Гражданский кодекс 1922 года

Наследственное право Российской империи до Свода законов

По свидетельству дореволюционных исследователей, «первое известие о порядке наследования в русских памятниках встречается под 912 годом, в договоре Олега с греками», «в первом же столетии от образования Русского государства мы встречаем известие о Русском законе наследования. В этом известии нам представляются два вида наследования: наследование по завещанию и наследование по закону без завещания, с прямым указанием, что наследование второго вида допускается только за неимением завещания».

Постепенно при выделении семьи из рода, включая обособление имущественное, возникает регулирование наследования. Огромное влияние на освобождение семьи оказала церковь, и под ее влиянием, а также под влиянием греков и византийского права сформировались «зачатки» наследственного права, нашедшие свое отражение в Русской Правде и в более поздних документах. Земля и другое недвижимое имущество еще не были в гражданском обороте и по наследству также не передавались. «Из ближайшего рассмотрения существа нашего древнего семейства, устройства домашнего быта и, наконец, постановлений Русской Правды», как указывал В. Никольский, следует, что:

«1. Умершему наследуют прежде всего его нисходящие дети, внуки и т.д., при этом женский пол вовсе устраняется мужским от наследства. Сестра при брате не вотчинница, она получает только приданое.

2. Если не было сыновей, то в семейном имуществе, т.е. принадлежащем отцу семейства, следовательно, движимом, наследовали дочери. Ограничение женского пола в наследстве недвижимых имуществ есть дело позднейшего времени, ибо в настоящее время земля не входила в состав частной собственности, а потому и не переходила по наследству.

3. Если не было нисходящих детей и внуков, то наследство поступало к боковым родственникам, по степени близости к умершему. Причем также женский пол исключался мужским.

4. Ни восходящие родственники нисходящим, то есть родители детям, ни супруги друг другу не наследовали. Ибо семейство этого времени есть нравственное, юридическое лицо, естественным и полновластным представителем которого был отец семейства».

«Кроме Русской правды, — писал К.П. Победоносцев, — есть еще известие о порядке наследования в Псковской Судной Грамоте (в XV столетии). По ней умершему наследовали: отец, мать, сын, брат, сестра, другие ближние родственники (кто ближнего племени), стало быть, и боковые допускались к наследованию. Сын лишался наследства, если отца и матери не скормит до смерти, а пойдет из дому. Супруги друг после друга наследовали только пожизненно, в кормление, пока не вступали в следующий брак (т.е. пока не будет основано новое хозяйство)».

Вплоть до XVII в. наследование осуществлялось в отношении движимых вещей. Царь Алексей Михайлович ввел наследование части поместий, выданных в пользование на время государевой службы. В гл. XVI «О поместных землях» Соборного уложения царя Алексея Михайловича 1649 г. указываются доли, переходящие женам и дочерям. При этом доли отличались в зависимости от того, на службе или нет умер муж, отец.

Указ Петра I о наследовании имений от 23 марта 1714 г., который именовался «О единонаследии», вопреки распространенному мнению касался не наследования трона, а наследования имущества. По этому Указу все наследство должно было переходить одному-единственному наследнику, ибо «разделением имения после отцов детям великой есть вред в государстве нашем, как интересам государственным, так и подданным и самим фамилиям падение». По этому поводу Г.Ф. Шершеневич писал: «Слив вотчины и поместья в одно понятие недвижимых имуществ, Петр I установил необходимое единонаследие. Если наследодатель не назначал сам наследника из своих сыновей, то имущество переходило к старшему из них».

Что касается Указа Петра I от 5 февраля 1722 г. «О праве наследия престола», который, как следует из названия, посвящен передаче престола, то со ссылкой на Указ от 23 марта 1714 г. он говорит о единонаследии с возможностью выбора наследника.

В 1731 г. императрица Анна Иоанновна отказалась от принципа единонаследия для имущества, отменив Указ Петра I от 23 марта 1714 г.

«Из остатков этого закона («О единонаследии».) выведено было впоследствии (1791 — 1804 годы) право бездетного владельца завещать родовое имение дальнему родственнику».

Регулирование наследственного права до Свода законов Российской империи было фрагментарным и более подробным было в отношении имущих слоев населения по поводу недвижимого имущества.

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.

Общая часть 


  • I. Основные положения

  • II. Субъекты прав (лица)

  • III. Объекты прав (имущества)

  • IV. Сделки

  • V. Исковая давность

Вещное право


  • I. Право собственности

  • II. Право застройки

  • III. Залог имущества

Обязательственное право


  • I. Общие положения

  • II. Обязательства, возникающие из
    договоров

  • III. Имущественный наем

  • IV. Купля-продажа

  • V. Мена

  • VI. Заем

  • VII. Подряд

  • VIII. Поручительство
  • IX.

    • А. Поручение

    • Б. Доверенность
  • X. Товарищества
    • 1. Простое товарищество
    • 2. Полное товарищество
    • 3. Товарищество на вере
    • 4. Товарищество с ограниченной
      ответственностью
    • 5. Акционерное общество (паевое
      товарищество)
  • XI. Страхование
  • XII. Обязательства, возникающие
    вследствие неосновательного обогащения
  • XIII. Обязательства, возникающие
    вследствие причинения другому вреда

Наследственное право

Война и наследственное право

«Положением бесспорным, уже не требующим в настоящее время доказательств, — писал в 1916 г. В.Б. Ельяшевич, — является мысль, формулированная еще Фридрихом Великим, — «штыками можно выиграть сражения, но результат войны решает хозяйство». Конечно же, гражданско-правовое регулирование как во время, так и после военных действий должно обеспечивать охрану прав граждан и стимулировать насыщение в материальных ресурсах военного назначения. «Экстраординарные законодательные мероприятия необходимы, — считал В.Б. Ельяшевич, — чтобы прийти на помощь лицам, призванным под знамена».

Великая Отечественная война 1941 — 1945 гг. внесла значительные изменения в жизнь государства и каждого гражданина. Трагедия затронула всех: и военных, и гражданских. Гибель военнослужащих и лиц, проживающих на охваченных военными действиями и оккупированных территориях, массовые передвижения граждан в связи с эвакуацией не давали возможности в нормальном порядке решать огромное количество проблем, в том числе осуществлять наследование.

15 сентября 1942 г. СНК СССР принял Постановление «О порядке удостоверения доверенностей и завещаний военнослужащих в военное время», которым разрешалось удостоверять завещания командованию воинских частей и начальникам госпиталей. Н.В. Рабинович в 1949 г. писал: «Упрощенный порядок оформления завещательных распоряжений был продиктован самой жизнью. В условиях военной обстановки на фронте, перед боем, в лечебном учреждении, разумеется, не могла быть обеспечена воинам нашей армии возможность участия нотариальных органов в засвидетельствовании их завещаний и распоряжений. Участие командования или начальника госпиталя в засвидетельствовании завещания являлось в этих случаях вполне достаточной гарантией достоверности и правильности последнего».

На практике приостанавливалось течение шестимесячного срока для принятия наследства «впредь до прекращения соответствующих обстоятельств» (невозможности явки наследников вследствие призыва в армию, эвакуации и т.п.).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 января 1943 г. освобождались от налога с имущества, переходящего в порядке наследования, наследники лиц, погибших при защите Родины.

14 марта 1945 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О наследовании по закону и завещанию», где расширялся круг наследников и устанавливались очереди призвания к наследованию по закону.

II. Право застройки

Ст. 71. Договоры о предоставлении городских
участков под застройку заключаются коммунальными отделами с кооперативными
объединениями или иными юридическими лицами, а равно с отдельными гражданами на
срок до 49 лет для каменных и до 20 лет для прочих строений.

Ст. 72. Договор о праве застройки, под страхом
недействительности его, должен быть совершен в нотариальном порядке.

Ст. 73. В договоре о праве застройки обязательно
указывается: а) наименование договаривающихся сторон, б) срок действия договора,
в) точное определение сдаваемого под застройку участка, г) размер в золотых
рублях и сроки взноса арендной платы, д) характер и размер строений, которые
застройщики обязуются возвести, е) срок приступа к постройке, ж) срок окончания
постройки, з) условия поддержания строений в исправном виде, и) условия
страхования строений и восстановления их в случае гибели, к) неустойки на случай
просрочки и иных нарушении договора застройщиком.

Ст. 74. При возведении построек и при
эксплуатации их застройщик обязан соблюдать установленные строительные нормы, а
также санитарные и противопожарные правила.

Ст. 75. Застройщик обязан страховать от огня все
находящиеся на предоставленном ему земельном участке строения в полной сумме.

Ст. 76. Застройщик обязан платить все падающие на
право застройки общегосударственные и местные налоги и сборы. Строения,
предназначенные для жилья, освобождаются от общегосударственных и местных
налогов и сборов в течение трех дет со дня возведения строений.

Ст. 77. Право пользоваться для возведения и
хозяйственного обслуживания строений находящимися на участке застройщика
строительными материалами принадлежат застройщику в пределах, указанных
договором, для чего застройщику предоставляется право производить работы по
добыче упомянутых материалов.

Ст. 78. Застройщик имеет право пользоваться
имеющейся на участке водой, а также в его пределах устраивать колодцы и
обделывать родники и источники.

Ст. 79. Право застройки может быть отчуждено или
обременено залогом. Договоры об отчуждении и залоге права застройки, под страхом
недействительности их, должны быть совершаемы в нотариальном порядке с
последующей регистрацией в подлежащем коммунальном отделе.

Ст. 80. В случае невнесения застройщиком
причитающихся с него по договору застройки платежей более чем за один год или
иного нарушения обязанностей, обусловленных неустойкой, коммунальный отдел может
обратить взыскание в судебном порядке на самое право застройки, причем взыскание
осуществляется путем продажи права застройки с публичных торгов.

Ст. 81. При обращении взыскания на право
застройки коммунальному отделу принадлежит преимущественное перед прочими
кредиторами право удовлетворения.

Ст. 82. В случае, если продажа права застройки с
публичных торгов не состоялась, право застройки переходит к коммунальному
отделу.

Ст. 83. При переходе права застройки в порядке
ст. 82, а равно при прекращении права застройки за истечением срока договора все
строения должны быть сданы застройщиком в исправном состоянии коммунальному
отделу, который уплачивает застройщику стоимость построек к моменту сдачи их с
зачетом причитающихся коммунальному отделу долгов. Стоимость построек
устанавливается оценочной комиссией в составе представителей коммунального
отдела и рабоче-крестьянской инспекции. В случае несогласия с оценкой комиссии
застройщику предоставляется право обжалования в народный суд.

Революция и наследственное право

Революция и право, в том числе и наследственное право, — понятия несовместимые, потому что вооруженный переворот уничтожает граждан, а сила права замещается правом силы, в данном случае диктатурой пролетариата.

Любое насилие убивает право, а тем более если оно исходит от государства.

Следует особо отметить (можно сказать, подчеркнуть красной чертой) акт — Декрет, принятый в апреле 1918 г. и сыгравший важную роль не только в наследственном праве (и соответственно в гражданском), но и в жизни всего общества. Название этого акта говорит само за себя: «Об отмене наследования»!

Последовательно проводя политику экспроприации буржуазно-помещичьей собственности, Советское государство нанесло решительный удар и неразрывно связанному с ней институту наследования. На основании вышеназванного Декрета наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменялось. После смерти владельца имущество, ему принадлежавшее (как движимое, так и недвижимое), становилось государственным достоянием

Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. При этом нетрудоспособные родственники по прямой нисходящей линии, по восходящей линии, полнородные и неполнородные братья и сестры, супруг умершего получали содержание из оставшегося после него имущества. В соответствии с Постановлением НКЮ РСФСР от 11 июня 1918 г. все находившиеся в производстве судов наследственные дела были прекращены и переданы в ведение

Имущество умершего поступало местному Совету, который передавал его в управление учреждений, ведающих на местах соответствующими имуществами Российской Республики, по последнему месту жительства умершего или по месту нахождения оставшегося имущества.

Характерно и то, что вышеназванный Декрет имел обратную силу по отношению ко всем наследствам, открывшимся до его издания, если они еще не были получены наследниками или хотя и получены, но еще не поступили в их владение.

Рассмотренный документ появился не сам по себе, а во исполнение Манифеста коммунистической партии К. Маркса и Ф. Энгельса, где прямо указывалось на необходимость отмены наследования. Представляется, что не всегда те или иные теоретические разработки необходимо воплощать в жизнь, особенно если эти разработки от нее оторваны. Декрет действовал недолго, но нанес колоссальный ущерб правосознанию, интересам конкретных граждан, юридически поддерживая тезис «после меня хоть потоп». Кроме того, наличие имущества, оставшегося после умершего, но еще не переданного и не учтенного соответствующими органами РСФСР, создавало благоприятную почву для расхищения этого имущества.

И еще два вопроса, без рассмотрения которых характеристика наследственного права того времени была бы неполной. Первый — о непризнании обязательств, возникших до 7 ноября 1917 г., т.е. до государственного переворота

(его называют Великой Октябрьской социалистической революцией). Официальная позиция была следующей: «Погашаются не только обязательства, срок которых наступил до 7 ноября 1917 г., но, главным образом, те обязательства, которые возникли до 7 ноября 1917 г. и срок исполнения по которым наступает после 7 ноября 1917 г.».

Второй вопрос — о дарениях. Декрет ВЦИК от 20 мая 1918 г. «О дарениях» признавал недействительными договоры дарения, превышающие 10 тыс. рублей. А.В. Венедиктов указывал на то, что «тем самым пресекался обход

Декрета «Об отмене наследования» под видом или в форме дарения на случай смерти. Требуя, под угрозой недействительности сделки, нотариального или судебного акта для дарения или иного безвозмездного предоставления имущества на сумму от одной до десяти тысяч рублей, Декрет ставил тем самым и эти дарения под контроль государства». Наряду с другими «мерами» эти декреты способствовали тому, что в стране установился правовой, экономический, социальный хаос. Только через пару лет, когда вожди начали понимать, что и они будут сметены, хаос стали упорядочивать.

Проводя анализ одной из лучших работ по советскому наследственному праву В.И. Серебровского «Очерки советского наследственного права», С.М. Корнеев указывал на то, что из содержания книги видно следующее: советская власть скоро забыла об отмене права наследования и достаточно полно урегулировала отношения наследования, предусмотрев почти все институты, которые свойственны наследственному праву буржуазных стран (хотя и в урезанном виде — например, регулирование наследования по завещанию).

Создание Гражданского кодекса РСФСР 1922 года

Первые шаги кодификации гражданского права

Решения X съезда РКП(б) о переходе к нэпу положили начало новому экономическому курсу, в связи с чем встала задача разработать институты гражданского права, в которых чувствовалась особая необходимость.

Начиная с лета 1921 года Наркомюст приступил к разработке крупного гражданско-правового нормативного акта — Кодекса законов об обязательствах, возникающих из договоров. Сфера договорных обязательств была избрана не случайно: данный вид обязательств был менее всего урегулирован советским законодательством, а развитие торгового оборота диктовало необходимость урегулировать в первую очередь эти отношения. Возрастание доли частного сектора в экономике вызывало у государства необходимость установить контроль за договорами, заключаемыми предпринимателями. Устоявшегося названия проект не имел: в протоколах коллегии Наркомюста он именуется и Кодексом об обязательствах, возникающих из договоров, и гражданским обязательственным правом, и Гражданским кодексом, и Кодексом обязательственного права. В начале 1922 года проект был передан в Совнарком РСФСР под названием «Положение об обязательствах, возникающих из договоров».

20 февраля 1922 года председатель Совнаркома В. И. Ленин направил наркому юстиции Д. И. Курскому письмо «О задачах Наркомюста в условиях новой экономической политики», копии которого были пересланы всем членам Политбюро ЦК РКП(б) и Президиума ВЦИК. В данном письме Ленин, в частности, писал:

1 марта 1922 года Ленин в письме А. Д. Цюрупе сообщил, что ознакомился с главными положениями проекта, и рекомендовал «ограничиться… декларативным заявлением, а самый кодекс подработать детальнее». Он предложил Цюрупе «провести это через Президиум ВЦИКа и Политбюро». Политбюро ЦК РКП(б) приняло данный вопрос к рассмотрению и 22 марта издало решение, в котором, в частности, говорилось: «Предложить т. Курскому впредь до выработки положения о введении твердых норм гражданского уложения и правоотношений внести в СНК, а затем во ВЦИК провозглашение основных имущественных прав, которые признаются РСФСР, охраняются законом и защищаются судом».

К разработке проекта «провозглашения», или декларации, Д. И. Курский приступил не сразу. Подготовка указанного проекта была осуществлена членом государственной комиссии законодательных предположений при СНК Д. С. Постоловским. В письме Д. И. Курскому от 31 марта Ленин дал указание подготовить проект «в двухнедельный срок максимум». Начиная с 22 апреля 1922 года проект декрета «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых её законами и защищаемых судами РСФСР» обсуждался на заседании Совнаркома. 2 мая Совнарком утвердил предложенный текст, внеся в него некоторые изменения. 22 мая декрет был принят III сессией ВЦИК IX созыва.

Декрет «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых её законами и защищаемых судами РСФСР» открывал достаточно широкие возможности для частной инициативы: предоставлял гражданам право организовывать промышленные и торговые предприятия, иметь на праве собственности и в городах и в селениях немуниципализированные строения с правом их отчуждения, получать земельные участки на праве застройки и т. д. Признавая право собственности граждан на известные виды имуществ, декрет допускал также и наследование в этих имуществах как по закону, так и по завещанию, ограничивая его лишь суммой 10 тыс. золотых рублей. Декрет признавал право граждан заключать договоры, не запрещенные законом. Однако декрет являлся декларацией, провозглашавшей общие принципиальные положения, без конкретной регламентации отдельных категорий прав, признанных в этом акте. Такую развернутую регламентацию должен был дать Гражданский кодекс, разработка которого возлагалась заключительным разделом декрета на Президиум ВЦИК и Совнарком.

Основные черты советского гражданского права до принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года

Право собственности

В результате победы Октябрьской революции старое право Российской империи подверглось слому. Решительно ломались и гражданско-правовые институты. Определяющей причиной было то, что основным объектом регулирования отрасли гражданского права являлись отношения собственности. Социалистическая революция в первую очередь должна была разрушить частную собственность; предполагалось заменить товарно-денежные отношения государственным распределением продуктов. Частная собственность подлежала ограничению, а затем и упразднению

Наибольшее внимание законодателя в 1917—1918 годах привлекали институты вещного права. Из вещных прав нормативные акты Советского государства преимущественно касались права собственности и прежде всего источников возникновения права социалистической собственности.

В первых актах Советского государства уже содержались нормы, посвященные государственной, кооперативной и частной формам собственности. В собственность Советского государства автоматически переходило все имущество, ранее являвшееся собственностью Российской республики. Однако важнейшим источником возникновения права государственной собственности Советской России стала национализация.

Декретом II Всероссийского съезда Советов «О земле» уничтожался институт частной собственности на землю, её недра, воды, леса. Земля стала собственностью государства и перестала быть объектом гражданского оборота. В собственность Советского государства в первые год революции перешли частные банки, строения в городах, церковное имущество, частные больницы, торговые предприятия.

В декретах, посвященных национализации, применялись разнообразные правовые термины: национализация, конфискация, реквизиция, секвестр, муниципализация. Данные термины применялись в первый год советской власти чаще всего как синонимы. В декретах шла речь о переходе в собственность государства тех или иных объектов, находящихся в частной собственности, давались указания, в чье распоряжение они переходят.

Национализировались не только предприятия, принадлежавшие российским гражданам, но и расположенные на территории Советской России промышленные и транспортные предприятия, принадлежавшие смешанным акционерным обществам и компаниям, а также отдельным иностранцам. Дипломатический корпус заявил в феврале 1918 г., что не будет признавать декретов о национализации, касающихся иностранных подданных. Однако, несмотря на протесты, Советское государство продолжало политику национализации.

В первые месяцы после революции, особенно в период Гражданской войны и иностранной интервенции, большое распространение получили государственные монополии. Была введена государственная монополия на торговлю сельскохозяйственными машинами, семенами, хлебом; чуть позже, в марте 1918 г. — на спички, свечи, рис, кофе и пряности. Была введена монополия и на торговлю предметами промышленного производства (металлом, тканями и др.). Впервые в мировой законодательной практике было установлено положение, что всякое бесхозяйное имущество является государственной собственностью.

Российское наследственное право начала XXI в. Подготовка и принятие части третьей ГК РФ

Те, кто интересуется историей разработки и принятия современного Гражданского кодекса, знают, что первоначально не планировалось разбивать и принимать Кодекс по частям. Был подготовлен текст всего документа. Однако впоследствии по разным причинам было принято решение принимать его по частям: первоначально его разделили на две, потом на три, а затем на четыре части.

Безусловно, каждое «деление» откладывало решение проблем сотен тысяч граждан, сталкивающихся с принятием наследства или решения о передаче имущества по наследству. Думается, особенно несправедливым было наличие только двух очередей граждан — наследников по закону, а при их отсутствии и отсутствии завещания — переход наследуемого имущества государству.

В начале 2001 г. при доработке (очередной) и согласовании проекта части третьей ГК РФ рабочей группой по подготовке проекта было принято решение внести поправки в ст. 532 «Наследники по закону» ГК РСФСР (автором данной поправки выступил автор этих строк). Изменения увеличивали количество очередей по закону до четырех. Цели такого решения были три. Первая (основная) — возможность наследования дядей, тетей (третья очередь), а также прабабушками и прадедушками наследодателя (четвертая очередь).

Вторая цель, которую условно можно назвать «разведка боем», — готовить парламент, другие ветви власти, правоприменителей и общественное мнение к необходимости изменения наследственного права.

Третья цель — проанализировать практику применения новых норм.

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в статью 532 Гражданского кодекса РСФСР» был принят Государственной Думой 11 апреля 2001 г. и опубликован в «Российской газете» 17 мая 2001 г.. Цель была достигнута, и власть и общество «ждали» существенного изменения регулирования наследственных отношений. Что касается анализа практики применения норм, то и здесь при принятии Федерального закона «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» была учтена необходимость придания обратной силы нормам, относящимся к кругу наследников, если срок принятия наследства не истек на день введения в действие части третьей ГК (1 марта 2002 г.) либо если указанный срок истек, но наследство не было принято, свидетельство о праве на наследство не было выдано Российской Федерацией, субъектом Федерации или муниципальным образованием.

В июне 2001 г. Президент РФ внес проект части третьей ГК РФ на рассмотрение в Государственную Думу. Первое чтение, т.е. утверждение концепции законопроекта, состоялось 12 июля 2001 г.; с докладами и ответами на вопросы выступили первый заместитель министра юстиции РФ А.Б. Карлин, председатель Комитета Госдумы по законодательству (автор данной работы),

заведующий кафедрой Московского государственного университета Е.А. Суханов и первый заместитель председателя Совета Исследовательского центра частного права при Президенте РФ А.Л. Маковский. Абсолютным большинством голосов проект был принят в первом чтении.

Практически сразу же после принятия документа в первом чтении Исследовательский центр частного права (в котором сосредоточена основная часть работы над ГК РФ) опубликовал текст проекта.

Ко второму чтению поступило более 50 поправок, из которых половину Комитет по законодательству на заседании рекомендовал к принятию. Затем состоялось второе чтение, которое утвердило рекомендованные Комитетом поправки и текст законопроекта.

На основании Регламента Государственной Думы процедура третьего чтения любого законопроекта предполагает правовую и лингвистическую экспертизу и, как правило, не вызывает каких-либо затруднений. Однако применительно к части третьей ГК РФ трудности возникли. Ряд депутатов высказались за переход по наследству личных неимущественных прав автора тех или иных произведений. Думается, что это было просто недоразумение, которое не смогли развеять депутаты, принимавшие участие в заседании, а докладчик — председатель Комитета в зале отсутствовал (самолет, на котором он должен был прилететь, по метеоусловиям был задержан на полдня). В итоге пришлось второй раз возвращаться к рассмотрению документа в третьем чтении.

Недоразумения были устранены, и 1 ноября Государственная Дума приняла часть третью ГК РФ.

В Совете Федерации обсуждения прошли без осложнений, и 14 ноября 2001 г. закон был одобрен.

26 ноября 2001 г. Президент РФ подписал Федеральный закон «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым часть третья ГК РФ введена в действие 1 марта 2002 г.

показать содержание