Толстовское племя

III

В ноябре 1910 года была издана открытка с портретом Л. Н. Толстого и датой его смерти. На обратной стороне открытки была напечатана телеграмма, посланная студентами Петербургского университета в Ясную Поляну на имя В. Г. Черткова, в которой говорилось: «Студенты С.-Петербургского университета, глубоко потрясенные и опечаленные смертью великого писателя и мятежного духом мыслителя Л. Н. Толстого, сливают свое горе с горем России и всего мира… не побежденный в поединке со светским и церковым официальным миром, ушел он, оставив нам вечную память о своей борьбе с неправдой современного социального уклада».

Петербургский комитет по делам печати наложил арест на открытки, запретив их продажу, как призывающие к протесту и антиправительственным выступлениям («Комсомольская правда», 1960, 19 ноября).

Решение покинуть Ясную Поляну

В последние годы жизни у Толстого резко ухудшились отношения с супругой. Он скрывал от жены свои дневниковые записи, а также принял решение отказаться от авторских прав на свои произведения. В конце октября 1910 года, примерно за месяц до смерти, литератор решил уехать на новое место – на юг России, чтобы жить там вдали от роскаши, мирской суеты и подготовить свое тело и душу к последнему пути. Оставив прощальную записку супруге, писатель ночью тайно уехал в сопровождении своего лечащего врача Маковицкого.

Точного плана дейсвий у него не было. Решили вначале посетить Шамардинский монастырь, где жила сестра писателя Мария. Дорога была тяжелой, поэтому пришлось остановиться на ночь в Оптиной пустыни, где Толстой разговаривал с отцом Михаилом.

В Шамардино Лев Николаевич встретился с сетрой, и немного позже туда же тайно приехала его дочь Александра, и сообщила, что мать (Софья Андреевна) пыталась покончить с собой, бросившись в пруд. Также она сказала, что место пребывания Льва Николаевича, вероятно, многим известно.

Старик запаниковал и спешно уехал вместе с дочерью и врачом обратно в Козельск. Там сел на поезд, чтобы ехать дальше на юг, но добрался только до Рязанской губернии. У писателя неожиданно поднялась высокая температура, и медики приняли решение снять его с поезда для дальнейшего лечения.

Ссора с женой

Отношения с супругой у Льва Николаевича к этому времени были уже серьезно осложнены. Известно, что Софья Андреевна, прожившая с Толстым в браке, который длился 48 лет, была ему хорошей женой. Она родила Толстому 13 детей, всегда исключительно нежно и внимательно выполняла материнские обязанности, занималась переписыванием и подготовкой рукописей мужа к печати, образцово вела хозяйство. Однако, к 1910 году отношения Толстого с женой до крайности обострились. У Софьи Андреевны начались истерические припадки, во время которых она просто не владела собой. Летом 1910 года в Ясную Поляну были приглашены психиатр профессор Россолимо и хороший врач Никитин, знавший Софью Андреевну давно. После двухдневных исследований и наблюдений, они установили диагноз «дегенеративной двойной конституции: паранойяльной и истерической, с преобладанием первой».

Разумеется, тяжелое расстройство не могло возникнуть на пустом месте. Причиной ему были идеи Льва Николаевича. Стремление писателя быть проще и ближе к народу, его манеру одеваться в крестьянскую одежду, его вегетарианство и прочее Софья Андреевна терпела. Однако, когда Толстой объявил о намерении отказаться от авторских прав на свои сочинения, созданные после 1881 года, его жена восстала. Ведь отказ от авторских прав означал отказ от гонораров за публикации, которые были очень и очень значительными. Толстой желал спасти мир, приведя все человечество к более правильной, честной и чистой жизни. Софья Андреевна таких больших задач перед собой не ставила, она лишь желала дать детям надлежащее образование и обеспечить им достойное будущее. Впервые о своем желании отказаться от авторских прав Толстой заявил в 1895 году. Тогда же он изложил в дневнике свою волю на случай смерти. Он обращался к детям с просьбой так же отказаться от наследования авторского права: «Сделаете это — хорошо. Хорошо это будет и для вас; не сделаете — это ваше дело. Значит, вы не готовы это сделать. То, что сочинения мои продавались эти последние 10 лет, было самым тяжелым для меня делом жизни». Как видим, первоначально Толстой просто советовал детям поступить таким образом. Однако, у Софьи Андреевны были основания полагать, что со временем эта мысль может быть сформулирована именно как последняя воля. В этом ее укрепляло все растущее влияние на мужа со стороны его друга и лидера толстовства, как общественного движения В. Г. Черткова.

В своем дневнике Софья Андреевна напишет 10 октября 1902 года: «Отдать сочинения Льва Николаевича в общую собственность я считаю и дурным и бессмысленным. Я люблю свою семью и желаю ей лучшего благосостояния, а передав сочинения в общественное достояние, — мы наградили бы богатые фирмы издательские…».

В доме начался настоящий кошмар. Несчастная супруга гениального писателя утратила всякий контроль над собой. Она подслушивала и подглядывала, старалась не выпускать мужа из виду ни на минуту, рылась в его бумагах, стараясь найти завещание, в котором Толстой лишает своих наследников авторских прав на его книги. Все это сопровождалось истериками, падениями на пол, демонстративными суицидальными попытками.

Последней каплей стал такой эпизод: Лев Николаевич проснулся в ночь с 27 на 28 октября 1910 года и услышал, как жена роется в его кабинете, в надежде отыскать «тайное завещание».

В ту же ночь, дождавшись, когда Софья Андреевна, наконец, уйдет к себе, Толстой покинул дом.

Враг Льва Толстого №2Семья

Семейная жизнь Льва Толстого противоречива. С одной стороны, после женитьбы на Софье Берс в 1861 г. писатель остепенился. 48 лет они прожили в браке, семь детей стали началом огромного клана потомков Льва Николаевича, рассеявшегося по всему миру. Первые десятилетия после женитьбы Лев и Софья жили в полной гармонии, заботились о доме и поместьях, растили детей — обычная жизнь состоятельных, благопристойных дворян. Именно тогда Толстой написал «Войну и мир» и «Анну Каренину».

С другой стороны, уже в первые дни супружеской жизни Толстой подложил под нее бомбу замедленного действия. Решив, что необходимо быть честным до конца, он показал жене свои дневники, где описывал многочисленные любовные увлечения. Софья Андреевна пришла в ужас, особенно обнаружив в дневнике Толстого одну из яснополянских крестьянок, в которую ее муж ранее «был влюблен, как никогда в жизни». «Мне кажется, я когда-нибудь себя хвачу от ревности. Влюблен, как никогда. И просто баба, толстая, белая — ужасно», — писала жена писателя в собственном дневнике. Прочтя его, понимаешь: быть женой Толстого было почти невыносимо.

Дело не только в прошлом графа. Начиная с конца 1870-х – начала 1880-х гг. Толстой все больше проникался мыслями о том, что любая собственность — зло, от которого нужно избавляться, строит проекты избавления от всех богатств. У Софьи Андреевны, которой приходится заботиться о детях и хозяйстве, такие взгляды не нашли понимания: замечательно думать о нестяжательстве, переложив все дела на жену! Супруги сохраняли верность друг другу и жена по-прежнему помогала Толстому, но пропасть между ними растет.

Как поясняет Павел Басинский, писатель и биограф Льва Толстого, в конце 1880-х конфликт особенно обострился с появлением в жизни писателя верного ученика Владимира Черткова. Богатый дворянин, он пропагандировал учение Толстого, помогал переводить и публиковать за границей духовные произведения писателя («Исповедь», «Моя вера» и т.д.). Чертков постепенно стал правой рукой Толстого, кем-то вроде менеджера, к тому же очень близким человеком.

«С определенного момента Чертков вступает в очень жесткий конфликт с Софьей Андре­евной. Она не желает отдавать своего мужа, считает, что Лев Николаевич еще и отец большого семейства и что он должен служить также семье. А Чертков убежден в том, что Толстой не может принадлежать семье, это достояние человечества», — поясняет Павел Басинский. Под знаком противостояния друга и жены прошли последние годы жизни писателя, и чем дальше, тем больше росло напряжение.

Незадолго до смерти граф понял, что не может больше выносить жизни в семье — это хоть и полный любви, но контроль, мысль о котором внушала ему отвращение. Свое бегство из Ясной Поляны в ноябре 1910 г. он описал так: «И днем и ночью все мои движенья, слова должны быть известны ей и быть под ее контролем…  Не знаю отчего, это вызвало во мне неудержимое от­вращение, возмущение… принимаю окончательное решение уехать». После 48 лет жизни он бежал из дома тайно, в спешке, без четкого плана действий, куда глаза глядят.

Долго казавшаяся идиллической, семейная жизнь Толстого обернулась ожесточенной борьбой писателя против собственных близких. Выбирая между ними и непреодолимым стремлением к свободе, Толстой выбрал последнее и закончил жизнь вдали от дома. Спустя всего 10 дней после отчаянного бегства писатель, заболевший воспалением легких, скончался на железнодорожной станции Астапово. Софью Андреевну к умирающему Толстому не пустили.

«Издевательства над женой»: Толстой заставлял жену рожать и не сопротивлялся её смерти

По описанному выше можно ясно понять, что отношение Толстого к женщинам было предвзятым. Если верить Софье, к ней он тоже относился грубо. Отлично это демонстрирует ещё одна ситуация, которая повергнет вас в шок.

Когда женщина родила уже шестерых детей и пережила несколько родильных горячек, врачи строго-настрого запретили графине вновь рожать: если при следующей беременности не погибнет она сама, то не выживут дети.

Та послушалась мужа, а не врачей. А те оказались правы: следующие пятеро детей умерли на первых годах жизни, и многодетная мама ещё сильнее впала в депрессию.

Или, например, когда Софья Андреевна тяжело страдала от гнойной кисты. Её нужно было срочно удалить, иначе женщина бы умерла. А её муж относился к этому даже спокойно, а дочь Александра и вовсе писала, что он «плакал не от горя, а от радости», восхищённый поведением супруги в муках.

Он препятствовал и операции, будучи уверенным, что Софья всё равно не выживет: «Я против вмешательства, которое, по моему мнению, нарушает величие и торжественность великого акта смерти».

Хорошо, что врач был умелым и уверенным: всё же провёл процедуру, подарив женщине как минимум 30 дополнительных лет жизни.

Илья Львович

Характеристика Льва Толстого: «Илья, третий… Ширококост, бел, румян, сияющ. Учится дурно. Всегда думает о том, о чем ему не велят думать. Игры выдумывает сам

Аккуратен, бережлив, «мое» для него очень важно. Горяч и violent (порывистый), сейчас драться; но и нежен, и чувствителен очень

Чувствен — любит поесть и полежать спокойно… Все недозволенное имеет для него прелесть… Илья погибнет, если у него не будет строгого и любимого им руководителя».


Илья Львович. (wikipedia.org)

Илья не окончил гимназию, работал поочередно то чиновником, то служащим банка, то агентом русской компании социального страхования, то агентом по ликвидации частных имений. Во время Первой мировой войны работал в Красном кресте.

В 1916 году Илья Львович уехал в США, где до конца жизни зарабатывал чтением лекций о творчестве и мировоззрении Толстого.

Лев Львович был одним из самых талантливых в семье. Сам Толстой характеризовал сына так: «Хорошенький: ловкий, понятливый, грациозный. Всякое платье сидит, как по нем сшито. Все, что другие делают, то и он, и все очень ловко и хорошо. Еще хорошенько не понимаю».

Лев Львович. (wikipedia.org)

В юности увлекался идеями отца, но со временем перешел на антитолстовские, патриотические и монархические позиции. В 1918 году, не дожидаясь ареста, эмигрировал. Жил во Франции и Италии, в 1940 году окончательно поселился в Швеции. В эмиграции продолжал заниматься творчеством. Сочинения Льва Львовича переводились на французский, немецкий, шведский, венгерский и итальянский языки.

Десятки романов, «привычка разврата» и связь, ставшая причиной гибели невинной девушки

Лев откровенно изливал свою душу в личных дневниках — в них он и признавался в собственных плотских желаниях. Ещё в юношестве он впервые влюбился в девушку, но впоследствии, вспоминая это, надеялся, что все мечты о ней были лишь последствием шалящих в отрочестве гормонов:

С тех пор мысли о девушках преследовали его всю жизнь. Но не всегда как о чём-то прекрасном — скорее, как о сексуальных объектах. Своё отношение к прекрасному полу он демонстрировал через свои записки и произведения. Лев не только считал женщин глупыми, но и постоянно их объективизировал.

Эти похотливые мысли, и иногда пугающие мечты преследовали просветителя до самой старости. Вот ещё несколько его заметок о своём нездоровом влечении к дамам:

  • «Приходила за паспортом Марья… Поэтому отмечу сладострастие»;
  • «После обеда и весь вечер шлялся и имел сладострастные вожделения»;
  • «Мучает меня сладострастие, не столько сладострастие, сколько сила привычки»;
  • «Вчерашний день прошёл довольно хорошо, исполнил почти всё; недоволен одним только: не могу преодолеть сладострастия, тем более, что страсть эта слилась у меня с привычкою».

Но Лев Толстой был религиозен, и всячески пытался избавиться от похоти, считая её животным грехом, который мешает жить. Со временем он стал чувствовать неприязнь ко всем романтическим чувствам, сексу, и соответственно, девушкам. Но об этом потом.

Прежде чем мыслитель познакомился со своей будущей женой, он успел собрать богатую любовную историю: публицист славился обилием краткосрочных романов, которые могли продлиться всего несколько месяцев, недель или даже дней.

А однажды его роман на одну ночь стал причиной смерти подростка:

Враг Льва Толстого №1:Лев Толстой

Главным и самым ненавистным врагом писателя всегда был он сам. 63 года Лев Толстой вел дневник, скрупулезно занося туда каждое проявление слабости, душевного ничтожества, недостойного поведения — и яростно сам себя за них ругал.

Будучи молодым графом, Толстой находит у себя все известные человечеству грехи: начиная от чревоугодия («Много слишком ел за обедом. Обжорство») и заканчивая гордыней («Я так честолюбив и так мало чувство это было удовлетворено, что часто, боюсь, я могу выбрать между славой и добродетелью первую»). Не обходится без лени: «Скверно, скверно и скверно весь день провел… все оттого, что вчера лег в 3 часа».

Особенно беспощадно ненавидит себя молодой Толстой за постоянное желание секса — разврат не укладывается в его представления об идеалах, но поделать с этим он ничего не может. Толстой постоянно пишет об этом: «Недоволен одним только: не могу преодолеть сладострастия, тем более, что эта страсть слилась у меня с привычкой», «Мне необходимо иметь женщину. Сладострастие не дает мне ни минуты покоя».

Если читать дневники Толстого, может сложиться впечатление, что граф был едва ли не сексуальным маньяком, а также редким лентяем, обжорой и так далее. Но это, конечно, не так. Его образ жизни не отличался от стандартного поведения молодых дворян XIX века: просто в отличие от многих сверстников Толстой предъявлял к себе высокие требования и искренне огорчался, что не может соответствовать собственным моральным стандартам. Куда больше знатных юнцов кутили и развратничали без малейшего сожаления и рефлексии в дневниках, но и великих писателей из них не вышло.

Впрочем, если вы думаете, что Толстой хоть немного успокоился в старости и стал думать о себе лучше, то ошибаетесь. Запись от 1910 г., незадолго до смерти: «Ничего не записал. Все так же, еще больше, чем вчера, стыдно и грустно… Неужели так и кончу жизнь в этом постыдном состоянии?».

Всю жизнь Толстой стремился к недостижимому совершенству и боролся с собой. И пока мир восхищался писателем, мудрецом и гуманистом, он видел в себе предельно жалкое и глупое создание. Возможно, в этом и есть одна из заповедей величия.

Решение покинуть Ясную Поляну

В последние годы жизни у Толстого резко ухудшились отношения с супругой. Он скрывал от жены свои дневниковые записи, а также принял решение отказаться от авторских прав на свои произведения. В конце октября 1910 года, примерно за месяц до смерти, литератор решил уехать на новое место – на юг России, чтобы жить там вдали от роскаши, мирской суеты и подготовить свое тело и душу к последнему пути. Оставив прощальную записку супруге, писатель ночью тайно уехал в сопровождении своего лечащего врача Маковицкого.

Точного плана дейсвий у него не было. Решили вначале посетить Шамардинский монастырь, где жила сестра писателя Мария. Дорога была тяжелой, поэтому пришлось остановиться на ночь в Оптиной пустыни, где Толстой разговаривал с отцом Михаилом.

В Шамардино Лев Николаевич встретился с сетрой, и немного позже туда же тайно приехала его дочь Александра, и сообщила, что мать (Софья Андреевна) пыталась покончить с собой, бросившись в пруд. Также она сказала, что место пребывания Льва Николаевича, вероятно, многим известно.

Старик запаниковал и спешно уехал вместе с дочерью и врачом обратно в Козельск. Там сел на поезд, чтобы ехать дальше на юг, но добрался только до Рязанской губернии. У писателя неожиданно поднялась высокая температура, и медики приняли решение снять его с поезда для дальнейшего лечения.

Душевное состояние писателя

Философский перелом в сознании писателя произошел в 1869 году и случился он по двум причинам. Первой стало неверие, и как следствие – отпадение от Православной церкви, погружение в бездны умствований, логики и возникновение особого учения – «толстовства». Вторая причина косвенно проистекала из первой – страх и уныние. Именно в 1869 году писатель пережил приступ панической атаки, «страха смерти», как сам он позже писал об этом.

Страх напал на него на постоялом дворе в Арзамасе, где он был проездом – ехал смотреть имение. Обычно страх смерти нападает на писателей до и во время написания романов, в этом же случае это случилось после того, как он окончил «Войну и мир». Очевидно, что писатель, отдавший роману часть души, будучи в подавленном состоянии, с чрезвычайной силой ощутил конечность, а следовательно, абсолютную бессмысленность человеческой жизни, что более уже не был прежним, – так рассказывает в своих лекциях литературовед Павел Басинский.

Толстой искал утешение у священников и старцев, но не находил, потому что логически объяснить Таинства церкви невозможно, догматы разумом не постичь, а чувствам он не верил, и дошел до того, что на смертном одре продиктовал свое собственное определение Бога: «Бог есть неограниченное всё, которого человек является ограниченной частью».

В 1901 году появился акт РПЦ, который констатировал полное отпадение писателя от лона церкви. Отныне за него нельзя было даже молиться. Спустя три года сестра писателя Мария Николаевна видела сон, в котором её брат в безумии сидел за столом, сверху на него лился свет, исходящий от Христа, но он не замечал его, а самим писателем уже овладевали руки дьявола, стоявшего во тьме.

Реакция общества на смерть писателя

Поскольку литератор был отлучен от церкви, его похороны стали первыми похоронами знаменитости, проведенными не по-христианскиим обычаям. Но почитатели его таланта проводили писателя с большими почестями. Увидев простую могилу известного автора, на которой даже не было креста и надгробия, российская общественность задумалась о том идеале «высокой простоты», который пропагандировал Толстой в своих произведениях. До сих пор эта могила так и выглядит –зеленый холмик без креста, без памятника или плиты.

Смерть великого литератора Льва Толстого не оставила равнодушным никого. Признавая неоднозначность его взглядов на общественно-политическое устройство мира, ни в коем случае нельзя умалять его литературных заслуг. Интерес к его произведениям не ослабевает и в XXI веке; морально-этические проблемы, которые рассматривал писатель в своих книгах, актуальны до сих пор.

Толстовство: как возникло религиозно-этическое течение

К концу 19-го столетия взгляды Льва Толстого сильно изменились. Изначально относительно аполитичный автор, крайне аккуратно выражавший скептическое отношение к реформам Александра II в романе «Анна Каренина» через диалоги героев, в своём последнем крупном произведении «Воскресение» достаточно жёстко критиковал судебную систему России, сочувственно изображал каторжных революционеров, оправдывал марксистов-подпольщиков. Также Толстой «прошёлся» по церкви как государственному аппарату. В романе «Воскресение», опубликованном в 1899 году, и дальнейших небольших текстах поздний Толстой, остававшийся приверженцем христианской религии, активно высказывался против недостатков православной церкви: автор «Войны и мира» критиковал бюрократию и коррупцию. Писатель считал, что православие нуждается в очищении, снижении роли церкви. Это вызвало несогласие со стороны Иоанна Кронштадтского — известного священника РПЦ. В результате конфликта в феврале 1901 года Святейший правительствующий синод отлучил графа Толстого от церкви.


Определение Синода, опубликованное 24 февраля 1901 года в журнале «Церковные ведомости». (wikipedia.org)

В последние годы Лев Николаевич жил достаточно аскетично, редко выезжал за пределы Ясной Поляны, однако его взгляды под общим названием «толстовство» получали распространение. Часть интеллигенции поддерживала Толстого в конфликте с церковью. А незадолго до своей смерти писатель решил отправиться в путешествие, чтобы прожить отведённый ему срок соответственно его убеждениям. В 3 часа ночи 28 октября (10 ноября по новому стилю) 1910 года Толстой покинул Ясную Поляну. Единственным человеком, сопровождавшим классика русской литературы, стал словацкий врач Душан Маковицкий. Медик оставил воспоминания о том, как выглядел Толстой в тот момент: «Лицо страдальческое, взволнованное и решительное».

Перед тем как покинуть Ясную Поляну, Толстой написал письмо жене. В нём было сказано: «Я не могу более жить в тех условиях роскоши, в которых жил, и делаю то, что обыкновенно делают старики моего возраста: уходят из мирской жизни, чтобы жить в уединении и тиши последние дни своей жизни. Пожалуйста, пойми это и не езди за мной, если и узнаешь, где я. Такой твой приезд только ухудшит твоё и моё положение, но не изменит моего решения. Благодарю тебя за твою честную 48-летнюю жизнь со мной и прошу простить меня во всём, чем я был виноват перед тобой, так же, как и я от всей души прощаю тебя во всём том, чем ты могла быть виновата передо мной». Так начиналось последнее паломничество графа Толстого.

Притчи и рассказы

Для распространения своего учения Толстой пишет и публицистические статьи, и художественные произведения. Имея в виду «читателей из народа», для которых предназначалась его литература, Толстой вырабатывает совершенно новый стиль своих «народных рассказов»: предельно простые по форме и содержанию, они проникнуты его идеями, во всех с различными вариациями утверждается мысль о необходимости «доброй жизни», о любви к ближнему, о христианском всепрощении и раскаянии в своих грехах. По сути, они напоминают евангелические проповеди, несомненно, утратившие все особенности толстовской прозы до перелома — углубленный и напряженный психологический анализ, являвшийся основой его прежнего художественного метода.

Творческая жизнь, семья, главные произведения

Настало мирное время в жизни Толстого, он наконец то обрел внутренний стержень осознания чему хочет посвятить свою жизнь. Теперь Лев Николаевич был полностью уверен в том, что он может и хочет всецело посвятить свою жизнь литераторской деятельности.

К тому же его «Севастопольские рассказы» были живо и с интересом приняты читающей общественностью. С этого момента имя Льва Николаевича Толстого прочно вошло в историю русской литературы и заняло там одно из почетнейших мест.

«Севастопольские рассказы» стали своего рода пробой пера в описании военных действий. Настоящих военных действий, без прикрас, они стали началом пути, который привел к написанию грандиозного романа «Война и Мир». Толстой говорил про своё призвание к литературе:

Невеста Толстого Софья Берс

1857 год ознаменовался путешествием Толстого по Европе. Он наблюдает за жизнью людей заграницей, знакомится с местными творческими личностями и в конце года возвращается в Ясную Поляну. Там Лев Николаич продолжает начатое им дело образования крестьянских детей и открывает ещё школы в окрестностях имения. Для детей писатель создал не одно произведение, среди них рассказы: «Два брата», «Котенок», «Лев и собачка», «Еж и заяц» и учебное пособие для школы «Азбука».

В 1862 году Лев Николаич женится на Софье Берс, с которой он познакомился ещё в 1950-х годах. У влюбленных большая разница в возрасте, Софье семнадцать, а Толстому уже за тридцать. В нерешительности он проводит несколько лет, а затем всё же жениться на своей избраннице. И не зря, они становятся счастливой семейной парой, у которой родится тринадцать детей. Жена станет для писателя верным другом и помощницей в его литературной деятельности.

Толстой с огромной любовью отзывался о своей молодой жене:

В браке друг с другом они проживут целых 48 лет. Жена подарила писателю душевное равновесие, творческий подъем и жизнь, наполненную любовью. Именно в этот период Лев Николаевич пишет свои самые знаменитые произведения: трагичную «Анну Каренину» и великолепную «Войну и Мир».

Лев Николаевич и Софья Андреевна Толстые