Мартынов, леонид николаевич

Адреса[править | править код]

«Жилой дом А. П. Вальса» с мемориальной доской, напоминающей, что «здесь жил поэт Л. Мартынов» (ул. Красных Зорь, 30)

Омск
  • 1905—1909 — ул. Лагерная (ныне — ул. Жукова; дом не сохранился).
  • 1909—1932, 1935—1946 — ул. Красных Зорь, д. 30 (до 1919 года — Никольский проспект). Памятник истории и культуры регионального значения «Жилой дом А. П. Вальса», сохранившийся одноэтажный деревянный дом; ныне находится под угрозой сноса.
Вологда

1933—1935 — ул. Кузнецкая, 17 (ныне — ул. Авксентьевского; дом не сохранился).

Москва
  • 1946—1957 — ул. 11-я Сокольническая, д. 11, кв. 11 (ныне — ул. 4-я Сокольническая; дом не сохранился).
  • 1957—1980 — Ломоносовский пр-т, д. 19.

Память о поэте[править | править код]

Памятник Л.Мартынову в доме-музее Ш.Петёфи (г. Кишкёрёш, Венгрия). Скульптор Т.Сабо

Мемориальный камень Л.Мартынову в Омске. Фото 2010 года

  • В 1985 г. в доме-музее Ш. Петёфи в Кишкёрёшё (Венгрия) был открыт «парк» из скульптурных портретов крупнейших поэтов разных стран, переводивших Петёфи. 26 июля 1985 г. были установлены первые три памятника: поэтам Джузеппе Касони (Италия), Л. Мартынову и Ивану Вазову (Болгария). Памятник Л. Мартынову выполнил скульптор Тамаш Сабо (Tamás Szabó). В настоящее время в «парке» увековечены 14 переводчиков поэзии Петёфи. Эта венгерская скульптура остаётся единственным в мире памятником Л. Мартынову.
  • В 1995 году именем поэта назван бульвар в Омске. Поэт на этой улице не жил, но жил недалеко отсюда, на ул. Красных Зорь, д. 30 (бывший Никольский проспект). В начале бульвара в 2001 году был заложен памятный камень (трехтонный базальтовый камень) со словами на гранитной доске: «Капитану воздушных фрегатов Леониду Мартынову от омичей». Сегодня на бульваре Мартынова есть целая : установлены памятные знаки-камни литераторам, чьи судьбы связаны с Омском, в том числе современникам поэта: П. Васильеву, П. Драверту, Г. Вяткину, А. Сорокину и другим.
  • Имя поэта присвоено одной из муниципальных библиотек Омска.
  • В Омске, как правило — в мае, проходят «Мартыновские чтения». Всего они были четырежды: в мае 1983, 1985, 1995 и 2005 годов. В 2005 г. они проходили в рамках юбилейных мероприятий, посвящённых 100-летию Мартынова. Исследователи сетуют, что литературное наследие Мартынова обширно, что ещё не всё напечатано, и многое затерялось в старых отечественных изданиях.

Соль земли Сибирской

В суровом краю, где снега и морозы не располагают к праздности, для поэзии имеется весьма скудная почва. Однако воспитанные суровой природой люди умудряются разглядеть крупицы светлого и прекрасного сквозь завихрения метели. Популярный советский поэт Леонид Николаевич Мартынов появился на свет 22 мая 1905 года в семье инженера Министерства путей сообщения. Родители на тот момент проживали в городе Омске. Отец занимался проектированием водопропускных сооружений на железной дороге. Мать работала учительницей в местной гимназии. 

В свободное от служебных обязанностей время, отец охотно занимался с маленьким Леней. Рассказывал ему русские народные сказки. Через некоторое время стал пересказывать мифы Древней Греции. Мальчик обладал великолепной памятью и частенько выспрашивал у главы семьи подробности сюжетов, о которых отец порой просто не знал. В общении с матерью будущий журналист вполне прилично освоил немецкий и польский языки. К четырем годам Мартынов выучился читать. В доме имелась неплохая подборка книг. Леонид прочел все, даже те, что были напечатаны на иностранных языках.  

После чего переключился на городскую библиотеку. Чтобы добраться до городского книгохранилища, мальчугану приходилось пересекать соборную площадь и проходить сквозь Казачий базар. Здесь, на стыке Европы и Азии, при любой погоде шумело и волновалось роскошное торжище. Перед глазами мелькали лисьи малахаи и бархатные шапочки, папахи и картузы. Поверх толкотни и суеты звучали колокола католического собора, звенели трамваи и цокали подковы лошадей. Мартынов любил наблюдать эту динамично меняющуюся картину. 

Леонида зачислили в мужскую гимназию, где он с первых дней демонстрировал похвальные способности в гуманитарных науках. Революционные события и эпизоды гражданской войны сохранились в его памяти до мельчайших деталей. Мартынова, который был еще подростком, угораздило столкнуться с Верховным главнокомандующим России адмиралом Колчаком. Два друга катались на лодке по Иртышу и «подрезали» катер с адмиралом на борту. По молодости лет гимназистам этот проступок сошел с рук. Хотя Мартынов с товарищем изрядно перепугались. 

История жизни Леонида Николаевича Мартынова

В 1954 году в сборнике «Разговор перед съездом» появилась статья Ильи Сельвинского «Наболевший вопрос». Говоря о советских поэтах, Сельвинский упомянул Мартынова «Вот Леонид Мартынов — человек, постигший тайну скрипичного волшебства. Мы, поэты, очень любим его чудесную «Кружевницу», его тонкое стихотворение «След», незаурядные русские пейзажи. После таких стихов чувствуешь себя благороднее, возвышеннее, счастливее. Хочется быть лучше и чище, потому что приобщился к какой-то большой духовной красоте. К сожалению, широкий читатель знает главным образом переводы Мартынова, о собственных же его стихах имеет слабое представление…» Статья эта послужила первым шагом к возвращению поэта из забвения.

«Мартынов, — вспоминал Илья Эренбург, — разговаривал мало и в жизни бывал незрячим, скажу даже — косноязычным. Однажды я его познакомил с Пабло Нерудой. Мартынова чилийский поэт изумил, как явление природы, а ливни, засуха, таяние снегов, ветер всегда его изумляли. Он написал стихи о Неруде и показал его таким, каким он изображался в газетных статьях — богатырем, мифическим Баяном. А Неруда понял Мартынова «Настоящий поэт — перед его глазами второй мир — искусства». Мартынова после 1946 года не печатали. Он продолжал писать стихи, вынимая из карманов смятые листочки, читал мне, и каждый раз я дивился его поэтической силе метеорология становилась эпопеей. А он рассеянно пил чай и отвечал невпопад на вопросы. То были годы расцвета его творчества. В 1955 году Мартынову исполнилось пятьдесят лет. Молодые поэты добились устройства его вечера в Доме литераторов и читали его стихи. Из старых писателей был, кажется, только я. Потом выступали представители литературных кружков московских заводов, железнодорожники. Все они говорили, что переписанные стихи Мартынова помогли им понять современную поэзию. Судьба поэта изменилась…»

В 1955 году вышел сборник Мартынова — «Стихи». Эта небольшая книжка мгновенно стала популярной. О полузабытом поэте заговорили, в одно мгновение он стал знаменитостью. «Что такое случилось со мною — удивлялся он сам. — Говорю я с тобою одною, а слова мои почему-то повторяются за стеною, и звучат они в ту же минуту в ближних рощах и в дальних пущах, в близлежащих людских жилищах и на всяческих пепелищах, и повсюду среди живущих. Знаешь, в сущности, это не плохо! Расстояние не помеха ни для смеха и ни для вздоха. Удивительно мощное эхо! Очевидно, такая эпоха».

В 1966 году книга стихов Мартынова «Первородство» была удостоена Государственной премии РСФСР, в 1974 году книга стихов «Гиперболы» — Государственной премии СССР.

«Я никогда не видел Мартынова пишущим, — вспоминал один из близких ему людей. — Естественно, что, встречаясь с друзьями, он давал себе волю отдохнуть, занять ум непринужденной беседой, а то и просто шутливой болтовней. Но, разговаривая о чем угодно, он нет-нет да и сворачивал к тому, что всего сильнее занимало, а это всегда была очередная работа, самая неотложная, лучшая, наиглавнейшая. Многие сюжеты будущих новелл он, очевидно, специально проговаривал заранее, как бы прикидывая, с какого боку это удобнее положить на бумагу. Иногда пересказывал уже существующее в набросках. При этом по ходу пересказа к произведению добавлялись какие-то неожиданные штрихи и детали. И наконец, Леонид Николаевич нередко зачитывал вслух черновые варианты почти готовых вещей. Нина Анатольевна обычно против этого возражала, полагая, что автор слишком торопится и докучает гостю. «А ты думаешь, что я должен читать другу только шедевры! — не соглашался поэт. — Почему я не могу поделиться с ним своими сомнениями Пусть откровенно выскажется, как идет дело…»

20 августа 1979 года умерла жена Мартынова.

«После кончины Нины Анатольевны, — писал его друг Л. Лавлинский, — что-то начало неотвратимо разрушаться и в характере поэта. Его скорбь и долголетние болезни приняли слишком жизнеопасную форму. Его нужно было буквально спасать от гибели. При нем, правда, почти неотлучно дежурила Галина Алексеевна Сухова — врач, на протяжении многих и многих лет лечившая эту семью. Отношения трех людей давно уже переросли в прочную и нежную дружбу, и не случалось праздника, чтобы я не заставал в доме поэта Галину Алексеевну. Мне даже известно, и думаю, что я вправе об этом сказать за несколько дней до кончины Нина Анатольевна, предчувствуя ее приближение, наказывала Суховой не оставлять поэта заботой. Завещание это было выполнено…»

Предвидение

Мне кажется, он предвидел то, что называем мы сегодня перестройкой. Еще в 70-е годы Мартынов грезил о новой России:

«Я как будто несколько столетий
Не писал стихов. И вновь берусь.
Промелькнуло, я и не заметил,
Несколько веков. Иная Русь.
И на ней совсем иная осень,
И над ней иные облака…»

Он верил и в будущее планеты Земля:

«И брожу я меж соленых луж,
И как будто вижу я, блуждая,
Что блуждаю, как ученый муж,
Зарожденье жизни наблюдая
На тебе, планета молодая!
О, твоя еще взойдет звезда,
Поостынет дикая вода,
Кровь и мед появятся и млеко!
Но когда еще? Еще когда!
Высшая премудрость иногда
Преждевременна для человека…»

И разве не он покаялся не только в собственных ошибках, но как бы взвалил на свои плечи грехи всей нашей интеллигенции?

«Ах, сколько туч над нами пронеслось!
Рассеялось!
Но если говорят,
Что где-то кто-то в чем-то виноват,
Пожалуйста, считайте, это — я».

В какой-то мере предугадал поэт и кризис культуры, наше духовное обнищание, потерю интереса к литературе, невостребованность поэзии. И совсем удивительно — он предчувствовал и свое собственное забвение.

«Из мира
облачных страниц,
Разрозненных Двадцатым веком,
Одна из прилетевших птиц
Вдруг обернулась человеком
И там, где лунное ведро
Ушло в небесные чернила,
Свое летучее перо
О серп Венеры очинила:
«Все станет на свои места,
Уход твой назовут утратой
В год от рождения Христа
Две тысячи девятьсот пятый.
А до тех пор доволен будь
И безмятежностью забвенья,
Ложась своей же гордой тенью
На собственный свой торный путь».

Примечания

  1. Мартынов Леонид Николаевич // Большая советская энциклопедия:
  2. — статья из
  3. Воздушные фрегаты: Книга новелл. — М.: Современник, 1974. — С. 21.
  4. , с. 452—461.
  5. (или см. Мартынов Л. Дар будущему: Стихи и воспоминания / Сост. Г. А. Сухова-Мартынова, Л. В. Сухова. — М.: Вече, 2008. — С. 460. — 672 с. — 1000 экз.)
  6. , с. 449.
  7. , с. 546—552.
  8. Инбер В. Уход от действительности // Литературная газета. — 1946, 7 декабря. Вывод В. Инбер: «Нам с вами не по пути, Мартынов!»
  9. L. Martynovas. Poezija / Vertė E. Mieželaitis, Vyt. Rudokas, V. Šimkus. — Vilnius: Vaga, 1964.
  10. Позже был обменян на награду Социалистической Республики Венгрии — Орден труда с рубинами. (Мартынов Л. Дар будущему: Стихи и воспоминания / Сост. Г. А. Сухова-Мартынова, Л. В. Сухова. — М.: Вече, 2008. — С. 576—581. — 672 с. — 1000 экз.)
  11. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — 492 с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8. — С. 256.
  12. С разных точек зрения: «Доктор Живаго» Б. Пастернака. — М.: Советский писатель, 1990. — 288 с.
  13. Мартынов Л. Н. Собрание сочинений. В 3-х томах. — М.: Художественная литература, 1976. — Т. 1. Стихотворения. — С. 447—448. — 75 000 экз.
  14. Мартынов Л. Н. Собрание сочинений. В 3-х томах. — М.: Художественная литература, 1977. — Т. 2. Стихотворения. Поэмы. — С. 30. — 75 000 экз.
  15. , с. 400.
  16. Мартынов Л. Черты сходства. — М.: Современник, 1982.
  17. Мартынов Л. Дар будущему: Стихи и воспоминания / Сост. Г. А. Сухова-Мартынова, Л. В. Сухова. — М.: Вече, 2008.
  18. Сухова Л. О моей маме // Складчина. Литературный альманах. — Омск. 2016, № 1.
  19. Памяти Г. А. Суховой-Мартыновой // Складчина. Литературный альманах. — Омск. 2016, № 1.
  20. Шайтанов И. Леонид Мартынов : Художественные поиски и традиции в современной поэзии // Русская литература XX века / Под ред. В. В. Агеносова. 11 кл. — Ч. 2. — М.: Дрофа, 2007. — С. 374—381.
  21. «Собрание Постановлений Правительств СССР», 1974 год, № 23. — С. 470.
  22. «Собрание Постановлений Правительств РСФСР», 1966 год, № 31. — С. 545.
  23. «Ведомости Верховного Совета СССР», 1965 год, № 27 (368). — С. 548.
  24. «Ведомости Верховного Совета СССР», 1975 год, № 22 (1784). — С. 339.
  25. Дементьев В. В. Леонид Мартынов. Поэт и время. — М.: Советский писатель, 1986.
  26.  (недоступная ссылка). Дата обращения: 7 июня 2010.
  27. , с. 420.
  28. В книгу вошли статья «Лукоморье», опубликованная в газете «Красная звезда» 16 сентября 1942 года, и отклики на неё сибиряков-фронтовиков

Факты, указывающие на предумышленное убийство

Патологоанатомы из НИИ Склифосовского заключили, что во рту у Евгения Мартынова было обнаружено немалое количество нашатырного спирта. Но ведь его же не пьют! Для приведения человека в чувство достаточно капельки нашатыря на кусочке ваты, а у певца одежда прямо-таки источала резкий запах аммиака! Однако в заключении о причине смерти указана сердечная недостаточность.

Брат покойного сделал вывод, что Евгений Мартынов умер именно от отравления:

«Причиной плохого самочувствия Жени послужило то, что его умышленно отравили. Может, водка попалась «паленая», или же в рюмку ему чего-то добавили, чтобы он отрубился и его можно было обчистить. До приезда милиционеров брат все еще дышал и нужно было просто вызвать скорую, а не проводить неумелую реанимацию. Разве можно было вливать в живого человека нашатырь вместо того, чтобы просто дать понюхать?! Неужели они не знали, что аммиак вызывает сильнейший отек слизистой оболочки, блокируя дыхательные пути?!».

Интересные факты

  • 11 лет Мартынов жил в Москве по адресу 11-я Сокольническая улица, дом номер 11, квартира номер 11, в комнате площадью 11 квадратных метров. Число одиннадцать поэт считал счастливым и завещал в день смерти положить ему на грудь одиннадцать камней из своей коллекции.
  • В юности Мартынов, катаясь на лодке с другом на Иртыше, из озорства «срезал нос» глиссеру, на котором, как потом выяснилось, находился и наблюдал за происходящим сам адмирал Колчак. На причале друзей поджидали офицеры с глиссера. Однако Верховный правитель сказал им: «Пропустите господ гимназистов!» — и инцидент был исчерпан.
  • В 1932 году «антисоветский ссыльный литератор» Мартынов написал ходатайство о переводе его вне Севкрая. Спустя год Москва разрешила: «Можно направить в Ср. Азию». Однако за прошедшее время коренным образом изменилась личная жизнь поэта, и он написал новое заявление с просьбой оставить его в Вологде.
  • Друзья Л. Мартынова, писатели, композиторы и художники:
  • В. Бутусов в первом альбоме «Наутилуса» использовал стихи венгерских поэтов в переводе Мартынова.
  • Юрий Визбор высоко ценил поэмы Л. Мартынова, особенно «Тобольского летописца», и за день до смерти, в больнице, читал эту поэму вслух.
  • Б. Слуцкий написал стихотворение «О Л. Н. Мартынове», которое имело подзаголовок «Статья»:

   О Л. Н. Мартынове

Ранние годы

Будущий композитор Евгений Мартынов в возрасте пяти лет переехал со всей семьей в город Бахмут (до 2016-го Артемовск), расположенный в Донецкой области. Это была малая родина его отца, поэтому можно сказать, что они вернулись в свой родной край. Григорий Мартынов вложил в сына много терпения и труда, развивая в нем данный от бога талант к музыке. Будучи еще школьником, Евгений начал создавать собственные произведения, ведь одарен он был не только прекрасным голосом, но и тонким слухом.

В Артемовске будущий композитор получил начальное музыкальное образование по классу кларнета. Юноша мечтал быть артистом, поэтому, имея все необходимые таланты, в 1967-м поступил в консерваторию имени Петра Ильича Чайковского, расположенную в городе Киеве. Но по каким-то причинам юноша перевелся в музыкально-педагогический институт Донецка, который ныне носит высокое звание консерватории имени С. С. Прокофьева. Окончил он его раньше положенного срока обучения, в 1971 году.

СЕДЬМОЕ ЧУВСТВО

Строятся разные небоскребы,—Зодчим слава и честь,Но человек уже хочет иного —Лучше того, что есть.Лучше и лучше пишутся книги,Всех их не перечесть,Но человек уже хочет иного —Лучше того, что есть.Тоньше и тоньше становятся чувства,Их уж не пять, а шесть,Но человек уже хочет иного —Лучше того, что есть.Знать о причинах, которые скрыты,Тайные ведать пути —Этому чувству шестому на смену,Чувство седьмое, расти!Определить это чувство седьмоеКаждый по-своему прав.Может быть, это простое уменьеВидеть грядущее въявь!

(1952)

 

Поэт и переводчик похоронен на московском Востряковском кладбище (фото со страницы http://bozaboza.narod.ru/martinov.html).

Биография

Родился 9 (22) мая 1905 года в Омске в семье гидротехника путей сообщения Николая Ивановича Мартынова и дочери военного инженера-кантониста, учительницы Марии Григорьевны Збарской. Сибирский род Мартыновых идёт от «владимирского коробейника-книгоноши Мартына Лощилина, осевшего в Семипалатинске».

Дебютировал в печати в 1921 году заметками в омских газетах «Сигнал», «Гудок», «Рабочий путь». Первые стихотворения были напечатаны в сборнике «Футуристы», изданном в походной типографии агитпарохода «III Интернационал». Входил в футуристическую литературно-художественную группу «Червонная тройка» (1921—1922), куда входили также В. Уфимцев, В. Я. Шебалин и Н. А. Мамонтов. В конце 1921 года вслед за Н. А. Мамонтовым уехал поступать во ВХУТЕМАС, однако оба они вскоре вернулись из-за неустроенности быта. Став в 1924 году разъездным корреспондентом газеты «Советская Сибирь» (Новониколаевск), Мартынов исколесил всю Западную Сибирь и Казахстан. Участвовал в геологических экспедициях. В 1927 году редактор «Звезды» Н. С. Тихонов напечатал стихотворение «Корреспондент» — первая публикация за пределами Сибири. В 1930 году в Москве вышла первая книга Мартынова — очерки о Прииртышье, Алтае и Казахстане «Грубый корм, или Осеннее путешествие по Иртышу» (Москва, «Федерация», 1930). В 1932 году сдал в редакцию «Молодой гвардии» книгу «новелл о любви и ненависти в годы начала социалистической перестройки», которую так и не напечатали и которая считается ныне пропавшей.

В 1932 году был арестован по обвинению в контрреволюционной пропаганде и осуждён по делу так называемой «Сибирской бригады» по статье 58/10 УК РСФСР к высылке на три года в Северный край. (Реабилитирован прокуратурой СССР 17 апреля 1989 года посмертно). Административную ссылку провёл в Вологде, где жил с 1932 до 1935 год. Работал в местной газете «Красный Север», где и встретился с будущей женой, Ниной Поповой. После ссылки они вдвоём вернулись в Омск.

Началом «настоящей литературной известности» поэт называл публикации «Увенькая» и «Тобольского летописца» в «Сибирских огнях» В. Итина в 1936 г. По словам поэта, Вивиан Итин сыграл большую роль в его жизни: «…Нас объединяли многие творческие и, я бы сказал, политические, государственные интересы».

В 1939 году к Мартынову пришла литературная известность: вышла книга «Стихи и поэмы» (Омск, 1939). Поэмы с исторической сибирской тематикой заметил и оценил К. М. Симонов в рецензии «Три поэмы» («Литературная газета», июль 1939). На следующий год вышли исторический очерк об Омске «Крепость на Оми» и книги «Поэмы» (вышли одновременно в Москве и Омске).

В 1942 году благодаря хлопотам писателя А. Калинченко был принят в СП СССР. В 1943 году К. М. Симонов предложил своё место фронтового корреспондента в «Красной Звезде». Мартынов вернулся в Омск «за вещами», но был тут же призван в армию, в Омское пехотное училище. По состоянию здоровья был освобождён от военной службы, и служил как литератор — писал историю училища.

Сборник «Лукоморье», «зарезанный» А. А. Фадеевым, усилиями нового председателя Союза писателей СССР Н. С. Тихонова вышел в 1945 году. В феврале 1946 года Л. Н. Мартынов переехал в Москву.

В декабре 1946 года в «Литературной газете» вышла разгромная статья В. М. Инбер о книге стихов «Эрцинский лес» (Омск, 1946). После резкой критики и «проработки» в Москве, Омске и Новосибирске тираж книги был уничтожен, и доступ к печати закрылся на девять лет. Всё это время поэт писал «в стол» и зарабатывал переводами.

Переводил на русский язык стихотворения английских (Ч. Дибдин, А. Теннисон), чешских (Ян Неруда), чилийских (Пабло Неруда), венгерских (Э. Ади, А. Гидаш, Д. Ийеш, Ш. Петефи, И. Мадач, А. Йожеф), литовских (Э. Межелайтис), польских (Я. Кохановский, А. Мицкевич, Ю. Тувим, Ю. Словацкий, Ю. Пшибось, А. Важик, Ц. Норвид, К. Галчинский), французских (А. Рембо, В. Гюго, Ш. Бодлер), итальянских (С. Квазимодо, А. Северини), югославских (О. Жупанчич, М. Крлежа) и других поэтов. По словам Л. М., он перевёл около ста тысяч стихотворных строк. За переводческую деятельность награждён правительством Венгрии орденами «Серебряный Крест» (1949), «Золотая Звезда» (1964) и «Серебряная Звезда» (1970).

Годы забвения

На этот раз Мартынова не арестовали, не выслали, его просто прекратили печатать. Только переводы с венгерского, польского, французского изредка появлялись в журналах. Но Мартынов всегда верил в свое предназначение. В 45-м он писал:

«Мне кажется, что я воскрес,
Я жил. Я звался Геркулес.
Три тысячи пудов я весил.
С корнями вырывал я лес.
Рукой тянулся до небес.
Садясь, ломал я спинки кресел.
И умер я… И вот воскрес:
Нормальный рост, нормальный вес —
Я стал как все. Я добр. Я весел.
Я не ломаю спинок кресел…
И все-таки я Геркулес».

Именно в запретные годы непечатанья Мартынов работает истово, собирает воедино свои лучшие сочинения. Они появились только через девять лет, в 55-м, в виде тоненькой зеленой книжки со скромным названием «Стихи». Сразу же после выхода сборника Мартынов, как говорится в таких случаях, проснулся знаменитым. Его стихи читали, обсуждали, цитировали. Многие строки просто сделались афоризмами: «Из смиренья не пишутся стихотворенья», «удивительно громкое эхо», «человечеству хочется песен…», «вода благоволила литься». Недаром на вопрос, кто он по профессии, Мартынов шутливо отвечал: «Писатель слов и сочинитель фраз».

Начало карьеры

Певец Евгений Мартынов после окончания учебы стал работать в Москве, причем изначально только как композитор. Там в 1972-м он и познакомился с некогда популярной Майей Кристелицкой, которая впервые на большой сцене исполнила песню «Березка», написанную им на стихотворение Есенина. И именно она представила Евгения Мартынова зрителям как молодого и выдающегося создателя музыки.

Тот год был знаменателен также тем, что на центральном телеканале впервые вышла в эфир песня Евгения Мартынова «Моя любовь», которую замечательно исполнила Гюлли Чохели. А с 1973 года он трудился уже в Государственном концертном объединении «Росконцерт» на должности солиста-вокалиста. А также молодой человек устроился в редакции таких известных газет, как «Правда» и «Молодая гвардия» консультантом-редактором.

После выхода в эфир песни Евгения Мартынова, он наконец проснулся знаменитым! И это неудивительно, ведь его мелодии излучают свет, любовь и теплоту, сокрытые в душе своего создателя. Затем к композитору стали поступать заказы от самых знаменитых эстрадных исполнителей, таких как Людмила Зыкина («Не разлюби меня», «Расскажи мне, мама»).

Важные даты из жизни актера

О том, как жил и живет сегодня Мартынов, узнать непросто: артист очень неохотно дает интервью. Несмотря на это некоторые факты о его жизни известны:

  1. 1972 год – первые шаги Сергея Мартынова в кино в качестве актера дубляжа.
  2. 1973 год – Мартынов окончил ВУЗ и пришел работать в Театр имени Маяковского. За всю свою творческую деятельность он стал одним из ведущих артистов. В спектаклях «Беседы с Сократом», «Родственники», «Соловьиная ночь» он играл главные роли. Особой популярностью пользовалась постановка «Кошка на раскаленной крыше». В ней, С.Мартынов играл вместе со С.Немоляевой и А.Балтер.
  3. 1973 год – первая работа в кино в качестве актера. Дебютным стал художественный фильм «Абитуриентка» – назидательная «героическая киноповесть» с лирической предысторией, снятый на основе реальных событий. В нем Сергей Мартынов сыграл роль штурмана угнанного террористами самолета. Экипаж и пассажиров, ценой своей жизни, спасла стюардесса.
  4. 1974 год – первая главная роль в музыкальной сказке Надежды Кошеверовой «Царевич Проша». История начинается с того, что сын не рассказал отцу о своем сне. За это взбалмошный царь приказал отвести Прошу в лес и оставить его там, на съедение диким зверям. С этого момента и начинаются невероятные и опасные приключения юноши.
  5. Режиссеры ценили талант актера. Начиная с конца 70-х и до середины 90-х, Сергей Мартынов много снимался: он был одним из самых востребованных актёров. Прежде всего, когда слышишь «Сергей Мартынов», вспоминаются его роли в таких кинолентах как «В небе ночные ведьмы», «Нежданно-негаданно», «Ныне прославился сын человеческий», «Тревожное воскресенье», «Любовью за любовь», «Ларец Марии Медичи», «Братья Рико» и многие другие.
  6. 1977 год – работа над озвучиванием мультфильма «Полигон».
  7. 1978 – в Белоруссии, на пробах картины «Братья Рико» состоялось знакомство Сергея с Ириной Алферовой.
  8. 1980 год – снят фильм «Ларец Марии Медичи», который принес наибольшую популярность Сергею Мартынову. По сценарию, в Ленинграде совершенно неожиданно пропадает бизнесмен и антиквар Савиньи. Следователь Люсин выясняет что его убили. В ходе расследования он выявляет не только мотив совершенного преступления, но и раскрывает загадку антикварного ларца. Картина переносит зрителя из настоящего в далекое средневековье, погружает в историю клада.
  9. 1985 год – вторая встреча будущих супругов на озвучивании зарубежной картины.
  10. 1991 г – третья встреча на съемках кинофильма «Звезда шерифа», во время которых и начался их роман. В это время семейная жизнь обоих актеров не ладилась. Ирина очень переживала, часто плакала. В этом фильме Сергей играл роль врача-психоаналитика Джада Стивенса, который выводит супругу члена мафии Демарко – героиню Ирины из эмоционального тупика. Ситуация повторилась и в реальной жизни. Для Ирины Сергей стал той опорой, благодаря которой она обрела покой и расцвела.
  11. 1995 год – вступление в брак с Ириной Алферовой.
  12. 2001, 2002 г – выход картин «Лиса Алиса» и «Солнечный удар», в которых снимался Мартынов.
  13. 2007 год – первая режиссерская работа С.Мартынова — мультфильм «Двое в доме».
  14. 2009 год – Сергей Федорович снял короткометражный мультфильм «Чужак».
  15. 2011 год – кинокомедия «Самоубийцы», в которой актер сыграл эпизодическую роль.
  16. 2012 год – актер сам написал сценарий, а затем по нему снял детский мультсериал «Немного о Страшилке» (продюсер Сергей Зернов), в котором трое необычных друзей – Солнечный Зайчик, Крот и Летучая мышь попадают в разные забавные ситуации.
  17. 2012 — 2015 год – последний раз, когда актер снимался в кино. Это был реалити-сериал о работе российских медиков «Верное средство», все истории которого взяты из жизни.
  18. С 2015 года и по настоящее время актер наслаждается тихой семейной жизнью.

Музыкальные произведения на стихи поэта

На стихи Мартынова написано немного песен, так как «внешне стихи Мартынова отнюдь не музыкальны». Одним из первых музыкальных произведений стала кантата И. Дунаевского «Мы придём!» (1945). Кантата была написана в годы войны и отличается «драматическим пафосом и скорбной торжественностью».

В пятидесятые годы М. Таривердиев написал вокальный цикл на стихи «Вода», «Листья», «Вечерело». У барда В. Берковского есть песня «Ты относишься ко мне, как к полям…». В 1980-х гг. В. Бутусов (рок-группа «Наутилус Помпилиус») в первом альбоме «Переезд» использовал венгерскую поэзию в переводе Мартынова («В итальянской опере», «Битва с магнатом», «Музыка», «Ястребиная свадьба»). В следующих альбомах «Наутилус» так же прибегал к поэтическим переводам Мартынова — «Князь тишины» Эндре Ади стал заглавной песней для пятого альбома «Наутилуса».

Александр Локшин написал симфонию № 9 для баритона и струнного оркестра на стихи Леонида Мартынова (1975 год). Антон Шатько — песню «Нежность». Опера Андрея Семёнова «Омский пленник», 1996—1997 гг. (по поэме «Правдивая история об Увенькае, воспитаннике азиатской школы толмачей в городе Омске»).

В 2001 году композитор Владимир Евзеров написал песню «Лира» на стихи Мартынова, которую спел Валерий Леонтьев.

Евгений Мартынов: биография

Евгений Мартынов — знаменитый советский эстрадный певец и композитор. Бархатный тембр голоса музыканта до сих пор помнит среднее поколение советских людей. Песни «А мамины глаза» и «Яблони в цвету» Евгения Мартынова напевали все, кто хоть раз слышал эти песни. Мелодичные, добрые и чистые, эти композиции дарили светлую радость и желание жить в гармонии с собой и миром.

Евгений Григорьевич Мартынов родился в послевоенном 1948 году. И то, что будущий музыкант родился в мае, когда стояли «яблони в цвету» и вовсю пели соловьи, очень соответствует образу и творчеству этого замечательного человека.


Певец Евгений Мартынов

Семью будущего певца и композитора Евгения Мартынова сильно обожгло войной. Отец пришел с фронта инвалидом, мама тоже хлебнула горестей войны – работала фронтовой медсестрой. Но главное – оба выжили. После войны родили двоих детей: сначала Евгения, а через 9 лет Юрия.

Поначалу семья жила в городке Камышин Волгоградской области, но после рождения первенца перебрались на Донбасс, в город Артемовск. Это родина главы семьи Григория Мартынова.

Евгений рано потянулся к музыке. В доме родителей музыканта всегда звучали песни. На баяне и аккордеоне играл папа. Кроме того, Григорий Мартынов работал учителем пения и вел кружок самодеятельности. Мальчик ходил с отцом на праздники и утренники – настолько любил музыку. Но ребенка занимали и другие творческие увлечения: Евгений любил заучивать и цитировать монологи, услышанные в фильмах, талантливо рисовал, увлекся фокусами, которые с удовольствием показывал на школьных мероприятиях.


Евгений Мартынов в детстве

В итоге музыка постепенно вытеснила другие увлечения, мальчик тоже получил музыкальное образование: в Артемовске Евгений окончил училище имени Петра Чайковского и научился играть на кларнете. Родители не заставляли Евгения заниматься музыкой. Мальчик сам с удовольствием шел на занятия в музыкальную школу, несмотря на то, что из-за двух школ у ребенка не хватало времени толком погулять и поиграть. Учителя в музыкальной школе отзывались об ученике с теплотой, один преподаватель даже заявил: «Мне бы побольше таких учеников, а не тех, что занимаются музыкой из-под палки…»

В 1967 году Евгений Мартынов отправился в Киев и поступил в консерваторию имени Чайковского. Но скоро будущий композитор перебрался поближе к дому: в Донецкий педагогический институт (сегодня консерватория имени Сергея Прокофьева) на дирижерско-духовое отделение. Вышел Мартынов со стен вуза, получив диплом о высшем образовании, досрочно.

Страсть к сочинению музыки проснулась в юноше еще в университете. Во время учебы Евгений Мартынов уже написал собственные романс для кларнета и фортепиано, скерцо для кларнета и фортепиано и прелюдию для фортепиано.


Евгений Мартынов

После окончания учебы юноша сразу начал работать по профессии – руководил эстрадным оркестром Донецкого Всесоюзного научно-исследовательского института взрывоопасного оборудования.