Николаевская жд или дорога смерти

Техническое переоснащение Октябрьской магистрали

Техническое перевооружение Октябрьской магистрали, переход ее на новые виды тяги. Были осуществлены буквально за считанные годы. В 1956 году начались эксплуатация и ремонт новых пассажирских тепловозов ТЭ7, а в 1960 году — ТЭП60, которые полностью заменили переданные в другие депо паровозы П36. В том же году на дороге завершилось строительство всех основных пунктов экипировки паровозов жидким топливом. Это обстоятельство позволило к началу 60-х годов все основные локомотивные депо перевести на снабжение дизельным топливом, ускорить внедрение тепловозной тяги. Замена паровозной тяги на тепловозную и электрическую стала главным в преобразованиях 50 — 60-х годов

И не случайно, что именно Октябрьская магистраль еще в 50-х годах стала признанным лидером в таком важном для всей страны деле, как внедрение скоростного движения поездов. 29 мая 1957 года был опубликован приказ МПС «О подготовке линии Москва — Ленинград к движению пассажирских поездов с повышенными скоростями»

Современный вид

Электрификация главного хода Октябрьской магистрали

Электрификация главного хода Октябрьской магистрали между Ленинградом и Москвой завершилась в декабре 1962 года. 1963 год — максимальные скорости повысили до 160 км/ч, а в 1965 году впервые назначается дневной экспресс «Аврора», маршрутная скорость которого 130 км/ч (максимальная — 160 км/ч), что позволяет преодолевать 650 километровое расстояние не более, чем за 5 часов. В 1966 году дорогу наградили орденом Ленина.

В конце 70-х гг. на ряде грузовых станций дороги совместно с промышленными предприятиями была внедрена эффективная технология погрузки, в результате чего простой вагонов под грузовыми операциями сократился на 1,4 ч. На станции Ленинград-Сортировочный, построенной в 1879, был осуществлён автоматический роспуск составов с помощью электронной системы АРС, разработанной специалистами Института Гидротранссигналсвязь и работниками дороги. Внедрение этой технологии позволило повысить перерабатывающую способность сортировочных горок станции на 30%. В сентябре 1995 года Коллегией Министерства путей сообщения Российской Федерации приняли решение о комплексной реконструкции магистрали.

Утверждение проекта железнодорожной трассы

В марте 1841 года Николай I приказал учредить комиссию для составления проекта железной дороги между Санкт-Петербургом и Москвой. Председателем комиссии был назначен А. Х. Бенкендорф, в числе других в неё вошли П. П. Мельников и Н. О. Крафт. В сентябре 1841 года комиссия представила доклад-проект с финансово-экономическими расчётами постройки и эксплуатации железной дороги

Между Петербургом и Москвой большая часть грузов направлялась в сторону Санкт-Петербурга, при этом город снабжался главным образом по водным путям. Так, в 1839 году внутренними водными путями в Петербург прибыло 1,3 млн т грузов. В сравнении с этим показателем железная дорога, по проекту, должна была перевозить существенно меньшее количество грузов — 0,4 млн т. Дорога проектировалась как ещё один вид путей сообщения, способный частично разгрузить водный и гужевой транспорт и обеспечить более быструю доставку грузов и пассажиров. Согласно проекту, стоимость трассы должна была составить 43 млн рублей, из них: земляные работы — 10,4, верхнее строение пути — 9, подвижной состав — 7,8, искусственные сооружения — 3,5 млн рублей. Ежегодная чистая прибыль — 2,6 млн рублей. Объём земляных работ, при двухпутной железной дороге кратчайшего направления и максимальных уклонах в 2,5 ‰, рассчитывался в 50,5 млн м³. Проект предусматривал ежегодную перевозку 400 тыс. тонн грузов и 270 тыс. человек при скорости в 16 км/ч — для грузовых и 37 км/ч — для пассажирских поездов.

Комиссия, рассматривавшая данный проект, сочла завышенными показатели грузо- и пассажирооборота и эксплуатационные расходы. По её расчётам, чистая прибыль составляла 0,79 млн рублей. Проект и оба варианта экономических расчётов рассматривались комитетом министров, где большинство выступило против постройки железной дороги. Однако, несмотря на это, Николай I выступил за строительство магистрали, и 1 февраля 1842 года императором был подписан указ о сооружении железной дороги Петербург—Москва.

Руководство строительством дороги было возложено на Особый межведомственный комитет под председательством наследника престола цесаревича Александра Николаевича (будущий император Александр II). В него входили министры, главноуправляющий путями сообщения и публичными зданиями К. Ф. Толь, генерал-адъютанты А. Х. Бенкендорф, П. А. Клейнмихель и другие. При комитете учреждена Строительная комиссия. Линия была разделена на два строительных участка, разграниченных в районе Бологое: Северная дирекция во главе с П. П. Мельниковым и Южная, возглавляемая Н. О. Крафтом. Решением межведомственного комитета в качестве главного консультанта строительства из США был приглашён инженер Джордж Уистлер, имевший опыт строительства железных дорог. После смерти Уистлера в 1849 году на его место пригласили инженера Томпсона Брауна. 1 августа 1842 года руководство строительством линии было передано от межведомственного комитета в Главное управление путей сообщения и публичных зданий. Вместо скончавшегося К. Ф. Толя главой управления был назначен П. А. Клейнмихель. Упразднялась Строительная комиссия. В Главном управлении путей сообщения учреждён департамент железных дорог во главе с К. И. Фишером. В департамент входила комиссия по надзору за проектированием и строительством дороги (глава — инженер М. Г. Дестрем).

Рекогносцировочные изыскания начались в феврале 1842 года, и в конце апреля 1843 года трасса дороги была нанесена на карту, утверждена и принята к руководству при строительстве. Одновременно с трассированием линии проводились гидрометрические и инженерно-геологические изыскания. Общая протяжённость исследованных вариантов трассы составила 6000 км. Изыскания производились по двум маршрутам: прямому и по маршруту Петербург — Новгород — Вышний Волочёк — Москва. Новгородский вариант трассы был длиннее на 30 км и дороже на 17,5 %, но несколько увеличивал объёмы перевозок. На заседании Особого межведомственного комитета мнения высших государственных чиновников о маршруте прохождения железной дороги разделились. Точку в обсуждении поставил Николай I, приняв решение о прохождении дороги по прямому направлению без захода в Новгород.

Октябрьская железная дорога во время Гражданской войны

В период Гражданской войны железные дороги оказались в катастрофическом положении. Пришли в негодность многие километры пути, треть паровозов была выведена из строя. На работников транспорта легла тяжелая задача по ликвидации разрушений и налаживанию перевозок. Чтобы решить ее, потребовалось наладить дисциплину и управление железными дорогами. В основе первых правительственных декретов, касающихся железных дорог, лежали принципы максимальной централизации, строжайшего единоначалия и железной дисциплины. Вскоре наряду с дисциплинарными мерами стали использовать принцип материальной заинтересованности рабочих.

Большой вклад в достройку железнодорожных линий, восстановление разрушенных мостов и других сооружений внесли ученые Петроградского института путей сообщения. Работу ученых и специалистов по восстановлению и строительству мостов координировал Председатель секции научно-технического комитета НКПС профессор Н.А. Белолюбский. В 1920 году для изучения статического и динамического воздействия нагрузки на мосты под руководством профессора Н.М.  Беляева была организована мостоиспытательная станция НКПС, которая использовалась и при восстановлении других железных дорог страны. Благодаря профессионализму и ответственности работников отрасли Николаевская дорога завершила восстановление хозяйства одной из первых. С начала 1923 года она стала полностью обеспечивать перевозки грузов и пассажиров.

И началась фантастическая стройка века

Длилась она восемь лет, даже по современным меркам — быстро, иные жилые дома строятся сейчас дольше. На земляных и прочих работах каждый год было задействовано несколько десятков тысяч человек, в основном, крестьян. Крестьяне были крепостные, причем «частные» и «государственные». Да-да, государство тоже владело крепостными и использовало по своему усмотрению, в том числе на таких масштабных стройках. 

Условия работы были невероятно тяжелыми. Рабочие жили в землянках: дорогу-то тянули через необозримые леса. Даже сейчас, путешествуя на поезде из Петербурга в Москву, в окошке видишь одно и то же: лес да лес, иногда речка, жилья практически нет. 

Рабочий день длился 15-16 часов, от плохой пищи и полной антисанитарии процветали цинга, тиф и дизентерия. Работали в основном вручную, ведь труд крепостных был очень дешев, а привозить заграничные машины, да еще инженеров к ним — дорого. 

По прикидкам современников, стоимость прокладки одной версты (чуть больше 1 км) Николаевской дороги составила порядка 100 тыс. рублей серебром и жизни двух рабочих. Вряд ли это преувеличение, скорее, цифры занижены, ведь полотно в буквальном смысле стоит на костях, и это неоднократно подтверждалось в процессе реконструкции дороги. 

Вспоминается невеселое стихотворение Некрасова «Железная дорога»: 

«…Прямо дороженька: насыпи узкие, Столбики, рельсы, мосты. А по бокам-то все косточки русские… Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?…» 

А что поделать? Такие были порядки в те времена. Между прочим, крестьяне сами стремились попасть на стройку: их жизнь в деревне была ненамного легче, а платили работникам существенно лучше. За 6 месяцев работы без выходных можно было заработать на поллошади! Подсчитали, что заработок землекопа составлял примерно 35 руб. За этот срок, а хорошая рабочая лошадь стоила 70 руб. 

Конечно, и воровства на стройке хватало — куда ж без этого. В архивных документах зафиксирован любопытный факт: поставщики шпал купцы Скрябин и Громов выиграли торги на поставку железнодорожных шпал. Цена в контракте стоял 1 руб. 50 коп. За шпалу. А сами закупали их по 70 коп. За штуку. В свою очередь, отпускная цена фабрики составляла 27 коп. за шпалу! Неплохое завышение цены в пять раз! Ничего не напоминает вам, читатель? 

Факт остается фактом — дорогу построили на совесть, ведь служит она уже больше полутора веков. Менялось название, менялись поезда, ежедневно идущие по ней, но сама железная дорога все та же. Начинается в Москве (или в Санкт-Петербурге, как уж посмотреть), заканчивается в Санкт-Петербурге. Локомотивы привозят вереницы вагонов на прекрасные парные вокзалы работы знаменитого архитектора К. Тона.  

Дорога по-прежнему оправдывает свое название «Дорога смерти»

Число жертв, попадающих под поезд по собственной неосторожности, здесь выше, чем где-либо еще. Связано это с движением высокоскоростных поездов «Сапсан». Они несутся практически бесшумно, а многие люди, не обращающие внимания на предупредительные знаки, оказываются в буквальном смысле затянуты воздушной волной под колеса поезда. 

Октябрьская железная дорога — первая железнодорожная магистраль

Тем не менее, вокруг строительства железной дороги между Санкт-Петербургом и Москвой разгорелись споры. Собственники многих предприятий опасались, что по железным дорогам хлынут в Россию заграничные товары. Споры эти прекратились 1 февраля 1842 г., когда Николай I подписал указ о сооружении первой русской железнодорожной магистрали Санкт-Петербург — Москва. Дорогу решили проложить по кратчайшему расстоянию между двумя столицами, длину ее определили в 604 версты (644 км). Впоследствии, при строительстве Веребьинского обхода в 1877 г., протяженность дороги увеличилась до 609 верст. Летом 1843 года начались строительные работы. Строительство было поручено осуществлять двум дирекциям — Северной и Южной. Северную дирекцию возглавил П.П. Мельников, Южную — Н.О. Крафт.

Н.О. Крафт
П.П. Мельников

Инженеры дороги

Именно Мельников, выдающийся инженер, разработал принципы выбора основных элементов проекта — таких, как число главных путей, руководящие уклоны по направлениям, мощность железнодорожных сооружений в зависимости от ожидаемых размеров движения. Он впервые организовал опыты по установлению расчетной силы тяги по сцеплению для определения веса поезда. Мельниковым установлены принципы размещения и классификации станций и созданы оригинальные типы промежуточных станций. Он составил первые в России технические условия на проектирование и строительство земляного полотна, станций, искусственных сооружений и верхнего строения пути.

Таким образом, при строительстве были выбраны оптимальные уклоны, радиусы кривых и другие характеристики. Земляное полотно возводилось сразу под два пути. Впервые стали укладываться широкоподошвенные железные рельсы. По настоянию Мельникова ширина колеи была установлена равной 5 футам или 1524 миллиметрам. Она стала стандартной для всех дорог России. Строителям для преодоления водных преград пришлось возвести 8 больших и 182 средних и малых моста.

Подвиг строителей — крепостных крестьян

Нельзя забывать и о безымянных строителях магистрали — крепостных крестьянах. Можно с уверенностью сказать, что успех «небывалой доселе стройки» был достигнут именно благодаря их труду. Ими было выполнено до 10 миллионов кубических саженей (97 млн. м3) земляных работ. Т. е. около 160 тыс. м3 на версту пути. Эта цифра колоссальна не только для того времени.

Эксплуатация

8 сентября 1855 года, после смерти Николая I, Петербург-Московская железная дорога стала называться Николаевской. Дорога была продана в 1868 году Главному обществу российских железных дорог в собственность на срок до 1952 года. Обратно в казну магистраль выкупили в 1894 году. В том же 1894 году к Николаевской железной дороге были присоединены Портовая, Новоторжская и Ржевско-Вяземская линии, в 1895 году — Боровичская линия, в 1907 году — Бологое-Полоцкая линия и в 1908 году — Московская окружная линия.

На железной дороге производились работы по её реконструкции. Так, с 1857 года из верхнего строения пути вынимались продольные лежни с одновременным увеличением эпюры укладки шпал (шага шпал) — с 1166 до 1480 штук на километр пути. С 1886 года стали использоваться шпалы, пропитанные хлористым цинком, что увеличило срок их эксплуатации с 4 до 8 лет. Постепенно железные рельсы заменялись стальными, длиной 8,5 м и массой 33 кг/м с новым типом соединения рельсовых стыков. Крупные работы по увеличению междупутья на 30,5 см — с 3,36 м до 3,66 м (с 11 до 12 футов) — были произведены в 1890-е годы. В 1860-м году, на основе опыта эксплуатации магистрали, были приняты общероссийские габариты подвижного состава и приближения строений.

С 1860 года на дороге стала применяться оптическая сигнализация, разрешающая либо запрещающая дальнейшее следование поезда. Каждый элемент сигнализации представлял из себя установленный на столбе диск с отверстием в его центре для фонаря. Диски были красными — входными — и устанавливались возле стрелочных переводов, либо зелёными, которые устанавливались за 500—800 м от стрелки и предупреждали о приближении к входному сигналу. Положение красного диска ребром к машинисту плюс зажигавшийся ночью белый свет означали разрешение для дальнейшего движения. Диск, обращённый к машинисту плоскостью, и ночью дополнительно зажигавшийся красный свет показывали, что путь закрыт. В 1878 году на железной дороге стала применяться блокировка, и на станциях были установлены входные и выходные семафоры. В то же время на железной дороге появились устройства централизации стрелок и сигналов, позволившие объединить управление стрелочными переводами в одном, двух постах на станции.

С 1868 по 1893 год деревянные пролётные строения мостов были заменены металлическими по проекту Н. А. Белелюбского. В это время — в 1869 году — на одном из крупнейших мостов железной дороги — Мстинском — произошёл крупный пожар, в котором сгорело несколько пролётов моста. Это привело к значительным затруднениям в движении по трассе на 4 месяца, в течение которых сгоревшие фермы были восстановлены. Металлические фермы Мстинский мост получил в 1881 году, при строительстве Веребьинского обхода, когда вместо старого деревянного моста рядом был построен новый. Веребьинский обход сооружался для уменьшения уклона пути на этом участке. Работы по его строительству велись с 1877 по 1881 год и обошлись, включая замену Мстинского моста, в 5 млн 240 тыс. рублей. Обход удлинил линию на 5,4 км, но позволил уменьшить уклон трассы в этом месте до 6 ‰. Веребьинский мост использоваться перестал.

В 1869 году на многих станциях для набора воды паровозами были установлены гидроколонки. В дополнение к круглым депо, уже не способным вместить более новые и, соответственно, длинные паровозы, было построено 10 прямоугольных депо: 7 из них с двенадцатью, а 3 — с четырьмя стойлами. В Москве было возведено веерное депо на девятнадцать стойл. Первая в России сортировочная станция была открыта в Санкт-Петербурге в 1879 году. Станция строилась двухсторонней — с сортировочными парками по обе стороны от главных путей. Каждый парк имел наклонные вытяжные пути уклоном в 10 ‰.

Увеличивалось количество вагонов в поезде. К концу XIX века в пассажирском составе было до 11 вагонов, товарный состоял из 50. С 1860-х годов пассажирские вагоны стали оснащаться туалетами, а также отапливаться. В 1892 году на участке между Петербургом и Москвой ходило 17 пассажирских и 30 товарных пар поездов в сутки. Курьерский поезд преодолевал расстояние между столицами за 13 часов.

Октябрьская железная дорога в годы Великой Отечественной войны

Блокада Ленинграда резко изменила характер работы дороги. Действующие линии использовались в основном для перевозок грузов к фронту и продовольствия в Ленинград. В сентябре 1941 года в пределах Ленинградского узла обращалось лишь 35 пар пассажирских поездов, а в январе 1942 года пассажирское движение почти прекратилось. С начала блокады единственным путем для сообщения со страной оставалось Ладожское озеро. По водной трассе, подвергавшейся постоянным бомбежкам, осенью 1941 г. стали доставлять на баржах продовольствие и другие грузы для осажденного Ленинграда. С сентября 1941 г. ремонтно-строительные поезда начали реконструкцию малодеятельной до войны тупиковой Ириновской линии, которая стала единственной коммуникацией, связывающей Ладожское озеро с городом. Когда в середине зимы 1942 г. вышел из строя городской водопровод, и паровозы, перевозившие грузы с Ладоги, остались без воды, железнодорожники вместе с городскими пожарными протянули свинченные шланги от проруби на Неве до деповских путей. Вскоре иссякли запасы топлива. Железнодорожники начали заготавливать лес на участке вблизи платформы Каменка Всеволожского района.

Дорого жизни

Дорога жизни работала с полной нагрузкой. Уже в марте в город ежесуточно поступало до 200 вагонов с продовольствием и другими грузами. Чтобы справиться с возросшими перевозками, следовало увеличить пропускную способность перегонов и дополнительно развить раздельные пункты. Потребовалось создать новые линии. Для обеспечения строительства укладочным материалом железнодорожные войска вынуждены были разобрать пути пассажирских и сортировочных станций. Колоссальные разрушения принесла война хозяйствам Октябрьской дороги. Фактически вся магистраль находилась во фронтовой или прифронтовой полосе. Ожесточенным бомбежкам подверглись станции, локомотивные, вагонные депо, другие железнодорожные предприятия. С марта до июня 1943 года мосты через Неву повреждались 18 раз, но каждый раз разрушенную часть быстро восстанавливали — у мостов дежурили железнодорожники и военные строители.

Восстановление магистрали

27 января 1944 года гитлеровские войска были отброшены от Ленинграда. 23 февраля 1944 г. из Ленинграда в Москву по восстановленному главному ходу был отправлен первый после снятия блокады грузовой поезд. А 20 марта в столицу отправился поезд «Красная стрела». На Западе еще гремели ожесточенные бои, а на линиях Октябрьской магистрали уже велись восстановительные работы. С окончанием войны практически всю магистраль подготовили к выполнению грузовых и пассажирских перевозок. К 1950 году на Октябрьской дороге было восстановлено 3,5 тыс. км главных путей. Более 300 вокзалов и 1126 зданий, 240 мостов, свыше 6,3 тыс.км линий связи.

Открытие движения

С 14 по 16 августа 1851 года из Петербурга в Москву по железной дороге, на 9 поездах, были перевезены два батальона лейб-гвардии Преображенского и Семёновского полков, два эскадрона лейб-гвардии Кавалергардского и Конного полков и дивизион гвардейской артиллерии. В 4 утра 18 августа в Москву отправился царский поезд, состоявший из 9 вагонов. Путешествие, вместе с остановками, заняло 19 часов. Официальное открытие магистрали Петербург-Москва 1 ноября 1851 года ознаменовалось пуском первого «всенародного поезда». В 11 часов 15 минут утра поезд из 6 вагонов двинулся в путь. В поезде было 17 пассажиров первого класса, 63 — второго и 112 — третьего класса. Поезд прибыл в Москву в 9 часов утра следующего дня, пробыв в пути 21 час 45 минут.

Первое время плата за проезд пассажиров от Петербурга до Москвы составляла: в первом классе 19 рублей, во втором — 13 и в третьем — 7 рублей. За меньшую плату людей возили в товарных поездах, а летом — на открытых платформах. Для сравнения: в 1820-х годах стоимость одного билета на дилижанс из Петербурга в Москву составляла 95 рублей, а путь занимал 4—5 суток. За такое же расстояние, пройденное пассажиром на пароходе по маршруту Одесса — Керчь, в 1849 году пришлось бы заплатить 16, 9 или 4 рубля за билет 1, 2 или 3 класса соответственно.

Первым начальником железной дороги был назначен инженер путей сообщения А. А. Романов, до того работавший на Царскосельской линии. С 1852 по 1855 года магистраль возглавлял Н. О. Крафт.

Практически всю работу по эксплуатации железной дороги выполняли воинские подразделения. В 1851 году было сформировано 14 отдельных военно-рабочих рот, 2 кондукторские и одна телеграфная роты. Военно-рабочие роты, общей численностью 3500 человек, занимались охраной мостов и переездов, а также организацией работы станций. В кондукторских ротах состояли машинисты, их помощники, кочегары и кондуктора, всего 550 человек. Телеграф обеспечивала рота из 290 военнослужащих. С переходом линии к частным владельцам воинские формирования были упразднены.