем кто тут оптимат, кто популяр, решалось в каждой политической ситуации каждый раз особо.

Со 133 года до н. э. и до диктатуры Юлия Цезаря идут споры о том, кто именно может и должен иметь гражданские права и участвовать в управлении.

В отличие от популяров оптиматы стремились упрочить аристократический способ правления, ограничить земельную собственность в руках крупных землевладельцов, ограничить гражданские свободы низших слоев населения и препятствовали распространению римских прав гражданства на латинян, италиков и других союзников.

«Корнелия – одна из благороднейших римлянок,
дочь Сципиона Африканского Старшего,
жена Семпрония Гракха, мать Гракхов».
Ангелика Кауфман, 1800 г.
Изображен легендарный эпизод: когда ее спросили,
где ее украшения, она отвечала,
указывая на сыновей: «Вот мое украшение».

Исправление ошибок — судебная и аграрная реформы

Продолжением истории стало выдвижение кандидатуры брата Тиберия — Гая Гракха — на трибунских выборах через 10 лет. Он продолжил земельные преобразования, только теперь старался учитывать интересы других сословий.

Он провел судебную реформу для всадников, которые стали отныне руководить множеством судов и иметь значительную власть над наместниками провинций.

И согласно одному из законов Гая, хлеб для римских бедняков должен был продаваться по самым низкими ценам. По указу Гая, за пределами Италии создавались римские колонии, в результате которых крестьяне улучшали свое положение, покидая родину и получая на чужбине землю.

Но сенат не устраивала чрезмерная активность народного трибуна, и в частности — деятельность Гракха. В третий раз Гай так и не был избран. Это послужило тому, что сторонники реформ Гая стали организовывать отряды, вооруженые против его врагов.

Это вылилось в открытое противостояние между сенаторами и последователями Гракха. В результе битвы три тысячи сторонников Гая были убиты, в том числе и сам Гракх. К сожалению, обнищение крестьян продолжалось, а многочисленные земельные реформы братьев Гракх потерпели поражение. 

Закон об италиках

По предложенному Гаем закону о даровании прав римского гражданства союзникам (lex de civitate sociis danda) гражданами могли стать не менее 2-3 миллиона человек; прежние граждане (300-400 тысяч) буквально утонули бы в этом море.

Римляне прекрасно видели, что даже и на эти 400 тысяч завоеванных благ не хватает. Консул Гай Фанний выступил на форуме: «Неужели вы не понимаете, — говорил он, — Что, даровав италикам гражданские права, вы тем самым ограбите сами себя? Не надейтесь, что после этого вы будете занимать в цирках и амфитеатрах те же места, что и сегодня! Ведь эти люди заполнят весь город, на их долю достанется весь хлеб при раздачах, а вы ничего не получите».

Италики хлынули в Рим, чтобы поддержать Гая Гракха. Консул Гай Фанний предложил не пускать в Рим италиков, а уже проникших в город выслать силой. Гай обещал помочь изгоняемым италикам, но выполнить обещания не смог: римские граждане подчинялись не ему, а Фаннию.

Рассказывая о борьбе «демократов» Гракхов с жадными аристократами, современные демагоги от истории не любят упоминать об этом законе: становится слишком очевидно, что Гай Гракх пытается любой ценой обеспечить себе социальную опору — неважно, в чьем именно лице и какой ценой. Для этого он и раздает несбыточные обещания, и создает слой обязанных лично ему новых землевладельцев

Стань новых колонистов не 100, а 300 тысяч человек, и Гай захватил бы любую власть. Оказалось, что это невозможно, и Гай попытался мгновенно увеличить число римских граждан в четыре или в пять раз. Осуществись этот план, и Гай легко мог бы стать диктатором или царем.

«Братья Гракхи в детстве: Тиберий и Гай с матерью Корнелией Африканской Младшей» (гравюра). Гамело, 1892 г.

Гай Гракх

Трибун погиб, но начатое им дело продолжала созданная им комиссия, в которой энергично работал его младший брат и которая успела создать в Италии до восьмидесяти тысяч крестьянских участков. Скоро, однако, дело затормозилось, потому что постановление приговоров по разбору вопроса о правах владельцев на их земли было отнято у триумвиров и передано цензорской власти. Впрочем, в то же время демократическая партия выиграла от проведения закона, дозволявшего переизбирать трибунов на новый срок. В 123 г. трибуном сделался Гай Гракх, поставивший своей задачею отомстить за смерть брата.

Это был человек, отличавшейся храбростью на войне и несравненным красноречием в народных собраниях, вместе с тем человек широкого образования и громадного политического таланта, но крайне страстный, не умевший сдерживать свой гнев и свои мстительные чувства. В борьбе с сенаторскою знатью он сознательно опирался на пролетариат и на сословие всадников. Первый он привлек на свою сторону хлебным законом (lex frumentaria), по которому беднейшие граждане, жившие в Риме, могли получать хлеб из государственных запасов за половину самой низкой рыночной цены. Следствием этого было скопление в Риме громадного числа пролетариев, смотревших на Гая Гракха, как на своего благодетеля.

Всадников трибун расположил к себе законом, передававшим в руки их сословия право быть присяжными судьями по делам о вымогательствах – право, которое принадлежало прежде сенаторам. Кроме того, он предпринял другие меры, клонившиеся к уврачеванию зол государства или к ослаблению политического могущества знати. Вопреки существовавшим раньше законам и обычаям Гай Гракх окончательно решал в народном собрании дела, подлежавшие ведению сената, основывал новые колонии и притом вне Италии, устанавливал налоги и способ их взимания откупщиками (именно в «Азии») и т. п. Народное собрание принимало все его предложения, и сам Гай Гракх, переизбранный в трибуны в 122 г., стал сосредоточивать в своих руках разные должности, что тоже было новостью в римской республике и в сущности вело за собою установление единовластия. Он был и трибуном, и триумвиром по распределению земель, главным устроителем новых колоний, и начальником общественных работ, предпринятых им для проведения хороших дорог в Италии.

Быть может, Гай Гракх и удержался бы в занятом им положении своего рода единоличного главы государства (подобного Периклу в Афинах), если бы своими широкими планами не вооружил против себя даже своих сторонников. Именно: он внес закон о распространении прав гражданства на союзников (lex de civitate sociis danda), которые тяготились своим положением (это было за 30 лет до Союзнической войны) и в качестве новых римских граждан только усилили бы демократию. Но граждане не хотели делиться с кем‑либо своими правами и соединенными с ними выгодами. Сенат, всадники, пролетариат, все соединились против этого предложения, и сопротивление ему со стороны трибуна Ливия Друза было поддержано народным собранием.

Знать воспользовалась этим и внушила Ливию Друзу мысль делать народу еще более заманчивые предложения,чем те, которые создали популярность Гая Гракха (освобождение земельных наделов от оброка и даже объявление их полною собственностью, замена заморских колоний колониями в самой Италии и т. п.). В 121 г. Гай Гракх уже не был выбран в трибуны. Оптиматы искали теперь лишь предлога, чтобы погубить своего врага. Жрецы обвиняли его в оскорблении религии ввиду того, что он задумал устроить колонию на месте разрушенного Карфагена, преданном вечному проклятию.

Произошло бурное народное собрание, перед которым один раздраженный популяр убил за дерзость ликтора во время консульского жертвоприношения, а сам Гай Гракх неосторожно прервал речь трибуна, что строжайшим образом было запрещено законом. Консулы потребовали Гая Гракха к суду, но он удалился на Авентин, куда собралась и вооруженная толпа ею приверженцев

Дело кончилось свалкой, во время и после которой погибло до трех тысяч популяров и в их числе сам Гай Гракх (121).

Заговор против Тиберия Гракха

Однако представители знатных родов не хотели расставаться с уже присоединенными территориями. Они выступили против законопроекта. Другой народный трибун, как можно предполагать под их влиянием, наложил вето на инициативу Тиберия. Однако он продолжал бороться за проведение своего закона. Аграрная комиссия во главе с ним энергично проводила деятельность по проверке и конфискации излишков земли. Гракх собирался выдвинуть свою кандидатуру на должность народного трибуна и на следующий год. В результате во время уличного противостояния между сторонниками и противниками Тиберия, он был убит.

Вдохновение

Псевдоним

  • Гракх Бабеф , настоящее имя которого Франсуа Ноэль Бабеф, взял этот псевдоним из-за социальных реформ, предпринятых Гракхами.
  • Жюльен Грак , настоящее имя которого Луи Пуарье, взял этот псевдоним в связи с Жюльеном Сорелем и Граксами.
  • Созданная во время президентской кампании 2007 года во Франции неофициальная группа бывших высокопоставленных социалистических чиновников подписалась под псевдонимом Les Gracques .

Интерпретация Макиавелли

В главе IX в Принце , Николас Макиавелли устанавливает , как правило , о том , что князь должен жить не только среди своих подданных, но и установить свою власть над ними. Однако во времена опасности люди склонны отступать от своих привычек и обычаев, а также от тех, кто их носит (магистратов). Новый принц, плохо обосновавший свою зарождающуюся власть, рисковал быть оставленным своими подданными. «Посмотрите, как Гракхи, какими бы хорошими они ни были трибуны, не могли рассчитывать на то, что народ защитит их от сенаторов» , — говорит Макиавелли.

Семья Семпрониев Гракхов

Братья Тиберий и Гай Семпроний Гракхи происходили из старого и богатого плебейского рода Семпрониев. Их отец, – носивший имя Тиберия Семпрония Гракха, как и старший сын, – был консулом и цензором, а мать Корнелия, дочерью Сципиона Африканского Старшего. Это была женщина весьма умная и образованная, вполне разделявшая культурные интересы своего отца и всего кружка Сципионов. Сципион Африканский Младший приходился ей племянником, а среди людей, которые его окружали, многие хорошо понимали необходимость внутренней реформы, хотя и не знали, как взяться за дело.

Корнелия воспитывала своих двух сыновей и дочь, вышедшую замуж за своего двоюродного брата Сципиона, в уважении к образованию и великим подвигам предков. Братья Гракхи были большими поклонниками греческой литературы и сторонниками реформ. Старший из них был женат на дочери сенатора Аппия Клавдия, который, несмотря на происхождение свое из древнего патрицианского рода, когда-то славившегося особым упорством в борьбе с плебеями, считал реформу необходимою и выражал неудовольствие на то, что Сципион отказался от мысли об её проведении.

Братья Гракхи. Скульптура Э. Гильома, XIX век

Младший Гракх тоже был женат на дочери важного лица, именно главного понтифика (Публия Красса Муциана), равным образом сочувствовавшего мысли о поднятии крестьянства из его упадка. Таким образом, у обоих братьев были очень влиятельные связи, подкреплявшие их собственную знатность, и притом это были как раз связи с людьми, стоявшими за необходимость внутренних реформ

Литература

• Плутарх Избранные жизнеописания / Пер. под ред. С. Я. Лурье. — Мн.: Беларусь, 1995. — 543 с.

• Плутарх Сравнительные жизеонеписания. В 3 т. / Пер. под ред. М. Е. Грабарь-Пассек и С. П. Маркиша. — Т. 2. — М.: Изд-во АН СССР, 1963. — 546 с.

• Тит Ливий История Рима от основания Города. В 3 т. / Сост., комм. Ф. А. Михайловский, В. М. Смирин. — Т. 3. — М.: Ладомир, 2002. — 797 с.

• Лапырёнок Р. В. Образ реформатора-демократа в античной литературе: Тиберий Гракх // Народ и демократия в древности / Отв. ред. В. В. Дементьева. — Ярославль, 2011. — С. 189—193.

• Лапырёнок Р. В., Сморчков А. М. Кризис 129 г. до н.э. и судьба аграрной реформы Тиберия Гракха // Вестник древней истории. — 2014. — № 3. — С. 47—58.

• Моммзен.Т. История Рима. — Т. 2: кн. III (продолжение), кн. IV. — Ростов-на-Дону: Феникс; М.: Зевс, 1997. — С. 325—344.

• Мякин Т. Г. Гракхи и народ (к идеологии гракханского движения). Статья первая // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. — 2008. — Т. 7, вып. 1: История. — С. 9–24.

• Немировский А.И.История древнего мира. Античность. — М.: Русь-Олимп, 2007. — С. 519—525.

• Нечай Ф.М. Рим и италики. — Мн.: Издательство Министерства высшего, среднего специального и профессионального образования БССР, 1963. — 194 с.

• Сергеенко М.Е. Земельная реформа Тиберия Гракха и рассказ Аппиана // Вестник древней истории. — 1958 — № 2. — С. 150—155.

• Сергеенко М. Е. Три версии в Плутарховой биографии Тиберия Гракха // Вестник древней истории. — 1956. — № 1. — С. 47-49.

Луций Анней Флор. Эпитомы // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 99—190.

• Аппиан Александрийский. Римская история. — М.: Ладомир, 2002.

• Апулей. Апология // Апология. Метаморфозы. Флориды. — М.: Наука, 1993. — С. 7—97.

• Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2007. — 308 с.

• Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб., 1772. — Т. 2. — 520 с.

• Гай Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 11—98.

• Авл Геллий. Аттические ночи. Книги 1—10. — СПб.: Издательский центр «Гуманитарная академия», 2007. — 480 с.

• Авл Геллий. Аттические ночи. Книги 11—20. — СПб.: Издательский центр «Гуманитарная академия», 2008. — 448 с.

• Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Сайт «Симпосий». Дата обращения 27 октября 2015.

• Дион Кассий. Римская история. Дата обращения 9 июня 2017.

• Публий Корнелий Тацит. Анналы // Тацит. Сочинения. — СПб.: Наука, 1993. — С. 7—312.

• Публий Корнелий Тацит. Диалог об ораторах // Сочинения. — СПб.: Наука, 1993. — С. 356—384.

• Тит Ливий. История Рима от основания города. — М.: Наука, 1994. — Т. 3. — 576 с.

• Макиавелли Н. Государь. — М.: Азбука, 2017. — 345 с.

• Макробий. Сатурналии. — М.: Кругъ, 2013. — 810 с.

• Павел Орозий. История против язычников. — СПб.: Издательство Олега Абышко, 2004. — 544 с.

• Плиний Старший. Естественная история. Дата обращения 4 июня 2017.

• Плутарх. Сравнительные жизнеописания. — М.: Наука, 1994. — Т. 2. — 672 с.

• Гай Саллюстий Крисп. Югуртинская война // Цезарь. Саллюстий. — М.: Ладомир, 2001. — С. 488—570.

• Страбон. География. — М.: Ладомир, 1994. — 944 с.

• Марк Туллий Цицерон. Брут // Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — С. 253—328.

• Марк Туллий Цицерон. О государстве // Диалоги. — М.: Наука, 1966. — С. 7—88.

• Бартошек М. Римское право. Понятия, термины, определения. — М.: Юридическая литература, 1989. — 448 с.

• Бобровникова Т. Повседневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. — М.: Молодая гвардия, 2001. — 493 с.

• Брабич В. Квестор Тиберий Семпроний Гракх и его денарии // Вестник древней истории. — 1959. — № 1. — С. 128—129.

• Бугаева Н. Заговор Катилины в «Бревиарии от основания города» Евтропия // Аристей. Классическая филология и античная история. — 2010. — С. 78—101.

• Вебер М. Аграрная история древнего мира. — М.: Канон-пресс, Кучково поле, 2001. — 557 с.

• Заборовский Я. Римский форум и аграрная реформа Тиберия Гракха // Из истории античного общества. — 1986. — С. 65—77.
• Историография античной истории. — М.: Высшая школа, 1980.

• История римской литературы. — М.: Издательство АН СССР, 1959. — Т. 1. — 534 с.

• Кирюшов Д. Аграрная политика Гая Гракха // Мнемон. — 2008. — № 7. — С. 197—209.