Верный

«Верненский Фандорин» и другие незабытые имена

Александр Владимирович Селезнёв

После выселения атамана «дом с острой крышей» оставался жилым. В конце 30-х там несколько лет жил известный танцор и педагог Александр Владимирович Селезнёв, чьим именем названо Алматинское хореографическое училище и кто взрастил целое поколение казахского балета, включая Булата Аюханова, Заурбека Райбаева и многих других. С тех пор дом так и находится в частных руках. Сегодня его арендуют студенты, торговцы с Зеленого базара, и состояние этого дома далеко от идеального.

Располагается этот дом на улице Куратова — имя тоже неслучайное для этого квартала. Иван Куратов также жил в этом районе. Кем он был? Википедия расскажет вам, что он поэт, лингвист, переводчик и основоположник литературы коми. Другие источники даже сообщат, что он был переводчиком Евангелия на язык коми — что не удивительно, ведь он окончил духовную семинарию. Но это только малая часть его ипостасей. У себя на родине, в Республике Коми, Куратов действительно известен как поэт, а исследователи даже выделяют особый «верненский период» его творчества.

Иван Куратов

К слову, в Верном он писал не только свои стихи, но и собирал казахский фольклор, изучал китайский язык, восточные манускрипты и санскрит. Более того, несколько стихов Куратов написал и на казахском языке — например, «Кедей жiгiт», «Соқыр шал».

Впрочем, профессионально в Верном Иван Алексеевич занимался совсем другим делом — он служил следователем. Расследовал реальные преступления, был отличным работником и сделал неплохую карьеру: начинал в чине коллежского регистратора, а через семь лет уже стал титулярным советником, иначе — штабс-капитаном. Был награжден двумя орденами — св. Станислава и св. Анны.

Городские власти задумали сохранить трамвайное полотно, чтобы в перспективе по историческому кварталу мог курсировать ретро-трамвайчик.

Среди его дел попадались и довольно резонансные для того времени и актуальные по сей день — например, дело казачки, которая ушла от мужа-изверга. Это дело рассматривали даже в Петербурге. Некоторые исследователи, ссылаясь на его увлечение женщинами, называют Куратова «верненским Фандориным». Это неспроста — например, известен такой факт: следователь едва не увел жену у казака Ивана Чукреева, в доме которого жил. У Чукреева была молодая жена Надежда, намного младше мужа: лет на 20, а в некоторых источниках указывается, что на все 30. С 26-летним красавцем Куратовым у них случился роман, который длился несколько лет. И у них даже родился сын Михаил, который, правда, умер в младенчестве.

Больше не столица

В 90-е Алма-Ата, как и вся страна, переживала тяжело. Но если малые города и сёла тихо умирали, то в Алма-Ате, наоборот, бурлила кипучая, новая и непонятная, бизнес-деятельность. Город тонул в стихийных рынках и киосках, которые народ прозвал «комками», со всей страны в столицу стекались люди, бежавшие от голода и мечтавшие о заработке.

Песня Александра Цоя «Мой наклонный город» / Видео с Youtube-канала «TeleBu3oP»

Тогда же Алматы перестал быть столицей, некоторые горожане по сей день таят обиду на власти по поводу лишения мегаполиса статуса главного города страны. Но справедливости ради надо отметить, что без многочисленных министерств и ведомств в городе стало как-то вольготнее, да и нагрузка на дороги немного снизилась. Город остаётся финансовой, культурной и студенческой столицей страны, и этого, пожалуй, более чем достаточно.

Культура

Театры

Здание Военного собрания — одна из театральных площадок Верного

Театральное искусство начало развиваться в городе Верном через несколько лет после основания военного укрепления. 21 ноября 1872 года была представлена первая городская постановка — пьеса А. Н. Островского «Не в свои сани не садись», которая была поставлена Обществом любителей драматического искусства. Пьесы в Верном шли в Общественном, Военном или Коммерческом собраниях.

Театральное искусство было частью благотворительности и часто спектакли ставились с целью сбора средств для лицеистов и гимназистов города. 30 июля 1913 г. в Военном собрании прошел благотворительный вечер в пользу недостаточных абитуриентов гимназии. В программе были: комедия Потапенко «Букет», шутка в одном действии «Наследство помогло», концертное отделение.

Первая опера в городе была поставлена 23 февраля 1913 года в Коммерческом собрании в ознаменование 300-летнего юбилея царствования династии Романовых. Это была опера Глинки «Жизнь за царя» в сокращении. Она была поставлена трехклассным городским училищем имени генерала Колпаковского.

К дореволюционному периоду относится и зарождение в Верном театрального искусства в среде мусульман. 5 октября 1913 года в помещении Коммерческого собрания состоялся первый мусульманский музыкально-драматический вечер, устроенный местными мусульманами в пользу мусульманской народной библиотеки-читальни. Была показана одноактная комедия на татарском языке «Беренче театр» («Первый театр») А. Камалова.

Кинотеатры

Здание Коммерческого собрания, кинотеатр «Орион»

Первый кинопоказ в городе состоялся в 1900 году, когда в город прибыл физик К. О. Краузе. На нём демонстрировались стеклянные диапозитивы, расписанные вручную, при помощи диапроектора. Киносеанс состоялся 25 января в Пушкинском саду. В тот же период в городе был создан аттракцион — электропанорама, в которой демонстрировались кадры поедания питоном буйвола, а также пикантные сцены, на которые вход был запрещён для юношей моложе 16 лет и дам.

В январе 1911 года было открыто здание первого частного кинотеатра «Двадцатый век» на перекрестке улиц Пушкинской и Гоголевской, принадлежавшее предпринимателю А. Р. Сейфуллину. Это было первое здание, построенное после сильнейшего землетрясения 1910 года. Постоянные демонстрации фильмов начались с осени того же года. Для демонстрации фильмов кинотеатр оборудовали первой в истории города электростанцией производства английской фирмы «Петтер», в 14 лошадиных сил. Интерьер кинотеатра был выполнен художником Н. Г. Прусиновским, а в фойе был установлен музыкальный автомат «Симфониум»для проигрывания мелодий. Здание кинотеатра сгорело в феврале 1918 года.

Музеи

Китайский серебряный лян из коллекции Семиреченского областного музея

Значительный вклад в изучение истории культуры, этнографии южных казахов в конце XIX — начале XX веков внесли Туркестанские ученые и краеведы, объединившиеся вокруг научных обществ и культурно-просветительных учреждений Ташкента. В 1874 году из частных коллекций путешественников, посещавших Семиречье с научно-краеведческой целью и при помощи местной интеллигенции, впервые был создан музей в городе Верном, который позднее был преобразован в станичный музей Семиреченского казачьего войска. Эта дата и является днем образования первого музея в Семиречье.

Первым директором и главным хранителем фондов Семиреченского музея был краевед В. Е. Недзвецкий. Его подвижническая деятельность позволила значительно пополнить фонды музея, систематизировать собранные коллекции, издать ряд работ, имеющих научное значение в наше время.

Возглавляя Семиреченский областной музей, Недзвецкий внёс значительный вклад в его становление и развитие. Некоторые экспонаты из раздела «Живая природа», демонстрируемые до сих пор в Центральном музее Казахстана, изготовлены в своё время Недзвецким. По просьбе учёных П. П. Семенова-Тян-Шанского, Г. Л. Суворова, Н. В. Насонова и других, он собирал для них коллекции фауны Жетысу в двух экземплярах. Один оставляя в местном музее, а второй высылал ученым, получая взамен описание этих коллекций. Таким образом, данные музейные коллекции являлись результатом коллективного труда: усердного собирателя Недзвецкого и российских учёных-исследователей Семиречья.

Коллекция Семиреченского областного музея была настолько интересна, что нередко происходили кражи, совершаемые как местными жителями, так и иностранными гражданами. Так, хранитель музея писал:

В составе Российской Империи

Новый важный период в истории Алматы начался в середине XIX века, когда на месте древнего города российское правительство приняло решение возвести военное укрепление. Весной 1854 года началось строительство Заилийского укрепления, которое позднее назвали Верным. Русские начали приезжать сюда в середине 1855 года. И к 1859 году в Верном проживало уже около 5 тысяч человек.

Привезённые яблоки были ничем не примечательны, но Редько планомерно занимался селекцией, в том числе скрещивая привезенные яблоки с местной дикорастущей яблоней Сиверса, и в результате получились те огромные красно-зелёные сладкие яблоки, которые так любят и алматинцы, и гости города.

В верненские времена был заложен Казённый сад (ныне Центральный парк культуры и отдыха), а также открылись первое почтовое отделение и госпиталь.

В 1867 году укрепление получило статус города и стало официальным центром Семиреченской области. В Верном стали активно развиваться промышленность и ремёсла. Открылись фабрика по выделке грубого шерстяного сукна, спиртоводочный и пивоваренный заводы, табачное производство. Появились училища, приходские и ремесленные школы, мужская и женская гимназии.

По проектам Зенкова была построена церковь Казанской Богоматери (1872 года) и дом лесовода Эдуарда Баума (конец XIX века). Они сохранились до наших дней и охраняются государством.

Дом Баума / Фото Газиз Садыков

В 1887 году в Верном произошло сильнейшее землетрясение, в котором погибло 332 человека. Было разрушено 1798 кирпичных домов, а деревянные преимущественно уцелели. После трагедии в городе организовали сейсмическую и метеорологическую станцию и разработали систему учёта сейсмичности при постройке зданий. После землетрясения дома в городе строились в основном из дерева. Многие из них сохранились до наших дней.

В формировании облика города большую роль сыграл архитектор Поль Гурдэ. Он родился, вырос и получил образование во Франции, но в возрасте 24 лет переехал в Российскую Империю, которая стала для него второй родиной. Здесь его величали Павлом Васильевичем. Гурдэ был городским архитектором Верного в течение 20 лет – с 1883 по 1903 год. Многие здания, построенные Гурдэ, не сохранились. Однако его визитная карточка – здание детского приюта живёт и здравствует до сих. Сейчас в нём располагается музей Алматы.

Спроектированное Полем Гурдэ здание детского приюта / Фото Газиз Садыков

К 1913 году в городе проживало более 41 тысячи человек, действовали 59 промышленных предприятий.

«Верненский Фандорин» и другие незабытые имена


Александр Владимирович Селезнёв

После выселения атамана «дом с острой крышей» оставался жилым. В конце 30-х там несколько лет жил известный танцор и педагог Александр Владимирович Селезнёв, чьим именем названо Алматинское хореографическое училище и кто взрастил целое поколение казахского балета, включая Булата Аюханова, Заурбека Райбаева и многих других. С тех пор дом так и находится в частных руках. Сегодня его арендуют студенты, торговцы с Зеленого базара, и состояние этого дома далеко от идеального.

Располагается этот дом на улице Куратова — имя тоже неслучайное для этого квартала. Иван Куратов также жил в этом районе. Кем он был? Википедия расскажет вам, что он поэт, лингвист, переводчик и основоположник литературы коми. Другие источники даже сообщат, что он был переводчиком Евангелия на язык коми — что не удивительно, ведь он окончил духовную семинарию. Но это только малая часть его ипостасей. У себя на родине, в Республике Коми, Куратов действительно известен как поэт, а исследователи даже выделяют особый «верненский период» его творчества.


Иван Куратов

К слову, в Верном он писал не только свои стихи, но и собирал казахский фольклор, изучал китайский язык, восточные манускрипты и санскрит. Более того, несколько стихов Куратов написал и на казахском языке — например, «Кедей жiгiт», «Соқыр шал».

Впрочем, профессионально в Верном Иван Алексеевич занимался совсем другим делом — он служил следователем. Расследовал реальные преступления, был отличным работником и сделал неплохую карьеру: начинал в чине коллежского регистратора, а через семь лет уже стал титулярным советником, иначе — штабс-капитаном. Был награжден двумя орденами — св. Станислава и св. Анны.


Городские власти задумали сохранить трамвайное полотно, чтобы в перспективе по историческому кварталу мог курсировать ретро-трамвайчик.

Среди его дел попадались и довольно резонансные для того времени и актуальные по сей день — например, дело казачки, которая ушла от мужа-изверга. Это дело рассматривали даже в Петербурге. Некоторые исследователи, ссылаясь на его увлечение женщинами, называют Куратова «верненским Фандориным». Это неспроста — например, известен такой факт: следователь едва не увел жену у казака Ивана Чукреева, в доме которого жил. У Чукреева была молодая жена Надежда, намного младше мужа: лет на 20, а в некоторых источниках указывается, что на все 30. С 26-летним красавцем Куратовым у них случился роман, который длился несколько лет. И у них даже родился сын Михаил, который, правда, умер в младенчестве.

Уцелевшие архитектурные детали домов старого Верного помнят то время. А конец этой любовной истории трагичен: казак Чукреев узнал, что жена ему изменяет, случился страшный скандал. В дело вмешались соседи-казаки, состоялся суд… Куратов был вынужден съехать из чукреевского дома. Но через некоторое время Чукреев умер. Куратов вновь поселился у Надежды, но в силу злого рока пожениться они не успели. Ивана Алексеевича уже съедала чахотка — частая болезнь того времени. Умер он на руках у Надежды, она закрыла ему глаза. Было ему тогда 36 лет.

Торговали, веселились

В 1904 году в Семиреченской области насчитывалось 3 970 торговых заведений, а в 1913 их стало 13 541! Однако ввиду отсутствия путей сообщения торговать было значительно сложнее, чем россиянам.

Ясно как день божий, что перевозки по железной дороге, тем паче по водным путям сообщения, значительно дешевле доставки товаров на бричках и телегах. И тем не менее в начале 20 века, всего через полсотни лет со дня основания города, на его улицах с большим шиком и размахом проживал не один десяток купцов различных гильдий и мастей.

Они-то, по сути, вместе с военным начальством, как известно, всегда нуждавшимся в деньгах, и правили городом, занимая все высшие выборные должности в городской Думе. Кстати, первую городскую Думу возглавил купец второй гильдии Павел Матвеевич Зенков.

А кто же работал? Давайте посчитаем.

Учитывая, что избирательным правом в те времена пользовалось только знатное сословие, по спискам избирателей мы можем уточнить, что таковых в городе было 857 человек. Итого: 50 000 минус 2 500 – получаем 47 500 пар рабочих и потенциально рабочих рук. Так что бедствовать знати в нашем дореволюционном городе не приходилось. Оставалось на чай с хлебом-маслом и мясными деликатесами и госслужащим.

Рабочий люд делился на промышленных рабочих, сельхозтружеников и ремесленников-кустарей. Но не они, а предприниматели определяли развитие Верного.

Европейская и кочевая культуры жили по соседству

В этом районе русский деревенский, станичный стиль типовой застройки столкнулся с центральноазиатскими традициями, и поэтому здесь наблюдается самый настоящий синтез культур. К примеру, нехарактерная для центральной России штукатурка пришлась очень ко двору.

По сути, эти дома — классические срубы — покрывали штукатуркой, чтобы дерево не выгорело, не растрескалось. А что такое штукатурка в архитектурном плане? Это глинобитные дома, мазанки, которые всегда строились в Центральной Азии. Эти стили своеобразно «поженили», и получилась такая старая верненская архитектура.

Культуры довольно живописно сливались воедино прямо в границах города. Центральный Верный представлял собой европейскую культуру, а азиатскую — Татарская Слобода и окраины города, где жили кочевники. Русская садоводо-огородническая культура смешивалась со скотоводческой казахской. При этом нельзя забывать и про татарскую, украинскую и немецкую составляющие.


Дом, которому более 100 лет

— Я работал с одним из старейших архитекторов города, который жил здесь еще с 50-х годов, и он помнил различия в домах, — вспоминает Еркен Шахмухамбетов. — Дом со ставнями и с садом вокруг — там живут русские, мазанка с просторным двором вокруг практически без садовых посадок — казахи, побеленная хатка с соломенной крышей — украинцы. Каждый народ вносил свое бытовое восприятие архитектуры в общий облик города.

Еще от центральноазиатских традиций алматинской архитектуре достались дувалы — заборы, ограждающие внешний двор от внутреннего. Они сохранялись в городе вплоть до 60-х годов. Дувалы защищали сады и огороды от скота, который в те годы свободно ходил по всему городу.


Уникальный забор, сохранившийся с 1901 года 

Долгие годы при планировке города сохранялся и градостроительный шаг, который был в старом Верном. Размер уличных кварталов, как правило, составлял 100–150 метров: весь старый центр построен в этом размере. Лишь с 1960-х годов размер квартала увеличили до 200 метров, а в 70–80-х новые микрорайоны стали строить с размером кварталов в 300 метров.

С этим кварталом связана жизнь замечательных людей, которые сегодня, увы, оказались практически забыты. Среди в целом типовой застройки квартала выделяется довольно живописный дом с крышей, похожей на горный пик. Жил в этом доме казачий атаман Большой Алматинской станицы. В архитектурном реестре акимата датой постройки этого дома значится 1918 год, что скорее всего, не так.


Внешний вид здания сразу говорит о том, что у этого старинного дома два хозяина.

Для начала стоит понять, что это было за время: 1918 год, триумфальное шествие советской власти, власть в Верном переходит от красных к белым и обратно. Очевидно, что бурного строительства в те годы просто не могло быть — людям элементарно было не до этого. Очевидно, 1918-й — год описи этих домов, когда их реквизировала советская власть. Этим годом датируется очень много домов в архитектурном реестре, хотя реальные даты их постройки были явно раньше, но установить их сегодня задача непосильная. Скорее всего, речь идет о 70–80-х годах позапрошлого века.

Европейская и кочевая культуры жили по соседству

В этом районе русский деревенский, станичный стиль типовой застройки столкнулся с центральноазиатскими традициями, и поэтому здесь наблюдается самый настоящий синтез культур. К примеру, нехарактерная для центральной России штукатурка пришлась очень ко двору.

По сути, эти дома — классические срубы — покрывали штукатуркой, чтобы дерево не выгорело, не растрескалось. А что такое штукатурка в архитектурном плане? Это глинобитные дома, мазанки, которые всегда строились в Центральной Азии. Эти стили своеобразно «поженили», и получилась такая старая верненская архитектура.

Культуры довольно живописно сливались воедино прямо в границах города. Центральный Верный представлял собой европейскую культуру, а азиатскую — Татарская Слобода и окраины города, где жили кочевники. Русская садоводо-огородническая культура смешивалась со скотоводческой казахской. При этом нельзя забывать и про татарскую, украинскую и немецкую составляющие.

Дом, которому более 100 лет

— Я работал с одним из старейших архитекторов города, который жил здесь еще с 50-х годов, и он помнил различия в домах, — вспоминает Еркен Шахмухамбетов. — Дом со ставнями и с садом вокруг — там живут русские, мазанка с просторным двором вокруг практически без садовых посадок — казахи, побеленная хатка с соломенной крышей — украинцы. Каждый народ вносил свое бытовое восприятие архитектуры в общий облик города.

Еще от центральноазиатских традиций алматинской архитектуре достались дувалы — заборы, ограждающие внешний двор от внутреннего. Они сохранялись в городе вплоть до 60-х годов. Дувалы защищали сады и огороды от скота, который в те годы свободно ходил по всему городу.

Уникальный забор, сохранившийся с 1901 года 

Долгие годы при планировке города сохранялся и градостроительный шаг, который был в старом Верном. Размер уличных кварталов, как правило, составлял 100–150 метров: весь старый центр построен в этом размере. Лишь с 1960-х годов размер квартала увеличили до 200 метров, а в 70–80-х новые микрорайоны стали строить с размером кварталов в 300 метров.

С этим кварталом связана жизнь замечательных людей, которые сегодня, увы, оказались практически забыты. Среди в целом типовой застройки квартала выделяется довольно живописный дом с крышей, похожей на горный пик. Жил в этом доме казачий атаман Большой Алматинской станицы. В архитектурном реестре акимата датой постройки этого дома значится 1918 год, что скорее всего, не так.

Внешний вид здания сразу говорит о том, что у этого старинного дома два хозяина.

Для начала стоит понять, что это было за время: 1918 год, триумфальное шествие советской власти, власть в Верном переходит от красных к белым и обратно. Очевидно, что бурного строительства в те годы просто не могло быть — людям элементарно было не до этого. Очевидно, 1918-й — год описи этих домов, когда их реквизировала советская власть. Этим годом датируется очень много домов в архитектурном реестре, хотя реальные даты их постройки были явно раньше, но установить их сегодня задача непосильная. Скорее всего, речь идет о 70–80-х годах позапрошлого века.

Город Верный — для пешеходов

Евгения Морозова

Идея сделать здесь пешеходный квартал родилась, когда экскурсовод и сооснователь туристического бюро «Алматы Tour Studio» Евгения Морозова, архитектор Еркен Шахмухамбетов и экскурсовод и фотограф Анна Дегтярёва разговаривали о том, что эти места незаслуженно забыты и не имеют никакого статуса, хотя их историческое значение трудно переоценить .

— Когда мы водили экскурсии по Алматы, иностранцы чаще всего задавали вопрос, с чего начинался город. К счастью, я про этот квартал помнила еще со времен моей работы на телевидении. Тогда мы делали сюжет о легендарном хореографе Александре Владимировиче Селезнёве. Мы зашли в дом, где он обитал — в конце позапрошлого века здесь жил наказной атаман Семиреченского казачества.

Здание Семиреченского казачества — историческое, но недавно его перестроили.

— А два года назад мы стали водить иностранцев в этот квартал. С каждым приходом мы недосчитывались еще одного исторического здания — каждый раз какой-то дом менял свой облик. Как правило, эти дома просто уродливо перестраивались. И нам пришла в голову идея о том, что надо сохранить хотя бы часть этой застройки, которая пока существует в первозданном виде и массово не сносится.

Софийский собор

Архитектурной доминантой всего этого района является Собор во имя святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, в простонародье просто «Софийский собор». Когда-то, когда новая история Алматы (тогда Верного) только начиналась и на эти места прибыли первые поселенцы, церковь стала первой и долгие годы оставалась единственной в городе.

Сегодня здесь располагается Астанайская и Алматинская епархия. А в конце 1980-х годов собор находился в почти разрушенном состоянии, восстанавливать его пришлось практически из руин. Сегодня, если закрыть глаза на определенные свидетельства времени, в целом несложно представить, как этот район выглядел 120–130 лет назад. Почти все дома квартала (если не считать немногочисленные новостройки) ведут свою историю с позапрошлого века.

Еркен Шахмухамбетов

— Эти улицы — нынешние Ашимбаева, Куратова, Жетысуйская, участок Макатаева, Черкасской обороны, Арыковой — именно из них была образована Большая Алматинская станица. И этот район можно назвать малой родиной нашего города: именно здесь он начинался, — рассказывает участник проекта «Исторический квартал Алматы» архитектор Еркен Шахмухамбетов.

Улицы Большой Алматинской станицы

— Здесь видны корни алматинской градостроительной системы, а именно арыки и посаженные вдоль них деревья. Посередине дорога, по краям — палисадники и дома с воротами и ставнями на окнах.

Город Верный — для пешеходов


Евгения Морозова

Идея сделать здесь пешеходный квартал родилась, когда экскурсовод и сооснователь туристического бюро «Алматы Tour Studio» Евгения Морозова, архитектор Еркен Шахмухамбетов и экскурсовод и фотограф Анна Дегтярёва разговаривали о том, что эти места незаслуженно забыты и не имеют никакого статуса, хотя их историческое значение трудно переоценить .

— Когда мы водили экскурсии по Алматы, иностранцы чаще всего задавали вопрос, с чего начинался город. К счастью, я про этот квартал помнила еще со времен моей работы на телевидении. Тогда мы делали сюжет о легендарном хореографе Александре Владимировиче Селезнёве. Мы зашли в дом, где он обитал — в конце позапрошлого века здесь жил наказной атаман Семиреченского казачества.


Здание Семиреченского казачества — историческое, но недавно его перестроили.

— А два года назад мы стали водить иностранцев в этот квартал. С каждым приходом мы недосчитывались еще одного исторического здания — каждый раз какой-то дом менял свой облик. Как правило, эти дома просто уродливо перестраивались. И нам пришла в голову идея о том, что надо сохранить хотя бы часть этой застройки, которая пока существует в первозданном виде и массово не сносится.


Софийский собор

Архитектурной доминантой всего этого района является Собор во имя святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, в простонародье просто «Софийский собор». Когда-то, когда новая история Алматы (тогда Верного) только начиналась и на эти места прибыли первые поселенцы, церковь стала первой и долгие годы оставалась единственной в городе.

Сегодня здесь располагается Астанайская и Алматинская епархия. А в конце 1980-х годов собор находился в почти разрушенном состоянии, восстанавливать его пришлось практически из руин. Сегодня, если закрыть глаза на определенные свидетельства времени, в целом несложно представить, как этот район выглядел 120–130 лет назад. Почти все дома квартала (если не считать немногочисленные новостройки) ведут свою историю с позапрошлого века.


Еркен Шахмухамбетов

— Эти улицы — нынешние Ашимбаева, Куратова, Жетысуйская, участок Макатаева, Черкасской обороны, Арыковой — именно из них была образована Большая Алматинская станица. И этот район можно назвать малой родиной нашего города: именно здесь он начинался, — рассказывает участник проекта «Исторический квартал Алматы» архитектор Еркен Шахмухамбетов.


Улицы Большой Алматинской станицы

— Здесь видны корни алматинской градостроительной системы, а именно арыки и посаженные вдоль них деревья. Посередине дорога, по краям — палисадники и дома с воротами и ставнями на окнах.