Характеристика личности князя олега вещегоего деятельности и роли в истории

Правление

По преданию, прозвище было дано Олегу из-за волхвования. Будучи главой дружины и государства, он оказался одновременно монархом, жрецом и волхвом. С этим нюансом связаны легенды, окутывающие образ правителя.

Олег Вещий встречает волхвов

Сын князя Рюрика, Игорь, был ребенком, когда родитель оказался на смертном одре. Правитель решился на передачу власти Олегу. Предприимчивость, мудрость и воинский дух нового князя отмечали летописцы. Правление Вещего Олега началось с авантюры: идеи о получении полной власти над течением Днепра и захвате водного пути в Грецию. Требовалось покорить племена, проживавшие на этих территориях.

Археологи подтверждают, что к моменту прихода Олега к власти Новгорода как такового еще не существовало. Его место занимали три поселения, обобщенных Детинцем, городской крепостью, построенной в 9 веке. Рюрик и Олег были правителями не столько Новгорода, сколько Старгорода, как его называли. Рядом располагался крупный торговый центр, город Ладога, чья значимость постепенно уменьшалась в 859-862 годах из-за многочисленных войн и внедряемых пошлин. Города, о которых идет речь, остались неизвестными, но появившийся здесь Новгород оказался легендарным.

Князь Олег Вещий

Мужчина оказался человеком, сумевшим объединить Древнюю Русь. Князь первым нанес удар по Хазарскому каганату, притеснявшему родину, и начал сотрудничество с греками. После гибели Рюрика он стал правителем и на Севере. Новому властителю подчинились кривичи, ильмены и финно-угорские племена, в числе которых были чуди и веси. Смоленск и Любеч оказались под властью Вещего Олега.

Южный поход, предпринятый князем вдоль знаменитого торгового пути «Из варяг в греки», позволил к 882 году покорить Киев. Правители Аскольд и Дир хитростью были изгнаны, и вместе с Новгородом Киев стал подчиняться новому князю. Поэтому указанная дата историками освещается как момент создания Древнерусского государства, которым Олег правил с 882 по 912 годы.

Поход Олега Вещего в Царьград

Политика, проводимая князем, спровоцировала важные для державы события. Территориальное ядро, заложенное Олегом, признали племена, в числе которых: вятичи, поляне и северяне, радимичи, уличи и другие. Назначив собственных наместников, князь совершал ежегодные объезды, полюдье, ставшие прообразом налоговой службы и судебной системы.

Воюя с хазарами, Олег освободил восточнославянские земли от дани, которую на протяжении 2 веков передавали угнетателям. В 898 году к границам государства приблизились венгры, но князю удалось наладить мирные отношения с воинственно настроенными людьми и договориться о доверительном сосуществовании.

Олег Вещий прибивает щит к вратам Царьграда

В 907 году состоялся поход на Константинополь, который в некоторых источниках называют Царьградом. Результатом стал торговый договор, заключенный в 911 году. По нему русские купцы могли не платить пошлину за торговлю в Константинополе и в течение полугода бесплатно жили в монастыре Св. Мамонта, получая довольствие и ремонт судов за счет Византии. Между странами также существовал обоюдный мирный договор.

Любопытно, что упоминаний об описанном походе не встречается в источниках византийских авторов. Некоторые исследователи ставят под сомнение и заключенный договор, так как он стал результатом нескольких соглашений. Олег отправил послов для подтверждения мира, а те вернулись восвояси с дарами. Существует версия, что именно Византийский поход принес ему прозвище Вещий за предусмотрительность и расчетливость, а не за волхвование, как утверждает «Повесть временных лет».

Князь Олег Вещий и его конь

По данным некоторых документов, Олег выступал в Каспийских походах против персов. Исторические события того времени описаны смутно и отрывочно, поэтому восстановить их сложно. Но мнения ученых объединяют гипотезы и происшествия, связанные с именем князя Олега. Так, историк 13 века Ибн Исфандийар описывает набег русичей на персидский Абаскун. После поражения в этой схватке русская дружина одолела город в 909-910 годах, хотя гнев персов и месть вновь настигли захватчиков.

Арабский ученый Аль-Масуди свидетельствовал о том, что в 912 году правитель русов, не названный по имени, на 500 ладьях прошел из Черного моря в Азовское через Керченский пролив. В своих описаниях Аль-Масуди упоминал персонажа, которого по сходству имен можно было бы сравнить с Олегом.

Личная жизнь

Будучи регентом при сыне Рюрика, Олег не передавал полномочия в руки Игоря вплоть до того момента, пока ему не исполнилось 35 лет. Делать подопечного наследником Олег не планировал. Хоть Игорь правил Киевом во времена похода наставника и его отсутствие, власть возвращалась к Олегу, который, возможно, хотел передать ее потомкам.


Олег Вещий

Личная жизнь сильного правителя, как и его происхождение, окутана тайной. Говорить о том, кем были его жена и дети, сложно, но по законам того времени дружинники не отнеслись бы с доверием и безропотностью к полководцу, не сильному в амурных делах. Воины не подчинились бы человеку, не подтвердившему авторитет по меркам той эпохи. А понятие мужественности тогда часто заключалось в полигамии.

Проведя большую часть жизни в завоевательных походах, Олег мог не заключить официального брака, но жены у него были. По версии некоторых летописей, он не оставил после себя детей. Зато моравские источники выделяют персонажа по прозвищу Варяг, бежавшего из Руси и имевшего отчество Олегович.


Волхв предсказывает Олегу Вещему смерть

В документах есть ссылка на то, что он был братом Ольги, супруги Игоря. Некоторые исследователи также предполагают, что Ольга могла быть дочерью Олега, так как версия ее появления на свет не прозрачна. Летопись 15 века и прикрепленный Пискаревский список напрямую подтверждает справедливость этого домысла. Запланированный брак Ольги и Игоря мог свидетельствовать о том, что Олег рассчитывал таким образом сплотить Русь.

Почему Олег вещий. Строкой энциклопедии…

Князь Олег, прозванный также Олегом Вещим, – это легендарный правитель Руси конца IX – начала Х вв. Безусловно, что прототипом летописного Олега являлась историческая личность, о которой, к сожалению, мало что достоверно известно. Поэтому историки обычно в научных, научно-популярных и учебных текстах используют летописную легенду об Олеге и его времени, взятую из «Повести временных лет» (ПВЛ). Этот сочинение конца XI – начала XII вв. признается всеми главным историческим источником для реконструкции прошлого Древнерусского государства. Автором ПВЛ большинство исследователей склонны считать киево-печерского монаха Нестора.

По версии ПВЛ Олег представляется умелым полководцем и предусмотрительным политиком (неслучайно он был прозван «Вещим», т.е. предугадывающим будущее). В 879-882 гг. после смерти РюрикаОлег правил на восточнославянском Севере у кривичей, ильменских словен и окрестных финно-угров (племена мери, веси, чуди). Совершив поход на юг вдоль торгового пути «Из варяг в греки», Олег в 882 г. овладел Киевом. Так два главных центра складывания государственности у восточнославянских племен «Новгород» («Славия» – в зарубежных источниках) и Киевщина («Куяба») были объединены под властью одного правителя. Многие современные историки принимают дату 882 г. за условную дату рождения Древнерусского государства. Олег княжил в нем с 882 г. по 912 г. По Нестору, после смерти Олега от укуса змеи князем Киевским становится сын Рюрика Игорь (912-945).

С княжением Олега в Киеве ученые связывают значительные события древнерусской истории. Прежде всего, было заложено территориальное ядро Древнерусской державы. Олега верховным правителем признали племена полян, северян, древлян, ильменских словен, кривичей, вятичей, радимичей, уличей и тиверцев. Через наместников князя Олега и местных князей его вассалов стало строиться государственное управление молодой державой. Ежегодные объезды населения (Полюдье) заложили основу налоговой и судебной систем.

Вел Олег и активную внешнюю политику. Князь воевал с хазарами и заставил их окончательно забыть о том, что в течение двух веков Хазарский каганат собирал дань с ряда восточнославянских земель. В 898 г. у границ державы Олега появились венгры, переселяющиеся из Азии в Европу. С этим воинственным народом Олег сумел наладить мирные отношения. Поход Олега в 907 г. на столицу Византийской империи – Константинополь (он же Царьград) принес Руси в 911 г. исключительно удачный торговый договор: русские купцы получали право беспошлинной торговли в Константинополе, могли жить полгода в столичном предместье в монастыре Св. Мамонта, получать продовольствие и производить ремонт своих ладей за счет византийской стороны. Еще ранее в 909 г. Русь и Византийская империя заключили военный договор о союзе.

Несколько комментариев  к традиционной 

трактовке образа Вещего Олега

К приведенной выше краткой справке об Олеге, которая стала общепринятой традицией – особенно в популярной и учебной литературе, надо добавить несколько научных комментариев.

Во-первых, по археологическим данным в IX в. Новгорода как такового еще не существовало. На месте Новгорода располагалось три обособленных поселка. Их в единый город связал Детинец, крепость, построенная в конце Х в. Именно крепость в те времена именовали «городом». Так что и Рюрик, и Олег сидели не в Новгороде, а в неком «Старгороде». Им могли быть либо Ладога, либо Рюриково городище под Новгородом. Ладога, укрепленный город на Волхове, расположенный недалеко от впадения Волхова в Ладожское озеро, был в VII – первой половине IX в. самым крупным торговым центром северо-восточной Балтики. По археологическим данным город основали выходцы из Скандинавии, однако в дальнейшем здесь было смешанное население – норманны соседствовали со славянами и финно-уграми. К середине IX в. относится страшный погром и пожар, уничтоживший Ладогу. Это вполне может согласовываться с летописным известием о большой войне 862 г., когда ильменские словене, кривичи, весь, меря и чудь «прогнали за море варягов», собиравших с них дань в 859-862 гг., а потом принялись воевать между собой («и встал род на род…»). После разрушения середины IX в. Ладога отстроилась, но никогда уже не обретала прежнего значения.

История создания

«Песнь о вещем Олеге» относят к ранним произведениям Александра Сергеевича. Оно было написано в период «южной ссылки», как называют период биографии Пушкина с 1720 по 1724 год. «Вещий Олег» вышел из-под пера поэта в 1722 году.

Находясь в изгнании, поэт побывал во многих южных городах, в том числе, посетил Киев. Находясь возле одного из древних курганов, он услышал, будто бы здесь похоронен сам Олег, и заинтересовался личностью легендарного правителя.

Основным источником для изучения исторических событий послужила «История Государства Российского» Н. М. Карамзина. Николай Михайлович, в свою очередь, пересказывал сюжет о князе Олеге, опираясь на «Повесть временных лет».

Пушкина тронула история князя, он описал ее и раскрасил яркими красками художественного слова, дав собственные трактовки образам и явлениям.

Царь Руси «Х-л-го».

Другой «потенциальный» Вещий Олег известен из так называемого «Кембриджского документа» (хранится в библиотеке одноименного университета). Вроде бы это средневековая рукопись на древнееврейском языке. Написана неизвестным автором — хазарским или византийским евреем. Сочинение является мифологической и литературной обработкой истории Хазарского каганата. Датировку событий в Документе провести трудно.

Один эпизод этого сомнительного сочинения изложен со многими реалистическими подробностями. Рассказывает о последних годах жизни византийского императора Романа I Лакапина (920-944 гг. РХ). Так вот — там есть очень интересный персонаж: «царь Руси» «Х-л-го» (HLGW). Очень авантюрная и беспокойная личность. Сначала он с подачи императора Романа напал на крымские владения Хазарии. Там знатно огрёб люлей. И злой аки аспид — развернул свои дружины против Византии.

Не буду погружать читателя в пучину «исторического разбора» сведений от Кембриджского Анонима. Свихнетесь имхо. Просто зафиксирую: это литературное произведение. Еврейский «романист» мог использовать некий утраченный византийский источник Х в. Имя «царя Руси» в его древнееврейском написании соответствует древнерусскому имени Олег. В греческом варианте тоже разницы нет большой — «Эльгос» (Hеlgos).

Этот эпизод из Кембриджского документа полностью совпадает с описанием поражения русов под стенами Царьграда в 941 году. Военные действия длятся почти четыре месяца, флот русов гибнет от греческого огня. Только вот… В 941 г. «русскую» флотилию возглавлял князь Игорь, не Вещий Олег.

Остается предположить: речь идет о неком князе «Х-л-го/Олеге», совершившем военную экспедицию в Крым. Потом атаковавшему Царьград (Константинополь). Эти смутные известия попали на слух еврейскому анониму Кембриджской рукописи без датировок. Автор не разбирался в древнерусской истории. Поэтому «переженил» несколько событий: крымский и константинопольские походы руссов. Ошибиться было легко — их разделало совсем мало лет по меркам истории.

Итак, что думают ученые по сему поводу? Мало чего вразумительного. Одни считают, что персонаж Кембриджского документа был независимым князем «русской» Тмуторокани. Тогда она действительно не подчинялась ни Византии, ни Хазарии. Но там не было никаких «царей». Были выборные (на военный поход или оборону) предводители-вожди. А в мирное время высшая власть принадлежала некоему Совету старейшин, вроде казачьего круга.

Другие исследователи полагают: могущественный, но неудачливый в войне с хазарами «Х-л-го/Олег» — это правитель какой-то восточноевропейской державы. Или «военно-политической ассоциации» княжеств-городов-племенных союзов. Именно он возглавляет «светлых князей», что поднагнули греков в Царьграде. Заключили с ними первый договор 911 года. Потом еще несколько лет ураганили на Черном море. Так что нет видимых препятствий предположить: Вещий Олег — именно этот «царь русов». Он вполне мог в начале 920-х гг. восседать в «высоком замке» Куйабы/Киева. Быть верховным Волхвом. Предаваться языческому и сакральному освоению 40 наложниц. В окружении нескольких сотен дружинников.

Походы князя Олега

Объединение Киева и Новгорода

Опять же, если следить за историей и далее по «Повести Временных Лет», то в 882 году князь Олег, взяв с собой большое войско, состоящее из варягов, чудь, словен, мерю, весь, кривичей и представителей других племен взял города Смоленск и Любеч, где посадил наместниками своих людей. Далее по Днепру он спустился к Киеву, где правили два боярина не племени Рюрика, но были варягами: Аскольд и Дир. Олег не хотел с ними воевать, потому отправил к ним посла со словами:

Аскольд и Дир пришли… Олег спрятал некоторых воинов в ладьях, а других оставил за собой. Сам же пошёл вперёд, держа на руках юного княжича Игоря. Предъявив им наследника Рюрика, малолетнего Игоря, Олег сказал: «А он — сын Рюрика». И убил Аскольда и Дира.

Другая же летопись, состоящая из информации различных источников XVI века, приводит более подробный рассказ об этом захвате.

Олег высадил часть своей дружины на берег, обговорив тайный план действий. Сам, сказавшись больным, остался в ладье и послал к Аскольду и Диру извещение, что везёт много бисера и украшений, а также имеет важный разговор к князьям. Когда те взошли на ладью, Олег убил Аскольда и Дира.

Князь Олег оценил удобное расположение Киева и перебрался туда с дружиной, объявив Киев «матерью городов русских». Тем самым он объединил северный и южный центры восточных славян. По этой причине именно Олега, а не Рюрика иногда считают основателем Древнерусского государства.

Следующие 25 лет князь Олег был занят расширением своей державы. Он подчинил Киеву племена древлян (в 883 году), северян (в 884 году), радимичей (в 885 году). А древляне и северяне платили дать хазарам. «Повесть Временных Лет» оставила текст обращения Олега к северянам:

Поход князя Олега на Царьград

В 907 году, снарядив 2000 ладей (это такие лодки) по 40 воинов в каждой (согласно «Повести Временных Лет»), Олег выступил в поход на Царьград (ныне – Константинополь). Византийский император Лев VI Философ приказал закрыть ворота города и загородить цепями гавань, предоставив таким образом врагам возможность грабить и разорять только пригороды Константинополя. Однако Олег пошёл другим путем.

Князь приказал своим воинам сделать большие колеса, на которые они поставили свои ладьи. И как только подул попутный ветер, паруса поднялись и наполнились воздухом, который погнал лодки к городу.

Испуганные греки предложили Олегу мир и дань. Согласно договору, Олег получил по 12 гривен на каждого воина и приказал Византии платить дань «на русские города». В довесок к этому, князь Олег распорядился принимать в Царьграде русских купцов и торговцев так славно, как никто и никогда не принимал. Оказывать им все почести и обеспечивать им лучшие условия, словно ему самому. Ну а если эти купцы и торговцы начнут нагло себя вести, то Олег приказал выгнать их из города.

В знак победы Олег прибил свой щит к вратам Царьграда. Главным результатом похода стал торговый договор о беспошлинной торговле Руси в Византии.

Многие историки считают этот поход вымыслом. О нём нет ни единого упоминания в византийских летописях тех времен, достаточно подробно описавших подобные походы в 860 и 941 годах. Есть сомнения и в отношении договора 907 года, текст которого представляет собой почти дословное повторение договоров 911 и 944 годов.

Возможно, поход всё же был, но без осады Царьграда. «Повесть Временных Лет» в описании похода Игоря Рюриковича в 944 году передаёт «слова византийского царя» к князю Игорю: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и ещё к той дани».

В 911 году князь Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «многолетний» мир и заключило новый договор. По сравнению с договором 907 года из него исчезает упоминание о беспошлинной торговле. Олег именуется в договоре «великим князем русским». В подлинности соглашения 911 года сомнений не возникает: она подкрепляется как лингвистическим анализом, так и упоминанием в византийских источниках.

Краткая характеристика внешней и внутренней политики

Предметно говорить о конкретных направлениях политики Рюрика невозможно ввиду слишком малого количества дошедших до нас сведений, к тому же часть из них противоречат друг другу. Как и для прочих основателей правящих династий, Рюрику было необходимо удержать собственную власть, создать условия для комфортной передачи своих прав на княжение и по возможности расширить границы владений.

Удержание власти и распространение влияния на соседние города

Между новгородцами оказалось много недовольных самовластием Рюрика и действиями его сородичей. Под предводительством Вадима Храброго в 864 году вспыхнуло восстание в защиту утраченной вольности. Вадим был убит Рюриком, вместе со многими своими приверженцами. В изложении В. Н. Татищева Вадимом был местный словенский князь.

По летописи можно заметить расширение подвластных Рюрику земель, прежде всего за счёт перехода под его управление Изборска и Белозерска, когда в 865 году Синеус и Трувор умерли. Летописи указывают, что Рюрик, сам находясь в Новгороде, своим соратникам начал раздавать в управление города Полоцк, Ростов, Муром — варяжский князь внимательно следил как за собственными владениями, так и за близлежащими территориями, не позволяя перехватить управление конкурентам и раздвигая, по возможности, границы зарождающегося государства.

Рюрик и его отношения с Аскольдом и Диром

Относительно взаимодействия между князем Рюриком, Аскольдом и Диром летописи не согласуются между собой. Повесть Временных Лет утверждает, что Аскольд и Дир были боярами (дружинниками) новгородского князя Рюрика («И бяста у него два мужа, не племени его, но боярина»), отпустившего их в поход на Царьград. Они обосновались в Киеве, захватив власть над полянами, которые в это время не имели своего князя и платили дань хазарам. В то же время в «Повести…» говорится о том, что после смерти Кия, Щека и Хорива их потомки княжили у полян:

При этом следует помнить, что Повесть Временных Лет, согласно записям в ней же, , принадлежащего к роду Рюриковичей и имеющего непосредственную заинтересованность в подтверждение изначально новгородской династии на владение Киевом.

Рюрик разрешает Аскольду и Диру отправиться с походом на Царьград. Радзивилловская летопись. Миниатюра.

Примечательно, что при этом в Новгородской первой летописи Аскольд и Дир не связаны с Рюриком и княжили в Киеве до приглашения того в Новгород, но после похода русов на Царьград.

В Псковской 2-й летописи (XV век) сказано:

— т.е. Аскольд и Дир не связываются с Рюриком никак, кроме того факта, что они тоже были варягами.

В Никоновской и Иоакимовской летописях содержатся неизвестные по другим источникам сведения о событиях 870-х годов: бегстве части новгородской знати от Рюрика к Аскольду в ходе борьбы за власть в Новгороде, походах Аскольда на полочан и кривичей в 865 году (т.е. на территорию Полоцка, где Рюрик посадил своих наместников). Поход же на Царьград, отнесённый Повестью временных лет к 866 году, датирован 874-875 годами.

В 1894 году бельгийский учёный Франц Кюмон опубликовал обнаруженную им хронику царствования византийских императоров, т. н. Брюссельскую хроникуБрюссельский кодекс Cod. Brux. gr. 11376 был переписанв Константинополе между 1280 и 1300 гг. Содержит в том числе краткую императорскую хронику., в которой содержалось упоминание о походе русов и называлась точная дата — 18 июня 860, что либо ставит под вопрос точность датировок ПВЛ, либо правдивость приводимых в ней сведений по данному событию.

Помимо древнерусских летописей, Аскольд и Дир упоминаются в сочинении польского историка XV века Яна ДлугошаIoannis Dlugossii Annales seu cronicae incliti regniPoloniae. Liber 1-2. — Warszawa, 1964. — P. 121.(не исключалось, что такая версия была придумана для обоснования претензий Польши на киевское наследство, в противовес московским Рюриковичам). В его трактовке Аскольд и Дир были полянскими князьями, потомками Кия, легендарного основателя Киева.

Прибытие Олега на землю русскую и приход к власти

Согласно «Повести временных лет», в 862 году славянские и финские аборигены прогнали варягов, в течение нескольких лет собиравших с них дань. Вскоре после этого они поняли, что им нужен кто-то, кто будет ими править справедливо и защищать, а не просто брать дань. И группа посланцев отправилась на поиски. Неизвестно, где именно встретились они с варягами, однако вскоре на Ладогу прибыл Рюрик с другими варягами и со своими братьями Синеусом и Трувором. В землю племен веси и чуди, на Белоозеро, отправился Синеус, Трувор обосновался в Изборске, краю кривичей, а сам Рюрик с дружиной остался на Ладоге, и вместе с ним был верный друг и соратник Олег.

В 864 году Трувор и Синеус умерли, и Рюрик стал править единолично. Маленькая, но растущая держава Рюрика включала в себя Ростов, Муром, Полоцк и Белоозеро, а в устье реки Волхов он выстроил крепость, ставшую самым первым Новгородом – это была своего рода столица.

В 870-е годы Рюрик женился на сестре Олега, скрепив их воинскую дружбу еще и семейными узами. А после того как у Ефанды родился сын Игорь, Олег стал для племянника воспитателем и нареченным отцом, что у викингов было большой честью.

В 879 году Рюрик умер во время тяжелого военного похода. После его смерти Олег, став опекуном Игоря, был также выбран собранием как новый князь Новгородской земли.

Корабли на колесах

Князь Олег, прозванный Вещим, правил на Руси тридцать лет и три года. Поход на Византию стал его самым масштабным и ярким деянием, сравнимым разве что с объединением Киева и Новгорода. Если верить «Повести временных лет», то войско Олега отличалось невероятными размерами и включало в себя представителей почти всех восточнославянских и финно-угорских племен Древней Руси, и даже тех, с кем он воевал (например, тиверцев). Нестор-летописец утверждал, что в поход снарядили 2000 кораблей, на каждом из которых находилось по 40 человек (число практически невозможное).

Князь Олег с Игорем, сыном Рюрика. Художник И. Глазунов

Олег двинулся на греков «на конях и кораблях». По всей видимости, конное войско двигалось до черноморского побережья, спуская корабли по Днепру, а затем пересело на корабли. Когда греки преградили врагу путь по Босфору, князь приказал поставить ладьи на катки и перебросить их в бухту Золотой Рог, откуда Царьград был более уязвим. Согласно летописи, вид «кораблей на колесах», не знающих преград, настолько поразил византийцев, что те сразу задумались о переговорах.

Откуда же возник образ этих кораблей? Удивительно, но о нем упоминается как в самых разных мифологических, так и в серьезных военных трактатах. Подобные корабли даже использовались на карнавальных шествиях в Европе вплоть до Нового времени. Существовали ли они на самом деле? Безусловно, да. Например, античный автор Юлий Фронтин в своем произведении «Стратагемы», посвященном военным хитростям, рассказывает о том, как полководец Спарты по имени Лисандр оказался осажденным в афинской гавани и спас свои корабли, подложив под них катки и переправив в ближайший порт по суше. Двигались они при этом на всех парусах, подгоняемые ветром. Весьма впечатляющее зрелище!

Поход Олега на Константинополь: ладьи, поставленные на колеса, двигаются по суше

Но вернемся к походу 907 года. Даже если ладьи Олега и не шли под парусами как древнеримские, у варягов имелся опыт перетаскивания их волоком. Например, только так можно было переместить корабли от Ловати до Днепра. Так что для варягов это было обычным делом, а византийцев, забывших, по всей видимости, античные премудрости, зрелище повергло в ужас. И все же греческое коварство возобладало над страхом: послы Льва VI попросили Олега о пощаде и вынесли ему дары, пищу и вино… разумеется, отравленные. Когда мудрый князь отказался от подношений, среди местных жителей прошел слух, что вовсе не Олег, а сам святой Дмитрий (покровитель Фессалоник, которым Константинополь отказался помогать в войне с арабами) послан им за многочисленные грехи.

Византийцам пришлось сдаться и принять условия русского князя. Олег потребовал у императора выплаты по 12 гривен на ладью, дань для Киева, Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова и Любеча. Кроме того, русским воинам было разрешено брать сколько угодно съестных припасов, мыться в банях Царьграда, а для обратного пути – запасаться у византийцев парусами, якорями и канатами.

Сколько было Вещих Олегов?

Много… ага. Если быть точным — есть немало предположений, кто еще (помимо Гостомысловой родни или варяга из банды Рюрика) обретался в те времена в историческом процессе. Мог считаться Олегом.

Впервые этот «незнакомец» предстает перед нами безымянным. В записках багдадского дипломата и путешественника Ибн Фадлана, что в 921-922 годах посетил Волжскую Булгарию, есть любопытный эпизод. Араб самолично беседовал с купцами-русами. От них узнал, что где-то рядышком с Волжской Булгарией — правит «царь русов». Сидит в «высоком замке». Если принять за правду исторический процесс, изложенный в ПВЛ и Новгородском Летописце — в Х веке ближайший к Волжской Булгарии «царь русов» обретался в Киеве. Об этом имеется свидетельство другого арабского путешественника Ибн Хаукаля:

Еще одна деталь от Ибн Фадлана:

Насчет обычая ритуального убийства дружинников в случае смерти «царя русов» — сомнения, конечно же, берут. Но не нам это опровергать. Поскольку исторические хроники разных мест нечто подобное рассказывают тоже. Засвидетельствовал такое арабский историк Масуди (ум. в 956 г.), например. Ему рассказывали очевидцы, что славяне-сербы «сожигали себя в огне, когда глава племени умрет». Византийские источники не раз упоминают о таком страшненьком обряде у карпатских «сербов». Русинов, наверное…

Но вот затыка — известие Ибн Фадлана о княжении «царя русов» в Киеве (начала 920-х гг.) не может относиться к Вещему Олегу. Помер тот уж. Игорь там тоже не мог сидеть — на свет еще не появился. Да-да, именно такие датировки, не ржать! Справедливости ради обязан все же признать:

хронология древних времен и Средневековья — сплошной головняк. Исчисления велись по мартовскому, сентябрьскому, ультрамартовскому новолетью. У разных народов в традиции были собственные «стартовые точки» от Сотворения Мира. Не только по лунному или солнечному году, но и по целому ряду календарных реформ. Поэтому переносы и неизбежные при этом арифметические ошибки — были неизбежны. И еще откровенные орфографические «описки» при многократном копировании Хроник. А потом их обратное «исправление» внимательными последователями. Пересчет в собственную «систему хронологии».

Но мы отвлеклись. По записям Ибн Фадлана следует… «Царь русов» — еще не старик. И уже далеко не младенец. Араб пишет, что рядом с ним постоянно находился его гарем. Который тот со вкусом использовал:

То есть, мы видим распространенную ритуальную практику. Свидетельствование вождем своей мужской потенции, как сакрального начала Природы. Этот ритуал популярен в архаичных сообществах и обеспечивает мистическим образом плодородие земель, благополучие людей. Далее, наблюдая похороны знатного русского купца, Ибн Фадлан отметил, что его родственники водрузили на могильном кургане:

Увы… Но араб, обычно дотошный в деталях — не полюбопытствовал узнать имена. Ну и кто этот таинственный «русский царь»?